Ст 37 ук рф приговор

Прокуратура Московской области

14 марта 2012 года Протвинский городской суд Московской области рассмотрел уголовное дело по обвинению Качановой А.В. в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 111 УК РФ, то есть в совершении умышленного причинения тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека. В ходе судебного разбирательства прокурор просил переквалифицировать действия Качановой А.В. на ч. 1 ст. 114 УК РФ, то есть на умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, при превышении пределов необходимой обороны. Однако суд вынес оправдательный приговор, так как для данного вида посягательств (посягательства сопряжённое с насилием, опасным для жизни обороняющегося) превышение пределов необходимой обороны законом вообще не предусмотрено, соответственно суд пришёл к убеждению об отсутствии в действиях Качановой А.В. состава преступления, в силу ст. 37 УК РФ.

Из обстоятельств дела: Качанова А.В. находясь в своей квартире, где проживала с сожителем, поссорилась с ним. Ссора переросла в драку, к ходе которой сожитель пытался удушить девушку. Качанова А.В. не растерялась, и первым попавшимся под руку предметом ударила напавшего на неё сожителя. Как в последствии оказалось – это был нож. Качанова П.В. нанесла сожителю резаную рану, причинив тяжкие телесные повреждения.

Суд признал, что Качанова А.В. защищала свою жизнь и действовала в состоянии необходимой обороны. В соответствии со ст. 37 Уголовного кодекса РФ не является преступлением причинение вреда посягающему лицу в состоянии необходимой обороны, то есть при защите личности и прав обороняющегося или других лиц, охраняемых законом интересов общества или государства от общественно опасного посягательства, если это посягательство было сопряжено с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия.

Определением Московского областного суда от 26.04.2012 года приговор Протвинского городского суда от 14.03.2012 г. в отношении Качановой А.В. оставлен без изменения и вступил в законную силу 26.04.2012 года.

Запредельная оборона

Как следует из пояснительной записки к документу, в большинстве случаев у жертв нападения нет возможности незамедлительно обратиться в полицию, и они вынуждены рассчитывать только на свои силы. Подчеркивается, что в случае смерти нападавшего правоохранительные органы чаще исходят из того, что пределы самообороны были превышены.

Отдельно автор законопроекта остановился на неоднозначности правоприменительной практики законодательства о самообороне в случае реализации права на необходимую оборону в целях защиты третьего лица, находящегося в заведомо беспомощном состоянии, в частности несовершеннолетнего.

Проектом закона предлагается внести изменения в ст. 37 УК РФ «Необходимая оборона» с целью уточнения обстоятельств, исключающих преступность деяний при самообороне. Так, ч. 1 указанной статьи после слов «применения такого насилия» предлагается дополнить словами «а также в случае незаконного вторжения посягающего лица в жилище обороняющегося либо в иное помещение, используемое обороняющимся на законных основаниях, при угрозе применения насилия к обороняющемуся или другому лицу».

Также предлагается добавить пункт следующего содержания: «Не являются превышением пределов необходимой обороны действия обороняющегося в случае угрозы применения посягающим лицом любых действий насильственного характера в отношении лиц, находящихся в заведомо беспомощном состоянии».

Автор законопроекта привел в пример случай, когда житель Санкт-Петербурга спас своего 8-летнего пасынка от насильственных действий со стороны педофила. При этом суд посчитал доказанной его вину «в совершении умышленного причинения тяжкого вреда здоровью, повлекшего смерть человека», и приговорил его к двум с половиной годам колонии строгого режима.

Старший партнер КА «Дефенден Юстицио» Дмитрий Дядькин оценил такую инициативу как положительную. «Несмотря на значительное количество изменений, которые вносились в ст. 37 УК РФ, она до сегодняшнего дня остается малоэффективной. К сожалению, механизмы правоприменения не дают возможности исключать уголовную ответственность для лиц, прибегнувших к праву на необходимую оборону», – указал он.

По его словам, данные нововведения существенно расширяют пределы правомерности необходимой обороны, и их следует положительно оценивать в качестве мер, позволяющих гражданам прибегать к данному институту защиты своих прав.

В то же время, по мнению адвоката АП г. Москвы Евгения Москаленко, необходимая оборона – тот случай, когда споры ведутся ради споров. Эксперт подчеркивает, что в предлагаемом дополнении к ч. 1 ст. 37 УК РФ нет новизны, поскольку действующая формулировка включает в себя случаи необходимой обороны при вторжении в жилище: «не является преступлением причинение вреда посягающему лицу в состоянии необходимой обороны, т.е. при защите личности и прав обороняющегося…»

«Вторжение посягающего в жилище либо иное помещение, используемое им на законных основаниях, – это случай нарушения прав обороняющегося, который позволяет прибегать к обороне и защите жилища или иного помещения на основании действующей редакции; конкретизация приведет только к очередным двусмысленным трактовкам», – пояснил он.

По его словам, законодатель в действующей редакции данной статьи хорошо сформулировал принципы необходимой обороны. Проблема ее применения и освобождения от уголовной ответственности связана не с тем, что понятие необходимой обороны прописано в Кодексе недостаточно четко и полно, а с правоприменительной практикой, которая идет откровенно и порой умышленно вразрез с принятыми нормами.

Иногда принимаются незаконные приговоры по случаям необходимой обороны, причем как в пользу обвиняемого, так и в пользу потерпевшего, добавил адвокат. «Незаконный приговор, даже когда всем понятно, что в нем нарушены нормы материального права, крайне сложно оспорить, и причинами тому являются палочно-галочная система и принципы соблюдения статистики, которая ни при каких обстоятельствах не должна быть нарушена. Вот что необходимо менять, а ст. 37 УК РФ лучше оставить в покое», – заключил он.

Стоит отметить, что законопроект не был поддержан Верховным Судом РФ, в отзыве которого указывается, что положения ст. 37 УК РФ в действующей редакции гарантируют право на причинение вреда при защите от общественно опасного посягательства на жизнь и здоровье любых лиц, в том числе находящихся в беспомощном состоянии, и в любом месте, включая случаи защиты от посягательства, осуществляемого с незаконным проникновением в жилище или иное помещение. Соответствующие разъяснения даны в Постановлении Пленума ВС РФ от 27 сентября 2012 г. № 19 «О применении судами законодательства о необходимой обороне и причинении вреда при задержании лица, совершившего преступление».

Также в проектной ч. 2.2 указанной статьи предусматривается введение в существующую норму оценочного понятия «любые действия насильственного характера» и понятия «действия обороняющегося», содержание которых не определено, подчеркивается в официальном отзыве.

Инициатива не поддержана и Правительством РФ, в отзыве которого подчеркивается, что ранее уже рассматривались и не были поддержаны проекты законов о внесении изменения в ст. 37 УК РФ и о внесении изменений в УК РФ в связи с совершенствованием законодательства о необходимой обороне и причинении вреда при защите собственности, имеющие аналогичный предмет правового регулирования.

Ст 37 ук рф приговор

Именем Российской Федерации

С.Нижнедевицк «27» апреля 2011г.

Мировой судья судебного участка №1 Нижнедевицкого района Воронежской области Головицкая Н.М.,

с участием частного обвинителя Ватутина Н.С.,

подсудимого Фомина Дмитрия Егоровича

защитника Бессоновой М.А., представившей удостоверение и ордер адвокатского бюро «Мельчаков и Партнеры»,

представителя потерпевшего — адвоката Сидоровой Н.С., представившей удостоверение и ордер адвокатского кабинета Сидоровой Н.С.,

при секретаре Балобиной С.А.,

рассмотрев в открытом судебном заседании уголовное дело по обвинению Фомина Дмитрия Егоровича , , уроженца и жителя микрорайон Дубрава-1, д.№3, кВ.№ 54 Белгородской области , имеющего среднее образование, в браке не состоящего, военнообязанного, работающего в ОАО «ОЭМК» горновым шахтовой печи в области, ранее не судимого, обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст.116 УК РФ,

Частный обвинитель Ватутин Н.С. обвиняет Фомина Д.Е. в том, что он совершил преступление — нанесение побоев при следующих обстоятельствах:

около 22час.00мин. возле здания Дома Культуры в области Фомин Д.Е. на почве возникших неприязненных отношений нанес Ватутину Н.С. один удар кулаком правой руки в область левого глаза, а также один удар кулаком левой руки в нижнюю челюсть справа, причинив тем самым Ватутину Н.С. телесные повреждения в виде кровоподтека на верхнем веке левого глаза, ссадины в проекции тела нижней челюсти справа, не повлекшие причинение вреда здоровью.

В судебном заседании подсудимый Фомин Д.Е. виновным себя не признал, показав, что вечером он вместе со своими друзьями пришел в Дом Культуры в области, где встретил Ватутина Н.С. Когда он поздоровался с Ватутиным, назвав его «Болтиком», тот в ответ ударил его в челюсть, отчего он упал на снег, а Ватутин сел на него сверху и стал избивать его вместе с После этого подбежали его знакомые и оттащили от него Ватутина и . На следующий день он обратился в больницу, где было установлено, что у него перелом челюсти. По данному факту было возбуждено уголовное дело в отношении Ватутина по ч.1 ст.112 УК РФ, которое было прекращено в суде за примирением и возмещением ему Ватутиным материального и морального вреда. Он допускает, что мог, защищаясь от нападения Ватутина , причинить ему телесные повреждения в виде кровоподтеков и ссадин.

Потерпевший Ватутин Н.С. суду показал следующее: вечером он приехал вместе со своим знакомым в Дом культуры в области, где встретил Фомина Д.Е., который находился в состоянии алкогольного опьянения. Фомин Д.Е. беспричинно стал его оскорблять, а затем нанес ему один удар кулаком правой руки в левый глаз, после чего он также ударил Фомина, и между ними завязалась борьба, в ходе которой Фомин сел на него сверху и стал наносить ему удары. оттянул от него Фомина, после чего они сели в машину. Тогда Фомин вместе со своими знакомыми подбежали к машине, вытащили из нее сначала , затем его и начали избивать. После избиения он вместе с уехал домой в где обратился в больницу по поводу телесный повреждений.

Допросив подсудимого Фомина Д.Е. , потерпевшего Ватутина Н.С., свидетеля , свидетеля , исследовав представленные сторонами обвинения и защиты иные доказательства, суд нашел установленным то, что Фомин Д.Е., находясь в состоянии необходимой обороны, нанес Ватутину Н.С. один удар кулаком правой руки в область левого глаза, а также один удар кулаком левой руки в нижнюю челюсть справа, причинив тем самым Ватутину телесные повреждения в виде кровоподтека на верхнем веке левого глаза, ссадин в проекции тела нижней челюсти справа, при этом суд считает, что Фоминым Д.Е. не было допущено превышение пределов необходимой обороны, то есть умышленных действий, явно не соответствующих характеру и опасности посягательства, так как причиненные Ватутину Н.С. повреждения не повлекли причинение какого-либо вреда его здоровью, в то время как Ватутин Н.С. причинил Фомину вред здоровью средней тяжести.

Так, в суде было установлено, что по факту конфликта, произошедшего в области между Ватутиным Н.С. и Фоминым Д.Е. , органами дознания было возбуждено уголовное дело по ч.1 ст.112 УК РФ в отношении Ватутина Н.С. за умышленное причинение им средней тяжести вреда здоровью Фомину Д.Е.

По данному уголовному делу Ватутин Н.С. в судебном заседании, состоявшемся , полностью признал себя виновным, в связи с чем, уголовное дело на основании постановления мирового судьи судебного участка района области было прекращено по ст.76 УК РФ за примирением сторон и возмещением Ватутиным Н.В. потерпевшему Фомину Д.Е. причиненного материального и морального вреда в сумме 25000рублей.

Указанные обстоятельства подтверждается оглашенным в порядке ч.1 ст.285 УПК РФ постановлением мирового судьи судебного участка района области от о прекращении уголовного дела в отношении Ватутина Н.С. по ч.1 ст.112 УК РФ за примирением подсудимого Ватутина Н.С. с потерпевшим Фоминым Д.Е. , согласно которому Ватутин Н.С. полностью признал свою вину по предъявленному ему обвинению. Указанное постановление Ватутиным Н.С. не было обжаловано в установленном законом порядке и вступило в законную силу

Свидетель суду показал, что он был непосредственным очевидцем конфликта, который произошел между Ватутиным и Фоминым около Дома Культуры в области. Указанный свидетель в судебном заседании подтвердил ранее данные им показания в ходе дознания по уголовного делу по обвинению Ватутина Н.С. по ч.1 ст.112 УК РФ о том, что после словесного конфликта, произошедшего между Фоминым и Ватутиным , он увидел, как Фомин Д.Е. лежал на снегу, а Ватутин находился на нем сверху и бил его.

В связи с вышеуказанными доказательствами, показания самого потерпевшего Ватутина Н.С. и свидетеля о том, что Фомин Д.Е. первым напал на Ватутина Н.С., а Ватутин , защищаясь от нападения Фомина Д.Е. , причинил ему телесные повреждения средней тяжести, суд считает недостоверными.

Согласно ч.2 ст.37 УК РФ защита от посягательства, не сопряженного с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия, является правомерной, если при этом не было допущено превышения пределов необходимой обороны, то есть умышленных действий, явно не соответствующих характеру и опасности посягательства.

Подсудимый Фомин Д.Е. не отрицал в судебном заседании, что во время его избиения Ватутиным, он, защищаясь от нападения, мог причинить Ватутину Н.С. телесные повреждения.

При медицинском освидетельствовании у Ватутина Н.С. были обнаружены телесные повреждения в виде кровоподтека на верхнем веке левого глаза, ссадин в проекции тела нижней челюсти справа, которые не причинили вреда здоровью Ватутина Н.С. Указанные обстоятельства были подтверждены заключением судебно-медицинской экспертизы от

Учитывая то обстоятельство, что Ватутин Н.С. причинил Фомину Д.Е. вред здоровью средней тяжести, а Фомин Д.Е., защищаясь от нападения, не причинил Ватутину Н.С. вреда здоровью, суд приходит к выводу, что Фоминым Д.Е. не было допущено превышения пределов необходимой обороны, то есть умышленных действий, явно не соответствующих характеру и опасности посягательства. Действия Фомина Д.Е. в данных условиях были правомерны, а его защита соответствовала характеру и опасности посягательства на его здоровье со стороны Ватутина Н.С.

При указанных обстоятельствах суд приходит к выводу, что по данному делу должен быть постановлен оправдательный приговор.

Исходя из изложенного и руководствуясь ст.ст. 303-306, 309, 310 УПК РФ мировой судья

Фомина Дмитрия Егоровича по предъявленному обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст.116 УК РФ, оправдать на основании п.3 ч.1 ст.302 УПК РФ за отсутствием в его действиях состава преступления.

В удовлетворении гражданского иска Ватутина Н.С. о взыскании с Фомина Д.Е. в счет компенсации причиненного ему морального вреда в размере 20000рублей, отказать.

Приговор может быть обжалован в апелляционном порядке в районный суд в течение 10 суток со дня его провозглашения.

Судебная практика по ст. 37 Уголовный кодекс

Поиск по делам

  • Статья 111. Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью
  • Статья 213. Хулиганство
  • Статья 115. Умышленное причинение легкого вреда здоровью
  • Статья 116. Побои
  • Статья 105. Убийство
  • Статья 37. Необходимая оборона
  • Статья 53. Ограничение свободы
  • Статья 69. Назначение наказания по совокупности преступлений
  • Статья 71. Порядок определения сроков наказаний при сложении наказаний
  • Статья 72. Исчисление сроков наказаний и зачет наказания
  • УПК РФ Статья 302. Виды приговоров
  • УПК РФ Статья 24. Основания отказа в возбуждении уголовного дела или прекращения уголовного дела
  • УПК РФ Статья 389.15. Основания отмены или изменения судебного решения в апелляционном порядке
  • УПК РФ Статья 389.16. Несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела
  • УПК РФ Статья 389.24. Отмена приговора или изменение иного судебного решения в сторону ухудшения положения осужденного, оправданного, лица, в отношении которого уголовное дело прекращено
  • УПК РФ Статья 389.22. Отмена обвинительного приговора или иных решений суда первой инстанции с передачей уголовного дела на новое судебное разбирательство либо с возвращением уголовного дела прокурору
  • Статья 37. Необходимая оборона
  • Статья 111. Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью
  • Статья 114. Причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью при превышении пределов необходимой обороны либо при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление
  • УПК РФ Статья 24. Основания отказа в возбуждении уголовного дела или прекращения уголовного дела
  • УПК РФ Статья 133. Основания возникновения права на реабилитацию
  • Статья 72. Исчисление сроков наказаний и зачет наказания
  • Статья 37. Необходимая оборона
  • Статья 105. Убийство
  • Статья 108. Убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны либо при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление
  • Статья 167. Умышленные уничтожение или повреждение имущества
  • УПК РФ Статья 17. Свобода оценки доказательств
  • УПК РФ Статья 50. Приглашение, назначение и замена защитника, оплата его труда
  • УПК РФ Статья 51. Обязательное участие защитника
  • УПК РФ Статья 88. Правила оценки доказательств
  • УПК РФ Статья 142. Явка с повинной
  • УПК РФ Статья 217. Ознакомление обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела
  • УПК РФ Статья 302. Виды приговоров
  • Статья 6. Принцип справедливости
  • Статья 60. Общие начала назначения наказания
  • КоАП РФ Статья 7.27. Мелкое хищение
  • Статья 37. Необходимая оборона
  • Статья 105. Убийство
  • Статья 108. Убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны либо при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление
  • Статья 158. Кража
  • УПК РФ Статья 240. Непосредственность и устность
  • УПК РФ Статья 259. Протокол судебного заседания
  • Статья 6. Принцип справедливости
  • Статья 60. Общие начала назначения наказания
  • Статья 64. Назначение более мягкого наказания, чем предусмотрено за данное преступление
  • Статья 69. Назначение наказания по совокупности преступлений
  • Статья 70. Назначение наказания по совокупности приговоров
  • Статья 74. Отмена условного осуждения или продление испытательного срока
  • Статья 37. Необходимая оборона
  • Статья 105. Убийство
  • Статья 108. Убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны либо при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление
  • Статья 162. Разбой
  • УПК РФ Статья 15. Состязательность сторон
  • УПК РФ Статья 237. Возвращение уголовного дела прокурору
  • Статья 15. Категории преступлений
  • Статья 18. Рецидив преступлений
  • Статья 58. Назначение осужденным к лишению свободы вида исправительного учреждения
  • Статья 37. Необходимая оборона
  • Статья 105. Убийство
  • Статья 107. Убийство, совершенное в состоянии аффекта
  • Статья 108. Убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны либо при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление
  • УПК РФ Статья 75. Недопустимые доказательства
  • УПК РФ Статья 307. Описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора
  • Статья 53. Ограничение свободы
  • Статья 62. Назначение наказания при наличии смягчающих обстоятельств
  • Статья 66. Назначение наказания за неоконченное преступление
  • Статья 69. Назначение наказания по совокупности преступлений
  • Статья 37. Необходимая оборона
  • УПК РФ Статья 328. Формирование коллегии присяжных заседателей
  • УПК РФ Статья 340. Напутственное слово председательствующего
  • УПК РФ Статья 343. Вынесение вердикта
  • Статья 53. Ограничение свободы
  • Статья 69. Назначение наказания по совокупности преступлений
  • Статья 37. Необходимая оборона
  • Статья 105. Убийство
  • Статья 108. Убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны либо при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление
  • Статья 111. Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью
  • Статья 114. Причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью при превышении пределов необходимой обороны либо при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление
  • УПК РФ Статья 30. Состав суда
  • УПК РФ Статья 334. Полномочия судьи и присяжных заседателей
  • УПК РФ Статья 338. Постановка вопросов, подлежащих разрешению присяжными заседателями
  • УПК РФ Статья 340. Напутственное слово председательствующего
  • Статья 69. Назначение наказания по совокупности преступлений
  • Статья 37. Необходимая оборона
  • Статья 105. Убийство
  • УПК РФ Статья 47. Обвиняемый
  • УПК РФ Статья 60. Понятой
  • УПК РФ Статья 195. Порядок назначения судебной экспертизы
  • УПК РФ Статья 198. Права подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, свидетеля при назначении и производстве судебной экспертизы
  • УПК РФ Статья 204. Заключение эксперта
  • УПК РФ Статья 217. Ознакомление обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела
  • УПК РФ Статья 237. Возвращение уголовного дела прокурору
  • УПК РФ Статья 243. Председательствующий
  • Статья 6. Принцип справедливости
  • Статья 60. Общие начала назначения наказания
  • Статья 37. Необходимая оборона
  • Статья 105. Убийство
  • Статья 108. Убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны либо при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление
  • УПК РФ Статья 92. Порядок задержания подозреваемого
  • УПК РФ Статья 164. Общие правила производства следственных действий
  • УПК РФ Статья 187. Место и время допроса
  • УПК РФ Статья 189. Общие правила проведения допроса
  • Статья 37. Необходимая оборона
  • Статья 127. Незаконное лишение свободы
  • Статья 209. Бандитизм
  • Статья 222. Незаконные приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение оружия, его основных частей, боеприпасов
  • Статья 327. Подделка, изготовление или сбыт поддельных документов, государственных наград, штампов, печатей, бланков
  • УПК РФ Статья 24. Основания отказа в возбуждении уголовного дела или прекращения уголовного дела
  • УПК РФ Статья 46. Подозреваемый
  • УПК РФ Статья 47. Обвиняемый
  • УПК РФ Статья 60. Понятой
  • УПК РФ Статья 73. Обстоятельства, подлежащие доказыванию
  • УПК РФ Статья 74. Доказательства
  • УПК РФ Статья 142. Явка с повинной
  • УПК РФ Статья 193. Предъявление для опознания
  • УПК РФ Статья 195. Порядок назначения судебной экспертизы
  • УПК РФ Статья 198. Права подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, свидетеля при назначении и производстве судебной экспертизы
  • УПК РФ Статья 217. Ознакомление обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела
  • УПК РФ Статья 240. Непосредственность и устность
  • УПК РФ Статья 252. Пределы судебного разбирательства
  • УПК РФ Статья 258. Меры воздействия за нарушение порядка в судебном заседании
  • УПК РФ Статья 307. Описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора
  • Статья 60. Общие начала назначения наказания
  • Статья 69. Назначение наказания по совокупности преступлений
  • Статья 37. Необходимая оборона
  • УПК РФ Статья 24. Основания отказа в возбуждении уголовного дела или прекращения уголовного дела
  • УПК РФ Статья 27. Основания прекращения уголовного преследования

Договор-Юрист
— это юристы, кодексы и бланки

Кодексы РФ

Типовые договоры

Активные юристы

Лучшие юристы

Обновления кодексов

Ответы юристов

Информация

Судебная практика по ст. 37 Уголовный кодекс

Раздел посвящён судебной практике Российской Федерации. Здесь вы найдёте судебные решения Верховного Суда Российской Федерации. База судебной прпктики Договор-Юрист.Ру ежедневно проверяется и обновляется.

На сайте предусмотрен удобный поиск судебной практики по статьям, например «ст. 37 Уголовный кодекс», вы увидите все свежие судебные решения с упоминанием ст. 37 Уголовный кодекс.

Копирование материалов с сайта «Договор-Юрист. Ру» возможно только с разрешения администрации сайта и с индексируемой ссылкой на источник.

Под «бесплатными юридическими консультациями» подразумеваются ответы на типовые вопросы, справочная информация по статьям кодексов и законов

Ст 37 ук рф приговор

Превышение пределов необходимой обороны

25 апреля 2011 г. Г. Барнаул

В соответствии с тематическим планом проведения занятий-семинаров повышения квалификации судей-криминалистов Железнодорожного районного суда г. Барнаула на 1 -ое полугодие 2011 года утвержденного председателем Железнодорожного районного суда г. Барнаула подготовлена тема занятия «Превышение пределов необходимой обороны»

При подготовке обобщения изучены кассационные определения Алтайского краевого суда за 2009, 2010, 2011 года, повлекшие отмену или изменение приговоров.

В 2009, 2010 г.г. в Железнодорожный районный суд г.Барнаула уголовные о превышении пределов необходимой обороны не поступали, а также не принимались решения о переквалификации на ч. 1 ст. 108 УК РФ. В первом квартале 2011 года было рассмотрено одно уголовное дело, по результатам рассмотрения которого действия осужденной были переквалифицированы с ч. 1 ст. 105 на ч. 1 ст. 108 УК РФ.

В соответствии с положениями, закрепленными в статье 37 УК РФ, не является преступлением причинение вреда посягающему лицу в состоянии необходимой обороны, то есть при защите личности и прав обороняющегося или других лиц, охраняемых законом интересов общества или государства от общественно опасного посягательства, если это посягательство было сопряжено с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия.

Защита от посягательства, не сопряженного с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия, является правомерной, если при этом не было допущено превышения пределов необходимой обороны, то есть умышленных действий, явно не соответствующих характеру и опасности посягательства.

Не может признаваться находившимся в состоянии необходимой обороны лицо, причинившее вред другому лицу в связи с совершением последним действий, хотя формально и содержащих признаки какого-либо деяния, предусмотренного уголовным законодательством, но заведомо для причинившего вред не представлявших в силу малозначительности общественной опасности. В таком случае лицо, причинившее вред, подлежит ответственности на общих основаниях.

Необходимо учитывать, что в соответствии с законом граждане имеют право на применение активных мер по защите от общественно опасного посягательства путем причинения посягающему вреда, независимо от наличия у них возможности спастись бегством или использовать иные способы избежать нападения.

По смыслу закона при задержании лица причинение ему смерти недопустимо, поскольку суть института задержания заключается в доставлении преступника органам власти, чтобы он предстал перед правосудием. Лишение жизни задерживаемого — крайняя мера, применяемая по фактам совершения только тяжких преступлений и в отношении особо опасных преступников, когда задержать иным путем и лишить возможности совершения задерживаемым новых преступлений не представляется возможным.

Состояние необходимой обороны возникает не только в самый момент общественно опасного посягательства, но и при наличии реальной угрозы нападения. Состояние необходимой обороны может иметь место и тогда, когда защита последовала непосредственно за актом хотя бы и оконченного посягательства, но по обстоятельствам дела для оборонявшегося не был ясен момент его окончания. Переход оружия или других предметов, использованных при нападении, от посягавшего к оборонявшемуся сам по себе не может свидетельствовать об окончании посягательства.

Действия оборонявшегося, причинившего вред посягавшему, не могут считаться совершенными в состоянии необходимой обороны, если вред причинен после того, как посягательство было предотвращено или окончено и в применении средств защиты явно отпала необходимость. В этих случаях ответственность наступает на общих основаниях. В целях правильной юридической оценки таких действий подсудимого суды с учетом всей обстановки происшествия должны выяснить, не совершены ли им эти действия в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения, вызванного общественно опасным посягательством.

Душевное волнение, в том числе аффект, учитывается по делам о превышении пределов необходимой обороны для уяснения ряда вопросов: 1) было ли на момент убийства состояние необходимой обороны. Если оно отсутствовало, убийство квалифицируется по иным статьям гл. 16 УК, а не по ст. 108 УК; 2) превысило ли при этом лицо пределы. Поскольку находясь в состоянии сильного душевного волнения, вызванного посягательством, обороняющийся не всегда может точно взвесить характер опасности и избрать соразмерные средства защиты.

Если же будет признано, что виновный в состоянии аффекта в процессе защиты, убив потерпевшего, превысил пределы необходимого, то согласно общим правилам квалификации при конкуренции составов с привилегирующими обстоятельствами предпочтение отдается составу преступления, за совершение которого предусмотрено более мягкое наказание. Следовательно, содеянное должно быть квалифицировано по ст. 108 УК, а назначая наказание, суд на основании ч. 2 ст. 61 УК РФ вправе учесть в качестве смягчающего обстоятельства аффективное состояние виновного в момент совершения преступления

Необходимо иметь в виду, что не может быть признано находившимся в состоянии необходимой обороны лицо, которое намеренно вызвало нападение, чтобы использовать его как повод для совершения противоправных действий (развязывание драки, учинение расправы, совершение акта мести и т. п.). Содеянное в таких случаях должно квалифицироваться на общих основаниях.

Решая вопрос о наличии или отсутствии признаков превышения пределов необходимой обороны, необходимо учитывать не только соответствие или несоответствие средств защиты и нападения, но и характер опасности, угрожавшей оборонявшемуся, его силы и возможности по отражению посягательства, а также все иные обстоятельства, которые могли повлиять на реальное соотношение сил посягавшего и защищавшегося (количество посягавших и оборонявшихся, их возраст, физическое развитие, наличие оружия, место и время посягательства и т. д.). При совершении посягательства группой лиц обороняющийся вправе применить к любому из нападающих такие меры защиты, которые определяются опасностью и характером действий всей группы.

Усмотрев в действиях подсудимого признаки превышения пределов необходимой обороны, суд не может ограничиться общей формулировкой и обязан обосновать в приговоре свой вывод со ссылкой на конкретные установленные по делу обстоятельства, свидетельствующие о явном несоответствии защиты характеру и опасности посягательства.

1) Определением судебной коллегии по уголовным делам от 03 марта 2011 г.

оставлен без изменения приговор Железнодорожного районного суда г.Барнаула от 24

января 2011 г. которым действия Тумашовой переквалифицированы с ч. 1 ст. 105 УК РФ

нач. 1 ст. 108 УК РФ.

Оставляя приговор без изменения, судебная коллегия указала следующее:

Факт нанесения удара ножом потерпевшему и причинения Тумашовой смерти

потерпевшему Мешкову не оспаривается сторонами и подтверждается совокупностью

приведенных в приговоре доказательств.

Оценивая показания осужденной, свидетелей, в том числе очевидцев преступления, суд пришел к выводу, что Тумашова действовала, обороняясь от нападения Мешкова, при этом превысила пределы необходимой обороны.

Судебная коллегия находит, что у суда имелись все основания для такого вывода. Все доводы, приведенные в представлении государственного обвинителя и в кассационной жалобе потерпевшей, являлись предметом проверки в судебном заседании, в приговоре они также получили надлежащую оценку.

Так, суд обоснованно признал достоверными показания осужденной Тумашовой в судебном заседании, где осужденная настаивала на том, что нанесла удар ножом Мешкову, чтобы избежать дальнейшего избиения с его стороны. Так, из показаний осужденной следует, что Мешков в этот вечер фактически без повода нанес ей несколько ударов рукой по лицу, от его ударов она упала на пол, он продолжил нанесение ей ударов ногами. От боли она не смогла сама подняться, тогда он усадил ее на стул. После того, как вошел Мысин, она думала, что Мешков прекратит избиение, однако, после его ухода Мешков продолжил ее бить. Он вновь ее ударил рукой, пнул, она просила его прекратить, жаловалась, что ей больно, попыталась выйти из подсобки, но Мешков не дал ей это сделать. Так как Мешков стал ее удерживать за ворот одежды, не давая уйти из комнаты, у нее не было иного способа избежать дальнейшего насилия с его стороны, поэтому она схватила со стола нож и была вынуждена его ударить.

Так, из показаний несовершеннолетних свидетелей Новоселова и Косых, являвшихся очевидцами произошедшего, следует, что между Тумашовой и Мешковым произошла ссора, инициатором которой был потерпевший. При этом Мешков нанес несколько ударов рукой по лицу Тумашовой, а так же нанес ей несколько ударов ногой по телу, в том числе; и тогда, когда подсудимая сидела, и даже лежала, упав от его ударов. Тумашова просила ее не бить, схватила со стола нож, но Мешков удерживал ее руки, затем ее саму прижал к стене, держал за одежду в области шеи, при этом говорил, что она не сможет его зарезать, то есть, не сможет с ним справиться. В этот момент Тумашова нанесла Мешкову удар в грудь. После нанесения ранения Тумашова просила вызвать скорую помощь, плакала.

Судебная коллегия считает необходимым отметить, что при наличии доказательств применения к Тумашовой насилия со стороны Мешкова, органы следствия игнорировали это обстоятельство, указав в обвинении, что между Мешковым и Тумашовой была лишь словесная ссора. Несмотря на то, что органы следствия до допроса Тумашовой располагали объяснениями очевидцев, из которых усматривалось, что Мешков наносил удары Тумашовой не только руками, но и ногами, при допросе Тумашовой (не показывавшей об этом) эти обстоятельства не были выяснены. При таких обстоятельствах судебная коллегия находит, что суд объективно подошел к оценке показаний осужденной, указав, что сообщенные в судебном заседании Тумашовой и очевидцами подробности относительно того, было ли прекращено Мешковым общественно опасное посягательство в момент нанесения Тумашовой удара ножом потерпевшему, не противоречат показаниям Тумашовой на предварительном следствии, где она описывала взаимное расположение ее и потерпевшего. Суд пришел к выводу, что в протоколе допроса Тумашовой в качестве подозреваемой (т. 2 л.д. 23-27) нет указания на то, что Мешков прекратил свои противоправные действия, а указание на то, что в момент, когда она взяла нож, Мешков стоял напротив нее, вовсе не свидетельствует о том, что он прекратил насильственные действия, оно лишь описывает их взаимное расположение.

Тщательная проверка доказательств и их оценка в совокупности позволила суду признать установленным, что Мешков применил в отношении Тумашовой насилие, при этом посягательство не прекратил и после того, как Тумашова просила ее не бить и взяла в руки нож, а продолжал применение насилия в отношении подсудимой, удерживая ее (за одежду в области шеи) в комнате помимо воли последней.

Судебная коллегия не согласившись с доводами государственного обвинителя о том, что действия, совершенные потерпевшим, были столь малозначительны, что не

представляли общественной опасности для Тумашовой. Это утверждение противоречит установленным обстоятельствам, показаниям свидетелей о применении физического насилия к Тумашовой со стороны потерпевшего, объективно установленным у осужденной телесным повреждениям. Нельзя признать обоснованным и утверждение прокурора о том, что примененное Мешковым насилие не было наличным и реальным. Ссылка прокурора на то, что для Тумашовой не существовало реальной угрозы в силу того, что она не звала на помощь, противоречит требованиям ч. 3 ст. 37 УК РФ, исходя из которых граждане имеют право на применение активных мер по защите от общественно опасного посягательства путем причинения посягающему вреда, независимо от возможности избежать посягательства, спастись бегством или обратиться за помощью к другим лицам или органам власти.

В момент нанесения Тумашовой удара потерпевшему общественно-опасное посягательство на нее со стороны Мешкова продолжалось. Судом установлено, что Мешков наносил удары Тумашовой, несмотря на ее неоднократные просьбы ее не бить. Не опровергнуты показания осужденной о том, что нож она взяла для того, чтобы предотвратить дальнейшее избиение. Однако, поведение потерпевшего, как и диалог, состоявшийся между осужденной и потерпевшим, свидетельствовали о том, что данная мера не возымела своего действия, потерпевший продолжал применять в отношении Тумашовой насилие, удерживая ее — из показания свидетеля Косых следует, что Тумашова нанесла удар после безуспешной попытки вырваться, освободиться от удерживавшего ее за одежду в области шеи Мешкова.

При таких обстоятельствах судебная коллегия, также как и суд, не согласилась с доводами прокурора о том, что ответные действия Тумашовой носили характер самочинной расправы, и полагает, что подсудимая действовала, защищаясь от продолжавшего иметь место посягательства, однако превысив пределы необходимой обороны.

Суд правильно указал, что установленные судом обстоятельства совершения преступления не свидетельствуют о том, что действия Мешкова были сопряжены с насилием, опасным для жизни Тумашовой, либо представляли непосредственную угрозу применения такого насилия. Осужденная нанеся удар ножом в область жизненно-важных органов, избрала способ защиты, явно не соответствующий характеру и опасности посягательства. Не установлено в судебном заседании и данных о неожиданности посягательства Мешкова на Тумашову, вследствие которых она не могла бы объективно оценить степень и характер опасности нападения на нее. При таких обстоятельствах действия осужденной судом правильно квалифицированы по ч. 1 ст. 108 УК РФ.

2) По приговору Михайловского районного суда Алтайского края от 18 февраля 2010 года Шипицын признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 108 УК РФ, при следующих обстоятельствах:

В период с 21 часа 01 сентября до 02 часов 02 сентября 2009 года Шипицын в доме потерпевшего Падина, где он временно проживал со своей сожительницей Игуминовой, совместно с хозяином дома, Падиным и Темергалиевым распивали спиртное. Падин применил в отношении Игуминовой физическое насилие. Игуминова испугавшись, попросила Шипицына о помощи. В результате чего между Шипицыным и Падиным возник конфликт, в ходе которого последний нанес Шипицыну удар кулаком в область лица, после чего тот, защищая себя, нанес удар кулаком Падину в область лица. Падин продолжил наносить удары кулаком Шипицыну в область лица, причинив последнему телесные повреждения, не повлекшие вреда здоровью.

С целью пресечения конфликта Темергалиев попытался разнять последних, схватив Шипицина, отчего они упали на пол, а Падин продолжал наносить удары кулаками Шипицыну. В связи с действиями Падина, Шипицын взял нож и, сознавая, что его действия явно не соответствуют характеру и степени общественной опасности

посягательства со стороны Падина, предвидя возможность наступления его смерти, нанес им не менее 4 ударов в область шеи, подбородка и туловища Падина. В результате умышленных преступных действий Шипицына потерпевшему Падину были причинены телесные повреждения, причинившие тяжкий и легкий вред здоровью, от которых он скончался.

Не согласившись с принятым решением суда, прокурор в кассационном представлении просил его отменить, настаивая на то, что Шипицын действовал с умыслом на убийство Падина, как согласно показаниям Темергалиева и Шипицына, Падин лишь пытался наносить удары, не использовал какие-либо предметы в качестве орудия посягательства. Вместе с тем, характер действий осужденного при выборе орудия преступления, локализация телесных повреждений Падина свидетельствуют о его умысле на убийство потерпевшего.

Судебная коллегия не согласилась с доводами прокурора и указала, что выводы установленные судом, основаны на проверенных доказательствах, и в частности, подтверждаются:

показаниями самого осужденного Шипицына, согласно которым он последовательно утверждал о том, что конфликт между ним и Падиным произошел по инициативе последнего в связи с его (Падина) посягательствами в отношении Игуменовой, настаивая на том, что его действия были ответными на действия потерпевшего;

— показаниями Темергалиева, в соответствии с которыми Игуминова и попросила у
Шипицына защитить от Падина, между которыми, в дальнейшем, произошла драка. Он
стал разнимать их. Шипицын в ходе драки ножом типа «бабочка» нанес несколько ударов
Падину;

— показаниями свидетеля Игуминовой, из которых следует, что Падин накинулся на
нее, был агрессивен, она вырвалась и забежав в дом попросила у Шипицына помощи,
который встал и преградил Падину дорогу. Тогда Падин кинулся на него, они начали
драться. Шипицын пытался остановить, задержать Падина, а Падин на него кидался.
Потом вмешался Темергалиев, и они упали на пол. Затем, она выбежала из дома во двор.
В это время Шипицын был внизу, Падин и Темергалиев сверху;

Мотивируя вывод о том, что Шипицын превысил пределы необходимой обороны, суд обоснованно принял во внимание, что потерпевший был инициатором конфликта, нанес осужденному, который пытался защитить Игуминову, удары кулаком по лицу, причинив телесные повреждения, в том числе и в то время, когда он не мог оказывать какого-либо сопротивления, находясь на полу.

Вместе с тем, характер действий нападавшего не представлял угрозы, опасной для жизни. Однако Шипицын нанес потерпевшему удары ножом, о чем свидетельствует заключение судебно-медицинской экспертизы трупа Падина.

При описании деяния, признанного доказанным, суд верно указал, что Шипицын действовал в состоянии необходимой обороны, но при этом превысил ее пределы, допустив действия, явно не соответствующие характеру и опасности имевшего на него со стороны Падина посягательства.

3) Оставляя приговор Приозерского городского суда Ленинградской области от 18 ноября 2010 года, которым К. осуждена по ч. 1 ст. 108 УК РФ без изменения, судебная коллегия Ленинградского областного суда указала, что не может согласиться с доводом кассационного представления о том, что действия потерпевшего А. не представляли опасности для жизни и здоровья осужденной, следовательно, состояние необходимой обороны, как и превышение его пределов, в ее действиях отсутствовали.

Согласно ч. 1 ст. 37 УК РФ отличительной особенностью состояния необходимой обороны является не только применение насилия, опасного для жизни обороняющегося, но и непосредственная угроза применения такого насилия.

Как следует из материалов уголовного дела, нанесенные потерпевшим телесные повреждения К., не являлись опасными для ее жизни и здоровья. Однако, нанесены они были женщине мужчиной, значительно превосходящим ее по физической силе, находившимся в возбужденном состоянии, после употребления спиртного. Так как после избиения К. потерпевший А. продолжил свои агрессивные действия, схватил ее за волосы, когда она пыталась выйти из дома, угрожая дальнейшим избиением, то непосредственная угроза применения насилия опасного для жизни осужденной существовала, что и свидетельствует о наличии у осужденной состояния необходимой обороны.

Вместе с тем, использование К. в целях защиты от А. ножа и нанесение им удара в область сердца последнего, указывает на очевидное несоответствие защиты характеру и опасности посягательства, когда потерпевшему без необходимости умышленно причинена смерть.

Таким образом, именно несоответствие средств защиты и нападения позволили суду прийти к правильному выводу о совершении К. убийства при превышении пределов необходимой обороны и правильно квалифицировать ее действия по ч. 1 ст. 108 УК РФ.

Довод в представлении о необходимости квалификации действий К. по ч. 1 ст. 105 УК РФ со ссылкой на нанесение ею потерпевшему удара ножом с достаточной силой в жизненно важный орган несостоятелен по изложенным выше основаниям и как направленный на переоценку выводов суда.

4) Определением АКС от 16 июля 2009 года отменен приговор Кулундинского
районного суда Алтайского края от 02 июня 2009 года в отношении Ч., осужденной по ч.1
ст. 108 УК РФ к 1 году 4 месяцам лишения свободы, ст.73 УК РФ с испытательным сроком
2 года. Отменяя состоявшее решение суда, коллегия указала на следующее: Действиям Ч.
судом дана юридическая оценка по ч.1 ст. 108 УК РФ, поскольку, по мнению суда, она
совершила убийство, при превышении пределов необходимой обороны.

Исходя из смысла ст. 37 УК РФ, основанием необходимой обороны является общественно опасное посягательство и защита может считаться правомерной в период существования посягательства, когда общественно опасное посягательство уже началось, но еще не закончилось.

Установив в приговоре, что Ч., после того как Ю. ударил ее по лицу и пошел к ней, восприняла его действия как продолжение применения к ней насилия, и защищаясь от посягательства, взяла находившийся в кухне дома топор и нанесла им не менее 13 ударов в область головы Ю. и не менее 10 ударов топором по различным частям тела последнего — не дал оценки показаниям самой Ч. о том, что ударив ее, Ю. запнулся о половик и оказался на коленях. В приговоре суда отсутствуют суждения о том — существовало ли на данный момент общественно опасное посягательство, в чем оно выражалось, имелось ли у Ч. в этот момент право на необходимую оборону и в чем состоит превышение ее пределов, при наличии у осужденной топора и отсутствии каких-либо предметов в руках у Ю.

Кроме того, указывая в описательно мотивировочной части приговора о том, что при нанесении одного удара рукой по лицу, в отношении Ч. было применено насилие, не опасное для жизни и здоровья, суд в приговоре допустил противоречия, придя в дальнейшем к выводу о том, что от данных действий Ю, осужденной был причинен вред здоровью, поскольку фактических данных о наличии у Ч. телесных повреждений, причинивших вред ее здоровью, в приговоре не приведено.

При таких обстоятельствах, выводы суда относительно квалификации действий осужденной признаны судебной коллегией преждевременные.

5) Кассационным определением АКС от 21 мая 2009 года изменен приговор
Красногорского районного суда Алтайского края от 18 марта 2009 года в отношении
Лобова, его действия переквалифицированы с ч. 1 ст. 108 УК РФ на ч.1 ст. 114 УК РФ как

умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, совершенное при превышении пределов необходимой обороны, поскольку органами следствия осужденному не вменялось убийство.

В представлении прокурор просил приговор отменить, а также указывал, что, поскольку действия Лобова органами предварительного следствия квалифицированы по ст. 111 ч.4 УК РФ, то его действия при совершении преступления при превышении пределов необходимой обороны должны квалифицироваться по ст. 114 ч. 1 УК РФ.

При этом суд исходил из пояснений осужденного о том, что потерпевший Жданов первым затеял ссору и ударил его кулаком в живот. После этого Лобов стал защищаться от насилия и дважды ударил Жданова кулаком по лицу. Затем Лобов подсечкой сбил с ног Жданова на землю, в борьбе еще дважды ударил его кулаками по голове. Эти доводы Лобова по делу не опровергнуты. По мнению суда, Лобов при защите своей жизни и здоровья, явно превысил пределы необходимой обороны, так как имело место несоответствие средства защиты характеру причиненных Жданову телесных повреждений.

Суд нашел ходатайство прокурора о переквалификации действий осужденного с ч.1 ст. 108 УК РФ на ч. 1 ст. 114 УК РФ подлежащим удовлетворению.

В соответствии со ст. 246 ч.7 УПК РФ, если в ходе судебного разбирательства государственный обвинитель придет к убеждению, что представленные доказательства не подтверждают предъявленное подсудимому обвинение, то он отказывается от обвинения и излагает суду мотивы отказа. Полный или частичный отказ государственного обвинителя от обвинения в ходе судебного разбирательства влечет за собой прекращение уголовного дела или уголовного преследования полностью или в соответствующей его части по основаниям, предусмотренным пунктами 1 и 2 части первой ст. 24 и пунктами 1 и 2 части первой статьи 27 УПК РФ.

В силу ст. 15 УПК РФ уголовное судопроизводство осуществляется на основе состязательности сторон. Суд не является органом уголовного преследования, не выступает на стороне обвинения или стороне защиты.

Исходя из указанных норм, суд следует позиции государственного обвинения, что основано на законе. Доводы представления о необходимости отмены приговор по п.1 ст. 379 УПК РФ, в связи с вышеизложенным, не состоятельны.

Вместе с тем, поскольку органами следствия осужденному не вменялось убийство, действия Лобова судебная коллегия переквалифицирует со ст. 108 ч.1 УК РФ на ст. 114 ч.1 УК РФ как умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, совершенное при превышении пределов необходимой обороны.

6) Кассационным определением АКС от 26 марта 2009 года отменен приговор Рубцовского городского суда Алтайского края от 22 января 2009 года, которым Яковлев признан виновным в совершении убийства Сошкина при превышении пределов необходимой обороны при следующих обстоятельствах: 21 июня 2007 года Сошкин, Яковлев и Кулинич находились у последней в квартире, где употребляли спиртные напитки. Между Кулинич и Сошкиным произошла ссора, в ходе которой Сошкин ударил Кулинич в лицо. Яковлев заступился за Кулинич, в результате чего между ним и Сошкиным произошла словесная ссора, в ходе которой Сошкин нанес один удар рукой в область лица Яковлева, а Яковлев нанес один удар в область лица Сошкину, после чего последний ушел в ванную комнату, где взял гвоздодер, вышел с ним в комнату и стал намахиваться им на Яковлева, Кулинич встала между ними и стала руками удерживать Яковлева, который потребовал от Сошкина бросить гвоздодер. При этом, обороняясь от посягательства Сошкина, Яковлев воспринял угрозу применения гвоздодера как реальную опасность для жизни и здоровья, левой рукой сдерживал его удары гвоздодером, а правой рукой вытащил из рукава своей одежды нож и стал демонстрировать его потерпевшему Сошкину, однако последний гвоздодер не бросил, а продолжал намахиваться на Яковлева

через Кулинич. В этот момент Кулинич, стоявшая между Сошкиным и Яковлевым, выбежала в другую в комнату, оттолкнув Яковлева от себя, при этом Сошкин прекратил свое посягательство на Яковлева, развернулся к тому спиной и попытался убежать. Яковлев превысив пределы необходимой обороны, имеющимся при себе ножом, нанес Сошкину 3 удара ножом в заднюю боковую поверхность грудной клетки. Смерть Сошкина В.В. наступила на месте происшествия от проникающих колото-резаных ранений груди с повреждением легких.

В кассационном представлении государственный обвинитель ставит вопрос об отмене приговора указывая, что действия осужденного подлежат квалификации по ч.1 ст. 105 УК РФ, поскольку в материалах дела имеются данные о том, что именно Яковлев был инициатором конфликта, а потерпевший лишь пытался выгнать его из квартиры. Телесные повреждения Сошкину были причинены не в процессе обороны от нападения, а при обоюдной драке с потерпевшим, пытавшимся защититься от нападений Яковлева.

Судебная коллегия указала, что противореча своему выводу о квалификации по ч. 1 ст. 108 УК РФ, при описании преступного деяния, суд в приговоре указал, что Сошкин прекратил свое посягательство на Яковлева, развернулся к тому спиной и попытался убежать. Однако Яковлев, имеющимся при себе ножом, нанес потерпевшему удары в заднюю и переднюю боковые поверхности грудной клетки.

Кроме того, обосновывая квалификацию действий осужденного по ч.1 ст. 108 УК РФ суд также посчитал установленным факт нахождения Яковлева и в состоянии необходимой обороны, поскольку посягательство Сошкина, при наличии у него в руках гвоздорера стало реальным.

При этом в приговоре суда отсутствуют суждения о том, было ли посягательство потерпевшего на Кулинич и на осужденного общественно-опасным, если было таковым, то были ли действия Сошкина по отношении к Яковлеву окончены, либо жизни и здоровью последнего угрожала опасность, имелось ли право у Яковлева на необходимую оборону, в чем состоит превышение ее пределов при наличии в руках потерпевшего гвоздорера, а в руках осужденного ножа, обладают ли указанные предметы равными поражающими свойствами, либо вообще не обладают таковыми.

При таких обстоятельствах, приговор суда нельзя признать законным и обоснованным, он подлежит отмене, а дело — направлению на новое судебное рассмотрение.