Конструкция договора хранения

Конструкция договора хранения

1) передача объекта в чужое владение с целью сохранения его полезных свойств в течение определенного срока;

2) действия хранителя по обеспечению сохранности объекта и (или) его полезных свойств;

3) возвращение объекта хранения поклажедателю по истечении установленного срока или по требованию.

Сложность и особенность хранения как обязательства по оказанию услуг заключаются в двойственной природе данного договора. Двойственность обусловлена различными сферами применения, которые могут быть обозначены как «бытовая сфера» и «профессиональная сфера».

По договору хранения одна сторона (хранитель) обязуется хранить вещь, переданную ей другой стороной (поклажедателем), возвратить эту вещь в сохранности.

Характеристика договора: одностороннее (обязанное лицо — хранитель), безвозмездное (отсутствует упоминание об оплате услуг) и реальное обязательство хранителя.

В бытовой сфере отношения сторон хранения продолжают носить лично-доверительный характер. Но и здесь, на «непрофессиональном» уровне отношений по поводу хранения, все чаще стороны предусматривают возмещение оказанных услуг и как следствие двусторонний вариант договора.

В профессиональной сфере применения договор хранения изначально предполагает такие характеристики, как двусторонность и возмездность, а также вероятная консенсуальность. Подобная конструкция договора предполагает специальный субъектный состав: в качестве хранителя могут выступать коммерческое юридическое лицо либо некоммерческое юридическое лицо, осуществляющее хранение в качестве одной из целей своей профессиональной деятельности, т.е. профессиональные хранители. Кроме того, к числу профессиональных хранителей можно отнести и физических лиц, наделенных статусом индивидуального предпринимателя.

Объектом услуг договора хранения являются движимые вещи и лишь в качестве исключения недвижимые вещи (в случаях прямого указания закона, например, секвестр — п. 3 ст. 926 ГК РФ), вещи, индивидуально определенные и определяемые родовыми признаками.

Допустимость в качестве объекта хранения вещи, определяемой родовыми признаками, позволяет использовать вариант «хранения с обезличиванием» (ст. 890 ГК РФ), который предполагает смешение вещей одного поклажедателя с вещами того же рода других поклажедателей. Подобный вариант существенно удешевляет услуги по хранению и упрощает возможный оборот вещей. Но необходимо подчеркнуть, что вышеназванный вариант «хранение с обезличиванием» должен быть прямо предусмотрен сторонами в тексте договора.

Возмездность при рассмотрении общих положений о договоре хранения следует понимать в двух значениях:

во-первых, как возмещение понесенных хранителем необходимых или чрезвычайных расходов, связанных с оказанием услуг по хранению;

во-вторых, как собственно вознаграждение, которое представляет собой разницу между общей суммой оплаты услуг хранителя и суммой вышеназванного возмещения расходов и в сущности является доходом хранителя.

Особое внимание следует обратить на условия возмещения «чрезвычайныхрасходов» хранителя, т.е. расходов, которые стороны не могли предвидеть при заключении договора и которые превышают обычные расходы. По общему правилу чрезвычайные расходы подлежат возмещению, если поклажедатель дал согласие на эти расходы или одобрил их впоследствии.

Обязанности сторон договора хранения.

Обязанности поклажедателя. К числу обязанностей поклажедателя, кроме обязанности оплатить услуги хранителя только в виде возмещения, либо в виде и возмещения, и вознаграждения, относятся следующие:

1) взять вещь обратно по истечении обусловленного срока хранения;

2) при сдаче вещи на хранение предупредить хранителя об опасных свойствах вещи.

Обязанности хранителя. Хранитель обязан:

1) принять вещь на хранение;

2) хранить вещь в течение всего обусловленного договором срока или до востребования вещи поклажедателем;

3) предпринимать действия, направленные на сохранение вещи и (или) ее полезных свойств, как минимум в том объеме, в каком бы он заботился о сохранении своих вещей;

4) оказывать услуги по хранению лично, если иное не предусмотрено договором или другим способом не согласовано с поклажедателем;

5) не пользоваться вещью, переданной поклажедателем, без его согласия;

6) незамедлительно уведомлять поклажедателя о необходимости изменить условия хранения, предусмотренные договором;

7) возвратить сданную на хранение вещь управомоченному лицу по первому требованию.

Срок хранения по смыслу ст. 889 ГК РФ не является существенным условием договора. Он устанавливается в договоре или определяется в соответствии с разумным сроком сохранности вещи, сданной на хранение, или какого-либо полезного свойства вещи, если объектом хранения является и данное полезное свойство.

Форма договора: при заключении договора хранения определяется в зависимости от вида и обстоятельств его заключения. Если сторонами договора являются граждане (бытовое хранение), они должны заключать соглашение в письменной форме лишь в случаях, когда стоимость переданной на хранение вещи как ми­нимум в 10 раз превышает установленный законом МРОТ.

К простой письменной форме приравнивается не только документ (расписка, квитанция, бланк установленной формы), но и жетон, а также иной (легитимационный) знак, который используется хранителем в качестве способа подтверждения факта заключения договора при условии, если подобные способы предусмотрены законом, иными правовыми актами или являются обычными для данного вида хранения.

ДОГОВОР ХРАНЕНИЯ НА ТОВАРНОМ СКЛАДЕ

Сущность хранения на товарном складе. Данная разновидность хранения представляет особый интерес, так как имеет важное значение в хозяйственном обороте. Специфика договора складывалась в течение многих лет путем синтеза национальных правовых систем и обычаев международной торговли.

Специфика хранения на товарном складе в сравнении с «общим хранением» состоит в следующих существенных признаках, позволяющих характеризовать данную разновидность обязательства как отношение особого рода:

а) особый объект;

б) особый субъект;

в) особый характер формализации заключенного договора.

По договору складского хранения товарный склад (хранитель) обязуется за вознаграждение хранить товары, переданные ему товаровладельцем (поклажедателем), и возвратить эти товары в сохранности (п. 1 ст. 907 ГК РФ).

Владельцем товарного склада является субъект предпринимательской деятельности, юридическое лицо (индивидуальный предприниматель), который осуществляет комплекс услуг по хранению товаров. При этом принято различать собственно товарный склад и склад общего пользования. Последний также является товарным складом, но его деятельность осуществляется в режиме публичного договора, т.е. он обязан оказывать услуги по хранению товаров любому обратившемуся к нему товаровладельцу на типовых условиях.

Товарный склад как объект права представляет собой имущественный комплекс, предназначенный для осуществления предпринимательской деятельности в виде оказания услуг по хранению товаров.

Характеристика договора: двусторонний, консенсуальный, возмездный.

Предмет договора — в договоре фиксируются условия хранения.

Объектом хранения в этом договоре признается не просто вещь, а вещь как товар, предназначенный для последующей реализации, а не для потребления.

По своему содержанию товар представляет собой прежде всего вещи, определяемые родовыми признаками (хотя возможны и исключения).

При хранении на товарном складе чаще всего фигурируют вещи, определяемые родовыми признаками. Для такого вида услуг презюмируется раздельное хранение, т.е. без обезличения и смешения с однородными товарами.

Исполнение договора хранения на товарном складе. На товарный склад возлагается обязанность за свой счет производить осмотр товаров с целью определения их количества и внешнего состояния.

Товаровладелец вправе периодически осматривать находящиеся на складе товары (при варианте хранения с обезличиванием — образцы товаров), брать пробы и со своей стороны принимать необходимые меры для обеспечения сохранности товаров.

Товарный склад в случаях, когда для обеспечения сохранности вещей необходимы дополнительные меры, вправе их принять без согласования с товаровладельцем. Лишь в случае, когда состояние товара требует существенного изменения условий хранения, согласованных сторонами в договоре, закон вменяет в обязанность товарному складу последующее уведомление товаровладельца о принятых мерах.

На товарный склад возлагается обязанность составлять акт в случае обнаружения повреждений товара, которые не обусловлены договором или следствием естественной порчи. Товаровладелец должен быть извещен об этом в день составления акта.

Особое значение в отношениях между товаровладельцем и товарным складом имеют формальности процедуры возвращения товаров. Обе стороны при возвращении товара имеют право требовать осмотра на предмет проверки количества товара. Товар считается возвращенным в соответствии с условиями договора складского хранения, если товаровладельцем не сделано замечаний по количеству и качеству при приемке, а также (в случае, когда осмотр при возвращении товара не производился) при отсутствии письменного заявления товаровладельца.

Оформление договора хранения на товарном складе. Данный вид хранения отличается спецификой оформления договора. Помимо специального субъекта (товарного склада) и особой категории объекта хранения (товара) договор хранения на товарном складе может быть выделен еще по одному характерному признаку — по обязательному формальному подтверждению факта принятия то­вара на склад в виде оформления одного из трех вариантов складских документов.

В экономически развитых зарубежных странах в течение длительного периода применялись товарораспорядительные документы, в том числе в связи со складским хранением. В настоящее время сложились традиции применения двух вариантов складских свидетельств:

• одни страны используют вариант документа, состоящего из складского свидетельства, а также варранта (двойного складского свидетельства);

• другие — только одного документа (складского свидетельства).

Гражданский кодекс РФ (ст. 912) предусматривает возможность использования обоих вышеназванных вариантов складских документов, обозначив их как двойное складское свидетельство и простое складское свидетельство. Кроме того, в качестве третьего варианта складских документов применяется складская квитанция, которая, в отличие от двух указанных документов, не является ценной бумагой.

Назначение складского документа состоит в том, что он удостоверяет:

а) факт заключения договора хранения на товарном складе в письменной форме;

б) факт принятия товара на хранение товарным складом;

в) право товаровладельца на получение товара по истечении срока хранения или по первому требованию.

Двойное и простое складские свидетельства как товарораспорядительные ценные бумаги позволяют владельцам этих документов осуществлять оборот прав на товар без перемещения товара, который продолжает находиться на складе.

Двойное складское свидетельство — ценная бумага, состоящая из двух документов, каждый из которых также признается ценной бумагой: собственно складское свидетельство и залоговое свидетельство (варрант — от англ. warrant, т.е. полномочие). Двойное складское свидетельство выдается специализированной организацией (товарным складом) в удостоверение факта принятия на хранение определенного товара и права держателя данной ценной бумаги получить переданный товар лично либо передать это право другому лицу путем учинения передаточной надписи. Таким образом, двойное складское свидетельство является ордерной ценной бумагой и каузальным товарораспорядительным документом, где каузой (основанием выдачи бумаги) служит факт принятия складом на хранение определенного товара.

Простое складское свидетельство — предъявительская ценная бумага, товарораспорядительный документ. В отличие от двойного свидетельства является унитарным бумажным носителем, удостоверяющим вещное право товаровладельца, залоговое право кредитора товаровладельца и обязательство товарного склада.

Держатель двойного или простого складского свидетельства вправе требовать возвращения товара по частям. При этом в обмен на предъявленные товаровладельцем складские документы ему выдаются товарным складом новые свидетельства о праве на товар, оставшийся на складе.

Складская квитанция не является ценной бумагой и удостоверяет право поклажедателя требовать возврата товара, обязанность склада предоставить товар, а также подтверждает факт заключения договора хранения на товарном складе.

uristinfo.net

Хранение соприкасается с довольно широким кругом гражданско-правовых договоров. Прежде всего речь может идти об аренде и ссуде (безвозмездном пользовании). Общим для обоих этих договоров, с одной стороны, и хранения — с другой является то, что все три относятся к числу договоров возмездного оказания услуг и вместе с тем служат основанием передачи вещей, как правило, во владение контрагенту с последующим их возвратом. Поступившие таким образом к контрагенту вещи принимаются им на учет. Однако при этом соответствующее имущество учитывается отдельно от прочего на забалансовом счете. Тем самым имущество, о котором идет речь, является для хранителя «чужим» . По указанным причинам на него не может быть обращено взыскание по долгам арендатора, ссудополучателя и хранителя, а при их банкротстве это имущество не включается в конкурсную массу. Как отмечает В.В. Витрянский, «в случае объявления должника банкротом и открытия конкурсного производства имущество, не принадлежащее должнику, а переданное ему кредиторами по договору (продажа в рассрочку, аренда, лизинг и т.п.), не включается в конкурсную массу, а подлежит возврату последним, — с другой стороны, при введении процедуры внешнего управления все подобные активы сохраняются за должником и используются в целях восстановления платежеспособности без всякой компенсации для соответствующих кредиторов» .

Соответственно в Законе о бухгалтерском учете (Собрание законодательства РФ. 1996. N 48. Ст. 5369) содержится на этот счет прямое указание: «Имущество, являющееся собственностью организации, учитывается отдельно от имущества других юридических лиц, находящегося у данной организации» (п. 2 ст. 8).

Витрянский В.В. Реформа законодательства о несостоятельности (банкротстве). Библиотека журнала «Вестник ВАС». М., 1998. С. 83.

Различие между указанными договорами состоит прежде всего в том, что для аренды и безвозмездного пользования их признаком, включенным в легальное определение (см. ст. 606 и 689 ГК), является временный переход непременно двух правомочий собственника — владения и пользования, при этом именно переход второго выражает цель договора. Иное дело — договор хранения, применительно к которому законодатель закрепляет презумпцию перехода заведомо лишь одного из указанных правомочий собственника — владения. Имеется в виду, что хранитель приобретает право пользоваться вещью только с согласия поклажедателя либо при наличии иных, прямо указанных в ст. 892 ГК обстоятельств. Тогда происходит преобразование соответствующей правовой конструкции. Обычный договор хранения трансформируется по указанной причине в смешанный договор. При этом, как справедливо отмечал К.А. Граве, в подобных случаях предоставление хранителю права пользования вещью может служить одной из форм его вознаграждения .

Граве К.А. Указ. соч. С. 329.

И все же, совершенно очевидно, существует и более значимый разграничительный признак. Он выражается в неодинаковом ответе на вопрос, какая из сторон должна считаться оказывающей соответствующую услугу. Если при аренде и ссуде это будет сторона, которой принадлежит вещь, то при хранении в указанной роли выступает тот из контрагентов, который принимает вещь. По указанной причине, помимо прочего, при заключении возмездного договора хранения, в отличие, например, от возмездного договора аренды, вознаграждение выплачивает тот, кто передал вещь, а не тот, кому она была передана. Весьма удачной иллюстрацией отличия аренды от хранения может служить пример, приведенный Д.И. Мейером. «Точно так же, — полагал он, — как имущество отдается на сохранение лицу, у него может быть нанято помещение, и в это помещение сложено имущество, но разница между обоими договорами, что приниматель имущества (выделено мной. — М.Б.) обязывается его хранить» .

Мейер Д.И. Русское гражданское право. М.: Статут, 1997. С. 631.

Следует упомянуть и несовпадение в решении вопроса о возмездности или безвозмездности сравниваемых договоров. Для ссуды и аренды он решается хотя и по-разному, но однозначно, в императивном порядке, с отражением соответствующего признака в самом легальном определении договора. Имеется в виду, что конституирующим соответствующий договор признаком служит для аренды ее возмездность, а для безвозмездного пользования, естественно, — не только отсутствие в договоре условия о вознаграждении, но и принципиальное в нем закрепление такого условия. В отличие от этого при хранении по общему правилу (исключение составляют лишь отдельные его виды) возмездность или безвозмездность могут служить предметом соглашения сторон.

Сходство хранения с займом состоит в том, что на основе обоих договоров происходит вначале передача, а затем возврат переданной вещи. При этом, если речь идет об иррегулярном хранении, указанное сходство расширяется, поскольку подобно хранителю заемщик должен возвратить не те же вещи, а лишь равное количество других таких же, «того же рода и качества», вещей (п. 1 ст. 807 ГК).

К числу различий можно отнести, как уже отмечалось, и еще одно: при займе услугу оказывает не тот, кто принимает вещи, а тот, кто их передает. Соответственно А.М. Долматовский обращал внимание на то, что «при займе в торговом быту заемщик платит проценты за занятые вещи, товарный же склад не только не платит процентов, но сам получает за хранение известное вознаграждение» . Особое значение имеет передача по договору займа вещи в собственность лица, обратившегося за услугами. Тем самым вещь входит в состав имущества заемщика, а потому и учитывается им как своя. И напротив, независимо от того, принята ли вещь на хранение как индивидуально-определенная или наделенная родовыми признаками (на «хранение с обезличиванием» — ст. 890 ГК), для хранителя она остается все равно «чужой». Соответственно, как уже отмечалось, учет таких вещей ведется отдельно от прочего имущества хранителя со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Долматовский А.М. Указ. соч. С. 41.

Иллюстрацией подобного различия могут служить операции, совершаемые кредитными организациями с драгоценными металлами. Изданное на этот счет Положение разграничивает два вида счетов, используемых в таких случаях. Так, «металлический счет» открывается кредитной организацией для операций по привлечению во вклады и размещению драгоценных металлов. Он предполагает, таким образом, возможность для кредитной организации распоряжаться свободно переданными клиентами драгоценными металлами. Иное дело — «металлический счет ответственного хранения». Его отличает то, что в этом случае сохраняются индивидуальные признаки драгоценных металлов (наименование, количество ценностей, проба, производитель, серийный номер и др.). Специально оговорено, что принятые от клиентов в таких случаях драгоценные металлы не являются привлеченными средствами банка и не могут быть размещены им от своего имени и за свой счет. Тем самым в первом случае речь идет об отношениях, основанных на договоре займа, а во втором — на договоре хранения.

Имеется в виду Положение о совершении кредитными организациями операций с драгоценными металлами на территории Российской Федерации и порядке проведения банковских операций с драгоценными металлами, утвержденное Центральным Банком России 1 ноября 1996 г. N 50 // Валютное законодательство. М., 1998. С. 540 — 543).

У собственника может возникнуть интерес к тому, чтобы попытаться прикрыть договор займа договором хранения, в частности с целью избежать растворения требований поклажедателей среди таких же требований других кредиторов . Задача судов в подобных случаях будет состоять в том, чтобы определить подлинную волю стороны: на заключение какого именно договора, займа или хранения, она направлена. В частности, должен учитываться характер соответствующей услуги: представляет ли ее тот, кому передана вещь, или тот, кто ее передал, и соответственно кто и кому должен платить за оказанную услугу.

Этот вопрос подробно исследовался в дореволюционной литературе. См., в частности: Мейер Д.И. Указ. соч. С. 632 — 633. В.И. Синайский указывал на троякую выгоду для такого «прикрытия». Во-первых, оформляющая договор займа сохранная записка не подлежала действию десятилетней исковой давности; во-вторых, в случае несостоятельности поклажепринимателя (хранителя) вверенное на сохранность имущество изымается из конкурса, и, в-третьих, сохранная расписка освобождается от платежа гербового сбора и пошлины (Синайский В.И. Русское гражданское право. Вып. II. Киев, 1915. С. 201).

Подробно обосновал опасения по поводу такой подмены Г.Ф. Шершеневич. Он обращал внимание на то, что «возможность подобной симуляции. обусловливается различными причинами. В прежнее время не последнюю роль играл общественный предрассудок, не допускавший дворянина до унизительного займа у разночинца или крестьянина. Иногда здесь замешано мелочное желание избежать платежа налога, так как поклажа совершается на простой бумаге, а заем — на вексельной бумаге. Наконец, к притворности побуждает и прямое преимущество прав покладчика сравнительно с правами займодавца: по заемному письму или векселю кредитор удовлетворяется по соразмерности с другими, а вещи, отданные на сохранение, оставаясь собственностью покладчика, не входят в конкурсную массу (т. X, ч. 1, ст. 2119). Ввиду последнего обстоятельства наш закон хотя и дозволяет отдавать деньги в поклажу, но, для предупреждения скрытого займа, стремится установить незаменимость их точным обозначением в документе рода монеты, года ее чеканки, номеров государственных кредитных билетов и иных денежных бумаг» (т. X, ч. 1, ст. 2111)». Соответственно автором был сделан вывод: «Обязанности принявшего вещь по договору поклажи сводятся главным образом к двум — хранению и возвращению» (Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права. С. 627 — 628).

Традиционной для договора хранения проблемой служит отграничение его от договора охраны. Необходимость в этом вызвана направленностью обоих договоров на оказание услуг, имеющих в конечном счете одну и ту же цель: сбережение имущества.

В этой связи и последствия нарушения обоих видов договоров могут оказаться одними и теми же: возмещение стоимости утерянного или поврежденного имущества. Основное различие между указанными договорами состоит в том, что при хранении, как уже отмечалось, вещь передается во владение, в то время как при охране никакой передачи каких-либо вещных правомочий не происходит. Соответственно в Типовых условиях договора охраны содержится обычно стандартная формула, по которой «клиент передает», а «охрана принимает под охрану определенный объект». По той же причине Закон «О ведомственной охране» , определяя ее основные задачи, выделил среди них прежде всего защиту охраняемых объектов от противоправных посягательств.

Собрание законодательства РФ. 1999. N 16. Ст. 1935.

По договору охраны его объект продолжает находиться во владении у того, кто обратился за услугой (прежде всего у собственника имущества). В подобных случаях договор заключается, как правило, без осмотра и описи имущества и в целом отсутствует стадия приема вещи, без которой договор хранения существовать не может. Следует согласиться с Л.А. Савченко, указывавшим на то, что в договоре охраны, в отличие от хранения, речь идет «о внешней неприкосновенности передаваемого на охрану» . Можно указать также на то, что предметом договора охраны служит как движимое, так и недвижимое имущество, при этом услуга, о которой идет речь, всегда выражается в принятии имущества под ответственность без его передачи. Соответственно в случае спора бремя доказывания состава находившегося под охраной имущества возлагается на того, кто передал вещь под охрану.

Зобов’язальне право. Теорiя i практика / Под ред. О.В. Дзерц. Киiв, 1998. С. 693. По этому же поводу З. Цыбуленко, сопоставляя договоры хранения и охраны, подчеркивал: «Предметы первого вида обязательств передаются во временное владение лиц, оказывающих услуги. В обязательствах по охране имущество не передается во владение услугодателя, оно продолжает оставаться в охраняемых помещениях — складах, базах, магазинах, предприятиях, которые тоже не передаются во владение охраны, таким образом не выходят из хозяйственной сферы услугополучателя» (Цыбуленко З.И. Указ. соч. С. 11).

Никакой иной связи между деятельностью лица, которое охраняет вещь, и того, кто ее для этой цели передал, нет. Как подчеркивал О.С. Иоффе, «охрана предполагает выполнение только технических функций, необходимых для того, чтобы сберечь имущество от опасности физического уничтожения, порчи или утраты, которые могут угрожать ему со стороны стихийных сил или действий неправомочных лиц» . При этом автор проводит весьма тонкое различие между указанными двумя договорами на определенном примере. «Поскольку, — указывает он, — имущество, охраняемое сторожем, не считается находящимся в его владении, то если бы сторож продал его третьему лицу, следовало говорить о хищении, которое дает собственнику право на виндикацию даже в споре с добросовестным приобретателем. Но если бы тот же акт совершил хранитель, признаваемый владельцем вещи, добросовестный приобретатель мог бы защищаться против виндикационного иска личного собственника ссылкой на выбытие вещи из обладания истца по его воле» .

Иоффе О.С. Обязательственное право. С. 496.

Иоффе О.С. Обязательственное право. С. 496.

Среди других различий указанных договоров заслуживает упоминания и то, что смысл хранения состоит в размещении полученных вещей на территории или в помещении хранителя, а это как раз и не охватывается договором охраны . Можно указать и на то, что при этом последнем существуют строго определенные случаи наступления ответственности (кража, взлом и т.п.) , что суть договора охраны состоит в необходимости для одной из сторон обеспечить сохранность объекта, находящихся в нем товарно-материальных ценностей .

Лаасик Э. Указ. соч. С. 365.

Советское гражданское право. Т. 2 / Под ред. О.А. Красавчикова. С. 232.

См.: Советское гражданское право / Под ред. Я.А. Куника и В.А. Язева. С. 289. В этом учебнике была выделена, наряду с посвященной хранению, такая же отдельная глава «Договор охраны объектов» (автор — В.А. Язев).

Ко всему, о чем шла речь, можно добавить и то, что при договоре охраны отсутствует конститутивный признак хранения — принятие вещей хранителем, а равно то, что в обязанности клиента по договору хранения входит обычно предварительное оборудование объекта своими силами, материалами и др. В договоре хранения, в отличие от этого, все, что относится к обеспечению хранения как такового, составляют по общему правилу исключительно обязанности хранителя.

Отмеченные особенности договоров хранения и охраны позволяют определить правовую природу отношений между пассажиром и транспортной организацией. Имеется в виду, что ст. 180 Кодекса торгового мореплавания РФ разграничивает багаж (любой предмет или любая автомашина, перевозка которых осуществляется по договору морской перевозки) и каютный багаж (багаж, который находится в каюте пассажира либо иным образом находится в его владении, под его охраной или контролем). При этом на перевозчика возлагается ответственность за утрату или повреждение не только обычного, но и каютного багажа. Аналогичные отношения возникают и при воздушных перевозках. Имеется в виду, что на перевозчика возлагается ответственность за сохранность находящихся при пассажире вещей (ст. 118 и 119 Воздушного кодекса РФ).

В обоих случаях договор перевозки пассажиров включает элементы договора именно охраны вещей, а не их хранения. Отмеченное обстоятельство учитывается при определении оснований и размера ответственности перевозчика.

С изложенных позиций вызывает сомнение безоговорочное включение ГК (§ 3 гл. 47) в состав специальных видов хранения наряду с действительно обладающими признаками хранения договорами и таких, которые являются, по сути дела, обычными договорами охраны. Имеются в виду «хранение ценностей в индивидуальном банковском сейфе» (ч. 2 п. 1 ст. 922), при котором хранитель — банк выдает клиенту ключ от сейфа, одновременно предоставляя ему право самому, без участия банка, помещать в него ценности и изымать их, а также «хранение верхней одежды, головных уборов и иных подобных вещей», которые граждане оставляют в отведенном для этого месте (ст. 924 ГК).

Перечисленные случаи объединяет то, что, хотя соответствующая сторона именуется ГК хранителем, рассматриваемые отношения не предполагают передачи вещи стороне, которую ГК считает хранителем своих вещей. Это дает, как постараемся показать, основания, учитывая природу соответствующих отношений и их отличие от тех, которые возникают при хранении, признать, что нормы § 1 гл. 47 ГК, составляющие общие положения о хранении, непосредственно не могут распространяться на соответствующие отношения. В связи с отсутствием в ГК специальной на этот счет главы к таким отношениям должны применяться общие правила о договорах, и лишь в порядке аналогии закона — общие положения о хранении.

Вопрос о разграничении хранения со смешанными договорами приобретает значение и еще в одной области. Речь идет об обороте ценных бумаг. ФЗ РФ «О рынке ценных бумаг» предусматривает, что смысл депозитарной деятельности состоит в том, что депозитарий, в роли которого выступает обычно банк, в обмен на переданный ему клиентом сертификат ценной бумаги открывает счет депо. И теперь подтверждением права держателя ценной бумаги будет служить вместо сертификата соответствующая запись на указанном счете. За пределами депозитарной находится деятельность по хранению сертификатов ценных бумаг, которая не предполагает такого учета и удостоверения прав депонентов на ценные бумаги. В подобных случаях речь идет о хранении сертификата как такового. Это позволило указать в Положении о депозитарной деятельности в Российской Федерации (утвержденном Федеральной комиссией по рынку ценных бумаг 16 октября 1997 г.), что отношения сторон осуществляются в соответствии с нормами гражданского законодательства Российской Федерации о хранении.

§ 8. Договор хранения

Общая характеристика договора хранения. Одной из основных предпосылок существования в различных странах отличительных особенностей правового регулирования хранения в коммерческом обороте является наличие или отсутствие нормативного закрепления дуализма частного права: наличие одновременного существования

кодифицированных правовых актов по гражданскому и торговому (коммерческому) праву в соответствующей правовой системе.

Например, в Германии, где подобный дуализм имеет место, правовые нормы, касающиеся правового регулирования хранения в общегражданском обороте (в котором могут участвовать и предприниматели, не являющиеся профессиональными хранителями), закреплены в ГГУ (гл. 12 «Хранение» и гл. 13 «Оставление вещей в гостинице»). Что же касается правового регулирования, осуществляемого в качестве особого, по большей части исключительного вида предпринимательской деятельности, то соответствующие нормы закреплены в разд. 5 кн. 4 ГТУ «Складские сделки».

Подобная же ситуация фактически имеет место и в США, где ч. 2 разд. 7 ЕТК США «Складские свидетельства: специальные предписания» посвящена особенностям формы договора хранения в коммерческом обороте.

В то же время в ряде стран дуализм частного права отсутствует и вследствие этого нормы, регулирующие отношения хранения как в общегражданском, так и в коммерческом обороте, включены в единый кодифицированный акт — гражданский кодекс. Примером тому может служить Гражданский кодекс Грузии. Глава 18 ГК Грузии («Сдача на хранение») регулирует отношения хранения в общегражданском обороте, а гл. 19 этого же Кодекса («Сдача на хранение на товарный склад») регулирует хранение в коммерческом обороте как специальную деятельность.

В отношениях хранения лицо, передающее некоторую вещь на хранение, именуется поклажедателем, а лицо, сохраняющее эту вещь, — хранителем.

Специальная предпринимательская деятельность по хранению носит профессиональный характер, что требует наличия у лица, осуществляющего подобную деятельность, таких ресурсов, как особое имущество (складские здания или помещения) и специально обученный персонал. Это позволит выполнить ряд подготовительных операций, обеспечивающих наиболее успешное достижение таких традиционных целей хранения, как спасение вещи от порчи и похищения.

Предваряющие профессиональное хранение операции, связанные с помещением сохраняемого имущества в специально оборудованное, охраняемое помещение, его маркировкой, осуществлением складского учета, с выдачей поклажедателю особого документа, удостоверяющего принятие товара на хранение, и пр., обычно именуются «складированием товара».

Отличия хранения в коммерческом обороте обычно не остаются не замеченными правом и отражаются в предмете договора, опосредующего хранение в коммерческом обороте.

Наиболее часто они закрепляются в предмете договора хранения в тех странах, для которых характерен дуализм частного права. Например, в § 688 ГГУ предмет договора хранения в общегражданском обороте характеризуется как обязанность хранителя «хранить движимую вещь, переданную ему поклажедателем». В то же время в § 416 ГТУ предмет договора складского хранения (хранения в коммерческом обороте) характеризуется по-иному: как осуществление прежде всего складирования, а только после этого — хранения товаров.

Аналогично в п. 2 ст. 7-201 и п. 3 ст. 7-206 ЕТК США кроме хранения как такового на хранителя возлагается специальная обязанность, состоящая в складировании товара.

В ГК Грузии, построенном в части, относящейся к договору хранения, вне рамок концепции дуализма частного права, предмет договора хранения на товарном складе, как и предмет договора хранения в общегражданском обороте, не содержит такой специальной обязанности, как «складирование товара», что, впрочем, в силу торговых обычаев совсем не означает и не может означать отсутствие этой обязанности у лица, принимающего в качестве предпринимателя товар для складского хранения.

В последнее время расширяется (в том числе и как предпринимательская деятельность) хранение с «неклассической» целью — с целью ограничения отрицательного воздействия самого объекта хранения:

— на жизнь и здоровье людей (вещи с опасными свойствами — ст. 769 ГК Грузии);

— на возможность реализации рядом лиц своих законных интересов (имущество, арестованное в порядке исполнительного производства и переданное на хранение);

— на окружающую природную среду (ядерные материалы и радиоактивные вещества или химическое оружие);

— на экономическое благополучие государства и общества (товары, не прошедшие таможенную «очистку» (при хранении их на таможенных складах), или подакцизные товары до уплаты за них акцизов).

Правовое регулирование отношений по хранению опасного имущества отличается рядом особенностей. Законодатель, регулируя данные отношения, ограничивает право собственности и свободу предпринимательской деятельности лица, обладающего данным имуществом. Он возлагает на это лицо обязанность хранить опасное имущество в соответствии с определенными правилами, которые обычно закреплены в специальных законах и других нормативных правовых актах, их конкретизирующих, посвященных хранению конкретных видов «опасного имущества».

Деятельность по хранению имеет обеспечительный (вспомогательный) характер, который во многом определяет направленность правового регулирования возникающих при ее осуществлении отношений. В основе норм о хранении лежит принцип: по общему правилу сохраняемая вещь (ресурс) не используется ни в целях хранителя, ни в целях какого-либо иного лица («пассивность» сохраняемого имущества).

Предпринимательская деятельность предполагает направленность на систематическое извлечение прибыли, что в определенной степени ослабляет в коммерческом обороте свойство «пассивности» сохраняемого имущества и упрощает подобный оборот сохраняемых товаров путем введения специальных складских документов (подробнее об этом см. далее).

Хранение товаров предпринимателем по договору является возмездной сделкой (§ 420 ГТУ, подп. «f» п. 2 ст. 7-202 ЕТК США, п. 1 ст. 764 и подп. «е» п. 1 ст. 789 ГК Грузии), что отличается от принятого в ряде правовых систем общего правила о безвозмездности хранения в общегражданском обороте (п. 1 ст. 764 ГК Грузии, § 689 ГГУ).

Природа сохраняемого блага обычно оказывает существенное влияние на особенности правового регулирования отношений по хранению. Так, различается правовое регулирование хранения движимых и недвижимых вещей, от которого отличается регулирование, используемое при хранении информации.

Чаще всего в качестве хранимого ресурса (объекта хранения) выступают движимые вещи. В коммерческом же обороте из движимых вещей наиболее часто объектом хранения являются те, что обладают особым экономическим свойством — повышенной оборотоспособ-ностью (товары).

В зависимости от того, устойчивость какой сферы обеспечивается хранением, деятельность по хранению (с определенной долей условности) можно разделить на два вида:

1) хранение, обеспечивающее устойчивость материальной сферы (например, хранение товаров для последующей их продажи, хранение производственных запасов, хранение запасов материальных ценностей для мобилизационных нужд, хранение подакцизных товаров для надлежащей уплаты акцизов в бюджет);

2) хранение, обеспечивающее устойчивость нематериальной сферы (например, хранение вещей с опасными для жизни и здоровья свойствами для того, чтобы эти их свойства отрицательно не повлияли на людей и окружающую среду, хранение информации о предпринимательской деятельности какого-либо конкретного лица в форме первичных финансовых учетных документов и пр.).

Предпринимательская деятельность является одним из наиболее рисковых видов деятельности. Ввиду этого планирование (в том числе планирование поступления и возврата ресурсов), реализуемое на основе хранения, имеет для нее особое значение, обычно признаваемое законодателем. Практически во всех правовых системах, опосредующих

рыночные отношения, в качестве особого вида договора хранения в законодательстве специально урегулирован предпринимательский договор — договор складского хранения (разд. 7 ЕТК США, разд. 5 кн. 4 ГГУ, гл. 19 ГК Грузии).

Приведем еще одну классификацию деятельности по хранению:

1) деятельность по обязательному хранению (осуществляется в силу закона);

2) деятельность по добровольному хранению (осуществляется на основе свободного волеизъявления).

Обязанность хранения может возникать как при наступлении некоторых указанных в законе юридических фактов, так и в силу особого правового статуса хранителя.

В частности, хранение в силу закона является безвозмездным и осуществляется по правилам закона. Примером тому может служить хранение в гостиницах (за исключением хранения денег, иных валютных ценностей, ценных бумаг и других драгоценных вещей) (гл. 13 разд. 7 кн. 2 ГГУ, подразд. 4 разд. 12 ч. 4 ГК Латвии, ст. 778 ГК Грузии). В п. 2 ст. 7-201 ЕТК США к этой же категории относится хранение товаров (включая спиртные напитки и сельскохозяйственные продукты), складируемых на основании какого-либо закона, который требует хранения на государственном приписном складе или предусматривает получение разрешений на выдачу квитанций, имеющих характер складских свидетельств. Подобная квитанция приравнивается к складскому свидетельству, даже если она выдана лицом, являющимся собственником товаров, а не владельцем товарного склада.

Первый вид хранения (хранение в гостиницах) осуществляется без заключения договора хранения.

Согласование предмета договора является необходимым для того, чтобы считать договор заключенным. Для возникновения же отношений по безвозмездному хранению в гостиницах законодатель фактически не требует от хранителя и поклажедателя согласования полного состава объекта хранения (ввиду объективных организационных сложностей). Он не согласовывает с хранителем состав вещей, которые хранятся в гостиницах без сдачи их на хранение.

Для хранения в силу закона, осуществляемого без заключения договора хранения, в законодательстве обычно закрепляется следующий принцип: общие правила о договоре хранения применяются к обязательствам хранения, возникающим в силу закона, если законом не установлены иные правила. Так как основной правовой формой рыночных отношений является договор, то подобный принцип является достаточно естественной реализацией рыночного характера экономики тех стран, где действует подобное законодательство.

Другой из приведенных выше видов хранения в силу закона (хранение в режиме налогового или иного публичного склада) может, как это следует из содержания приведенной выше нормы ЕТК США, осуществляться как без заключения договора хранения, так и с заключением этого договора.

Особенности договоров хранения в коммерческом обороте. Легальное определение договора хранения обычно закрепляется так: хранитель обязуется хранить движимую вещь, переданную ему по-клажедателем (§ 688 ГГУ, ст. 763 ГК Грузии).

Таким образом, в легальном определении договора хранения обычно закреплена достаточно узкая цель хранения — сохранение объекта хранения (вещи) от отрицательного воздействия внешней среды (от порчи и похищения). Если же имущество (вещь) является опасным, то основная цель его хранения иная — ограничить отрицательное воздействие самого объекта хранения на внешнюю природную и/или социальную среду. Эта цель в легальном определении договора хранения обычно не отражается. Она, как уже было сказано ранее, закрепляется в специальном законодательстве, посвященном подобным видам хранения.

Договор хранения является фидуциарной сделкой, вследствие чего хранитель обязан по общему правилу лично исполнить данный договор. Он вправе передать вещь на хранение третьему лицу только с согласия поклажедателя (§ 691 ГГУ, ст. 766 ГК Грузии). От покла-жедателя личного исполнения обычно не требуется.

Договоры хранения можно разделить на: 1) договоры, заключаемые предпринимателем вне сферы коммерческого оборота; 2) договоры, заключаемые им в сфере коммерческого оборота. Рассмотрим подробнее второй вид договоров хранения.

Как указывалось выше, разнообразие условий коммерческого оборота приводит на практике к разнообразию видов таких договоров

хранения, среди которых законодатель обычно выделяет: 1) договор хранения на товарном складе, 2) договор хранения вещей в гостиницах. Наибольший объем правового регулирования предусмотрен для договора хранения на товарном складе, что является следствием значимости данного договора для рыночной экономики.

Следует отметить, что, несмотря на разнообразие видов договоров хранения, привлекших внимание законодателя, на практике указанные договоры содержат ряд общих условий. Это позволяет законодателю (независимо от того, в какой системе частного права он действует — дуалистической или монистической) выделить в отдельный раздел общие положения о хранении, которые обычно содержатся в общегражданских нормах.

Нормы, регулирующие отдельные виды хранения, являются специальными по отношению к общим положениям о хранении. Последние применяются, если нормами, регулирующими отношения по отдельным видам хранения, не установлено иное.

Общий договор хранения обычно является реальным и двусторонним. Что же касается его возмездное™, то в странах, в основе правовых систем которых лежат принципы римского права, он по общему правилу считается безвозмездным (например, § 689 ГГУ). В то же время проникновение в современном обществе коммерческого оборота в различные сферы деятельности приводит к тому, что правило о безвозмездности хранения постепенно уступает место обратному — правилу о возмездности. Свидетельством этому может служить ст. 1969 ГК Латвии, в соответствии с которой по общему правилу «вознаграждение хранителю считается безмолвно оговоренным. ».

Сторонами общего договора хранения могут быть как граждане, так и юридические лица.

Одной из основных особенностей коммерческого оборота является его рисковый характер, требующий от поклажедателя принятия специальных мер по стабилизации данного оборота.

Одной из таких мер служит использование предпринимателем консенсуальных договоров хранения, предусматривающих как обязанность хранителя принять на хранение вещь в предусмотренный договором срок, так и повышенную ответственность хранителя.

На практике подобные договоры хранения способны систематически заключать только профессиональные хранители: коммерческие организации, осуществляющие хранение в качестве одной из целей своей предпринимательской деятельности.

Самым типичным хранителем в сфере коммерческого оборота является товарный склад — организация, хранящая в качестве предпринимательской деятельности товары и оказывающая связанные с хранением услуги. Правовому регулированию отношений по складскому хранению обычно посвящается специальный массив правовых норм (§ 416-424 ГТУ, ст. 7-101-7-603 ЕТК США и гл. 19 разд. 1 ГК Грузии).

Договор хранения на товарном складе (договор складского хранения) имеет наибольшее значение для коммерческого оборота. Однако ныне действующее в ряде стран правовое регулирование отношений по данному договору имеет существенный недостаток, особенно ощутимый в случае, когда поклажедателем является предприниматель. Законодатель может сконструировать договор складского хранения как договор по общему правилу реальный (ст. 763, 780 и п. 1 ст. 793 ГК Грузии). В коммерческом же обороте по хранению, осуществляемом с участием поклажедателей-предпринимателей, в силу повышенной рисковости такого оборота наиболее привлекательными контрагентами являются товарные склады, заключающие не реальные, а консенсуальные договоры хранения.

Вместе с тем это не означает, что реальные договоры складского хранения в коммерческом обороте не используются. Напротив, особая значимость складского хранения для коммерческого оборота, осуществляемого с участием граждан-потребителей (поклажедателей), обычно требует наличия таких видов товарных складов, которые в соответствии с законом, иными правовыми актами или выданной им лицензией обязаны принимать на хранение (в том числе и незамедлительно) определенный товар от любого товаровладельца, если, в частности, данный товар обладает публичной значимостью. Примером может служить норма п. 2 ст. 2-701 ЕТК США о хранении на основании закона спиртных напитков и сельскохозяйственной продукции.

Форма договора хранения. В коммерческом обороте письменная форма договора хранения является необходимой. На это указывает, в частности, то, что данный договор в силу значительной стоимости сохраняемых товаров, а также природы отношений по хранению (они

направлены в будущее, и ввиду этого договор хранения не может быть исполнен в момент его совершения) требует наличия достаточно убедительных доказательств своего заключения.

Рассмотрим особенности формы наиболее важного для коммерческого оборота договора хранения — договора складского хранения.

Договор складского хранения заключается в письменной форме путем выдачи товарораспорядительного документа (складского свидетельства). В различных правовых системах названия данных документов могут несколько различаться, хотя практически везде существуют следующие: складская квитанция, складское свидетельство и свидетельство о залоге. Первая обычно не является ценной бумагой, а второй и третий документы, напротив, представляют собой товарораспорядительные ценные бумаги.

В соответствии с п. 1 ст. 7-104 ЕТК США, § 424 ГТУ складское свидетельство является оборотной (ордерной) ценной бумагой, а в соответствии со ст. 788 и 791 ГК Грузии оно может быть выдано и как именная, и как оборотная (ордерная) ценная бумага. В то же время ГК Грузии не предусматривает удостоверения складской квитанцией принятия товара товарным складом.

Складская же квитанция (именуемая, например, в п. 2 ст. 7-104 ЕТК США «любым иным документом») ценной бумагой не является. Исключением служит квитанция, выданная в США государственным приписным складом, предназначенным для хранения публично значимых товаров (спиртных напитков или сельскохозяйственных продуктов, складируемых на основании закона). Такая квитанция в силу п. 2 ст. 7-202 ЕТК США приравнивается к складскому свидетельству.

Использование специальных видов документов для оформления договора складского хранения обусловлено наличием у подобного оформления особой цели — упрощения оборота находящихся на складе товаров.

Наибольшую простоту оборот хранящегося на складе товара приобретает, когда договор складского хранения оформляется складским свидетельством. В то же время определенной платой за упрощение оборота хранящегося товара при применении складских свидетельств является более сложная природа этих письменных документов по сравнению с документами (складскими квитанциями), которые по общему правилу могут являться письменной формой сделки.

Как уже было сказано ранее, законодатель наделяет складские свидетельства свойствами ценных бумаг— товарораспорядительных документов, с передачей которых передается и вещное право распоряжаться хранящимся на складе товаром. Таким образом, держатели указанных ценных бумаг могут, в частности, продавать товар, переданный товаровладельцем (поклажедателем) на хранение, без физического вручения данного товара покупателю. В первую очередь именно эти особенности передачи прав на товар значительно упрощают оборот хранящегося товара.

Существенной особенностью указанных ценных бумаг является то, что ими удостоверяется не только вещное право их держателя на хранимый товар (либо его залоговое право), но и основание возникновения данных прав — договор складского хранения.

Примерами реквизитов складского свидетельства обычно являются (согласно п. 2 ст. 7-202 ЕТК США; п. 1 ст. 789 ГК Грузии):

1)дата выдачи складского свидетельства;

2) номер складского свидетельства;

3) наименование и место нахождения товарного склада;

4) наименование юридического лица либо имя гражданина, от которого принят товар на хранение;

5) описание принимаемого на хранение товара;

6) срок, на который товар принят на хранение (если такой срок устанавливается), либо указание, что товар принят на хранение до востребования;

7) размер вознаграждения за хранение либо тарифы, на основании которых он исчисляется, и порядок оплаты хранения;

8) подпись хранителя.

Наименьшие возможности в обороте предоставляет складская квитанция. Она не является товарораспорядительным документом, т. е. ее передачей нельзя оформить ни передачу права распоряжения на хранящийся на складе товар, ни передачу прав и обязанностей по договору складского хранения. По складской квитанции получить хранящийся товар может только то лицо, которое сдало его на хранение.

Для уступки права товаровладельца (поклажедетеля) на получение товара со склада, которое возникает из договора складского хранения, оформленного складской квитанцией, следует применять общие правила, относящиеся к уступке права требования.

Содержание договора хранения. Стороны договора должны прежде всего согласовать условие об объекте хранения (о том, что именно будет храниться).

Условие об объекте хранения. По общему правилу хранитель обязан возвратить поклажедателю те же самые вещи, которые последний передал ему. Вместе с тем возможно и исключение из этого правила, связанное с хранением обезличенных вещей, определенных родовыми признаками. Возможность подобного хранения обычно должна быть прямо предусмотрена в договоре (п. 1 § 419 ГТУ, п. 1 ст. 7-207 ЕТК США, п. 1 ст. 786 ГК Грузии).

В отдельных случаях особенности вещей до некоторой степени определяют вид договора хранения (например, хранение товаров на товарном складе или вещей постояльцев гостиницы).

В то же время для такого объекта хранения, как вещи с опасными свойствами, законодатель обычно не предусматривает наличие специального вида договора хранения. Так как в современном обществе значение хранения данных вещей, как уже говорилось выше, постоянно возрастает, то подобное обстоятельство свидетельствует о существенных упущениях законодателя при правовом регулировании отношений хранения.

Вместе с тем следует отметить, что законодатель обычно все же устанавливает ряд особых правил для подобного хранения. Эти правила разделяются на общие (связанные с хранением всех вещей с опасными свойствами, предусмотренные общими нормами о возмещении вреда, причиненного хранителю такими вещами, — § 694 ГГУ, ст. 769 ГК Грузии) и специальные (установленные для конкретных видов этих вещей в отдельных законах).

В соответствии со специальными правилами хранитель должен обеспечивать «пассивность» сохраняемого имущества по отношению к внешней среде. Поклажедатель, не предупредивший хранителя об опасных свойствах вещей либо передавший их профессиональному хранителю под неправильным наименованием (в случае, когда из наружного осмотра нельзя обнаружить их опасные свойства), обязан возместить убытки и хранителю, и третьим лицам, если эти убытки были причинены в связи с хранением данных вещей. Специальные правила хранения для вещей с опасными свойствами предусмотрены, в частности, в отношении оружия, боеприпасов, ядерных материалов и тому подобного имущества; они не только уточняют, но и во многом изменяют общие правила хранения вещей с опасными свойствами.

Условие о сроках. Законодатель обычно не устанавливает срок в качестве существенного условия договора хранения. Вместе с тем он не может полностью пренебречь внутренне присущей хранению направленностью в будущее. Подобная направленность делает временной фактор для деятельности по хранению одним из основных, что находит свое отражение и в правовом регулировании хранения: время, выступающее в форме целой системы сроков, играет в хранении важную роль.

Существуют три основных вида сроков, связанных с договором хранения:

1) срок передачи вещи на хранение — им является срок, когда в соответствии с договором профессиональный хранитель обязан принять вещь на хранение (ст. 7-203 ЕТК США);

2) срок уведомления профессионального хранителя об отказе от передачи вещи на хранение (ст. 1970 ГК Латвии);

3) срок хранения вещи — срок, в течение которого должна храниться вещь.

Первый и второй виды сроков существуют только в консенсу-альных договорах хранения, а третий — как в консенсуальных, так и в реальных договорах хранения.

Еще один вид сроков — это период, в течение которого хранитель обязан сохранять переданную ему вещь с целью возврата ее поклажедателю (этот срок указывается, в частности, в складском свидетельстве; по его истечении поклажедатель обязан взять у хранителя свою вещь). Однако данный срок, связывая в период его течения хранителя, по общему правилу не связывает поклажедателя: последний вправе взять вещь обратно и до истечения срока хранения (§ 695 ГГУ). Рассматриваемый вид срока может и не устанавливаться в договоре хранения. В подобном случае договор хранения считается заключенным на неопределенный срок, который, однако, не может быть безграничным. В силу общего принципа равенства сторон в договоре нельзя возлагать на хранителя чрезмерные расходы по хранению, которые, возможно, даже не будут ему возмещены. Ввиду этого «неопределенный срок» хранения по общему правилу, прямо закрепленному в законодательстве различных стран, ограничен

обычным при данных обстоятельствах сроком хранения вещи (т. е. сроком, который устанавливается обычаями делового оборота) или определенным периодом, который отсчитывается от момента предварительного уведомления поклажедателя о расторжении договора хранения (п. 1 § 695 ГТУ).

Договор хранения может содержать и иные условия хранения.

Государственное регулирование деятельности по хранению. Некоторые виды хранимых ресурсов таковы, что отсутствие возможности их хранения либо их ненадлежащее хранение могут привести к отрицательным последствиям для прав и свобод третьих лиц, окружающей природной среды, государства или общества в целом.

На правовое государство, особенно если это государство признает себя социальным, возложена обязанность по защите основных прав и свобод человека. Это предполагает такую форму реализации данным государством своих полномочий, как государственное регулирование предпринимательской деятельности по хранению тех видов имущества, ненадлежащее хранение которых может привести к отрицательным последствиям для указанных выше основных благ.

Наиболее часто средствами государственного регулирования хранения являются:

1) лицензирование некоторых видов этой деятельности;

2) установление в определенных случаях специального публично-правового режима хранения — правового режима публичного склада.»

Лицензирование предпринимательской деятельности по хранению и установление правового режима публичного склада ограничивают свободу предпринимательской деятельности и права собственника хранимого имущества.

Ввиду фундаментальной значимости этих прав и свобод для стран с рыночной экономикой подобные ограничения обычно вводятся только в том случае, если:

1) данные ограничения предусмотрены законом;

2) ими обеспечиваются общественные или государственные цели — защита основ государственного строя, защита прав и законных интересов других лиц и пр.

§ 9. Кредитно-расчетные правоотношения

Понятие кредитно-расчетных правоотношений. Кредитные и расчетные экономические отношения являются важным элементом любой экономики. Эти отношения пронизывают весь ее организм, создавая материальную базу для развития производства и торговли, обеспечивая их постоянное, бесперебойное функционирование. Без таких отношений невозможно представить не только деятельность отдельного предприятия или его подразделения, но и работу крупных хозяйственных объединений, да и всего хозяйственного комплекса. Человек, находясь в экономическом социуме, ежедневно производит расчеты, оплачивая работы или услуги, покупая товары и продукты.

Кредит является основой хозяйственной деятельности. Многие организации начинают свое вхождение в мир предпринимательства именно с кредитования, приобретая таким образом необходимые средства производства и земельные участки для размещения будущего предприятия. В дальнейшем кредит также сопровождает хозяйственную деятельность, предлагая все новые и новые возможности развития бизнеса. Не менее важными являются и расчетные отношения. Ежедневно и ежечасно предприятие совершает множество платежей: приобретает материалы и запчасти, оплачивает те или иные услуги своих контрагентов и т. д.

Кредитно-расчетные правоотношения имеют гражданско-правовую природу и опосредуют экономические кредитные и расчетные отношения. Провести их классификацию бывает достаточно сложно, поскольку они являются элементом всех гражданских сделок, как совокупность определенных обязательств или как самостоятельный договор. Чаще всего эти правоотношения возникают в коммерческом обороте и обслуживают предпринимательскую деятельность, а их ядром являются кредитно-расчетные правоотношения с участием кредитных организаций.

Объединение этих отношений в одну группу и общее название «кредитно-расчетные правоотношения» весьма условно, поскольку на практике они облекаются в различную юридическую форму, что, однако, не исключает их тесной взаимосвязи. Так, расчеты могут быть совмещены в одной сделке с кредитом, а кредит может быть частью расчетов.

Но, безусловно, наиболее широко кредит и расчеты распространены в коммерческих отношениях с участием кредитных организаций. Именно в этой области обнаруживается их внутренняя взаимосвязь и проникновение друг в друга: здесь они развиваются в рамках банковской системы. Эта система активно влияет на экономические отношения и диктует им дополнительные свойства, которые во многом отличают их от обычных гражданских отношений. Поэтому для понимания специфики кредитно-расчетных отношений в банковской сфере в первую очередь необходимо обращать внимание на специфику национальной банковской системы.

Понятие банковской системы. Банковские системы большинства современных стран являются двухуровневыми и объединяют частные кредитные организации (которые делятся на банки и специализированные кредитные организации) и центральный банк (в задачу которого входит регулирование всей государственной денежно-кредитной политики). Каждая из стран имеет свои особенности организации банковской системы, что и обусловливает особенности национальных кредитных и расчетных отношений.

Одна из наиболее типичных и развитых европейских банковских систем — это банковская система Германии. Законодательство Германии о банковской системе базируется на таких нормативных актах, как Закон о Немецком федеральном банке 1957 г., Закон о кредитном деле 1976 г. (в редакции 1985 г.), Закон о Немецком поселковом и сельском рентном банке 1989 г., Закон о Немецком кооперативном банке 1975 г., Закон о Немецком компенсационном банке 1986 г. Основной чертой немецких банков является их универсальность, что отличает немецкие банки от кредитных организаций других систем, и в первую очередь от англо-американских банков. Немецкие банки представлены тремя основными группами: три крупных банка, универсальные региональные банки и частные банкиры. Большинство банков представляют мощные финансово-промышленные группы, сохраняя при этом свою юридическую самостоятельность. Публично-правовыми институтам немецкой банковской системы являются сберегательные кассы и земельные банки, почтово-расчет-ные и почтово-сберегательные учреждения.

Управлением кредитными организациями в Германии занимаются Федеральный банк и Ведомство по надзору за кредитным делом. Роль Федерального банка в Германии очень высока, он считается самым независимым центральным банком в мире, хотя и находится в собственности государства. Эта особенность центрального банка отражена в первую очередь в банковском законодательстве: Федеральный банк не обязан выполнять указания федерального правительства. Надзорная функция здесь находится в компетенции Федерального ведомства по надзору за кредитным делом, которое входит в структуру министерства финансов.

Другая старейшая и наиболее развитая европейская банковская система — это банковская система Великобритании. Основными банковскими актами здесь являются Закон о банковской деятельности 1987 г., Закон о компаниях 1985 г., а также специальные акты (такие как Закон о финансовых услугах 1986 г., Закон о денежном обращении 1983 г., а также Закон о доверительных сберегательных банках 1985 г.). Отличительной чертой английской банковской системы является ее многозвенность и большое число иностранных банков. Она включает в себя Банк Англии, депозитные банки, торговые дома, иностранные банки, строительные общества, учетные, финансовые дома, трастово-сберегательные банки, Национальный сберегательный банк и международные банковские консорциумы. Большинство из них характеризуются высокой степенью специализации. Банковскую систему Великобритании возглавляет Банк Англии, который традиционно имеет большое влияние на банки и при этом сохраняет значительный либерализм в руководстве системой. Другим публичным органом является Совет по ценным бумагам и инвестициям, концентрирующий в своих руках всю контрольную власть над банковской системой.

Банковская система Франции также в своем роде уникальна. Ее составляют три вида организаций: центральный банк, коммерческие банки и специализированные кредитные организации. Эти организации можно разделить в зависимости от формы собственности на государственный и коммерческий сектор. Таким образом, важной отличительной особенностью французской банковской системы является

большая роль государства, которому принадлежит значительное число коммерческих банков. Также интересно, что к группе специализированных кредитных организаций здесь относятся не только банки взаимного кредитования, муниципальные, кредитные кассы, но и такой специфический вид парабанков, как финансовые фирмы. Деятельность французских банков основана в первую очередь на таких нормативных актах, как Закон «О кредитных учреждениях и контроле за их деятельностью» 1984 г. и Декрет «Об изменении некоторых положений о деятельности кредитных учреждений и контроле за ними» 1985 г.

В рамках ЕС была реализована уникальная идея межгосударственной банковской системы. В результате Маастрихтского договора 1992 г. произошли кардинальные изменения в европейской финансовой, банковской системе. Эти изменения состоят в том, что на базе единой европейской валюты центральные банки одиннадцати европейских государств передали свои полномочия в области проведения единой государственной денежно-кредитной политики наднациональному Европейскому центральному банку (ЕЦБ). Именно этот банк возглавил европейскую систему центральных банков, благодаря чему в ЕС постепенно был создан единый рынок банковских услуг. Главной особенностью Европейского центрального банка является его федеральное построение. Вместе с тем он независим от национальных политических структур, что непосредственно отражено в его уставе. Современная структура ЕЦБ является двухуровневой: на первом уровне находится ЕЦБ, второй составляют центральные банки всех стран-членов, которые должны полностью подчиняться решениям ЕЦБ. В этой структуре учитываются и национальные интересы, поскольку руководители национальных банков имеют большинство в Совете управляющих ЕЦБ и именно они определяют его политику. Главной целью ЕЦБ является обеспечение стабильности цен в ЕС, для чего в качестве вариантов собственной денежно-кредитной политики он использует в основном обязательные резервы и операции на открытом рынке. В настоящее время правовыми источниками, закрепившими структуру банковской системы ЕС, являются Первая Директива Совета 77/780/ЕЕС от 12 декабря 1977 г. о координации законов, постановлений и административных положений, относящихся к учреждению и ведению бизнеса кредитных институтов, и Вторая Директива Совета 89/646/ЕЕС от 15 декабря 1989 г. о координации законов, постановлений и административных положений, относящихся к учреждению и ведению бизнеса кредитных институтов.

Банковская система США является, наверное, самой демократичной из современных систем, но вместе с тем она достаточно сложная и многозвенная. Правовой базой, определяющей ее структуру, является целый ряд нормативных актов, объединенных в разд. 12 Свода законов США под названием «Банки и банковская деятельность», к которым принадлежат Закон о Федеральной резервной системе 1913 г., Закон о банковской деятельности 1933 г., Закон о банковской холдинговой компании 1956 г. и др. Банковскую систему США образуют национальные банки и банков штатов; банки — члены Федеральной резервной системы (ФРС) и банки, которые не входят в нее; бесфилиальные банки и банки с отделениями, а также банковские холдинги. Особенность этой системы — в ее двойном подчинении, поскольку ею руководят как федеральное правительство, так и власти штата, на территории которого располагается банк. Другая особенность заключается в том, что все банки делятся на национальные (получившие лицензию от правительства) и банки штатов. Система национальных банков подчиняется федеральным властям, Контролеру денежного обращения. Также контроль проводят такие важнейшие институты американской банковской системы, как ФРС и Федеральная корпорация по страхованию депозитов (ФКСД). Национальные банки обязательно являются членами ФРС, в то время как банки штатов входят в эту систему по желанию.

Наиболее мощной является банковская система Японии. Как ни странно, при этом в ней почти не используются законодательные предписания для банков. Для руководства системой здесь бывает достаточно устных распоряжений министерства финансов. Такие предписания не имеют силы закона, но тем не менее коммерческие банки не могут их не выполнить. Основу этой системы составляют общенациональные банки, которые включают в себя городские и региональные банки; региональные банки второго уровня; банки долгосрочного кредитования; трастовые банки. Еще одну группу

в Японии составляют банки, которым разрешено принимать в виде вкладов биржевые инструменты (акции, облигации, производные инструменты), — это так называемые банки ценных бумаг. На кредитование малых предприятий, рабочих и служащих ориентирована деятельность различных кооперативных кредитных организаций и почтово-сберегательная сеть. Государство в Японии активно участвует в деятельности банков, но центральное место среди публичных институтов здесь принадлежит Банку Японии. Его правовое положение отличается тем, что, несмотря на осуществление государственных функций, государству в этом банке принадлежат только 55 % акций (частные акционеры, однако, не управляют банком).

Понятие и виды кредита. Общим для кредитного договора является гражданско-правовой договор займа, который по-разному толкуется в различных национальных правовых системах. Заем — это такой договор, по которому одна сторона (заимодавец) передает деньги или другие вещи, определяемые родовыми признаками, в собственность другой стороне (заемщику), обязующейся возвратить вещи того же рода, качества и количества (§ 607 ГГУ; ст. 1892 и 1893 ФГК). Заем — договор реальный, хотя по усмотрению сторон он может быть признан консенсуальным. Этот договор может быть как возмездным, так и безвозмездным. Заемщик обязан возвратить основной долг, а по возмездному займу — уплатить соответствующие проценты, размер которых устанавливается в договоре или законом. Обязанность уплаты процентов по обычным гражданским сделкам должна быть обязательно предусмотрена договором, а в коммерческих отношениях возмездный характер займа презюмируется.

Другой близкой к договору займа правовой конструкцией является договор ссуды, в силу которого одна сторона (ссудодатель) предоставляет безвозмездно другой стороне (ссудополучателю) вещь для пользования, а ссудополучатель обязуется по окончании договора возвратить вещь (ст. 1875 ФГК; § 598 ГГУ). Таким образом, отличительными чертами ссуды являются безвозмездность договора, его реальный характер и то, что предметом ссуды всегда выступают индивидуально-определенные вещи (ст. 1878 ФГК). Вследствие этого (в первую очередь вследствие безвозмездности такого договора) ссуда практически не используется в коммерческих предпринимательских отношениях.

Также понятие «ссуда» часто встречается в практике регулирования банковской деятельности, где оно является уже устоявшимся, хотя его значение отличается от классического понимания ссуды, поскольку здесь под ссудой обычно понимают предоставление банком кредитов под залог различных ценностей. Получая кредит, заемщик передает банку в залог недвижимость, ценные бумаги, товарораспорядительные документы и обязуется выкупить их в установленный срок. При нарушении этого срока банк может продать заложенное имущество и из полученной суммы погасить задолженность.

Статья 1874 ФГК исходит из того, что ссуда (заем для пользования) — это такой вид займа, который не приводит к уничтожению предмета займа; заем же в собственном смысле предполагает потребление вещи путем пользования. Тем самым ссуда и заем объединяются в одну общую группу договора займа. В Германии, наоборот, исходят из четкого разделения между договорами ссуды и займа, а в странах общей системы права существует понятие «заем вещей для пользования»

Банковский кредит принадлежит к числу активных банковских операций, которые занимают центральное место в деятельности любого банка. Такая деятельность обслуживается целым рядом гражданско-правовых сделок (лизинг, факторинг, договор поручительства, предоставление банковской гарантии, учет векселей и т. д.). Но центральное место среди них занимает собственно кредитный договор. К большинству банковских сделок, в том числе и к банковскому кредиту, применяются общие нормы гражданского и торгового права. Вместе с тем деятельность банков регулируется разнообразными специальными нормами, которые содержатся не только в кодифицированных актах, но и в судебных прецедентах и обычаях делового оборота.

Формы банковского кредита весьма разнообразны, и в каждой из стран существуют свои кредитные инструменты, выработанные многолетней практикой. Специфической чертой английских банков является использование ими кредитования в виде овердрафта. Овердрафт неразрывно связан с текущим счетом клиента и позволяет владельцу

счета выписывать чеки на суммы, превышающие кредитовый остаток на счете, в пределах установленного лимита. Подобная форма получения кредита очень выгодна для клиента, если его расходы временно превышают поступление денег на счет. Для заключения такого договора банк организует изучение коммерческого проекта клиента на основе представленных им бизнес-плана, планов реализации продукции и пр. Банк предоставляет клиенту право иметь овердрафт в течение какого-либо периода времени, а для особых клиентов такие отношения возможны и на постоянной основе. Овердрафт в Великобритании устанавливается на срок от нескольких месяцев до нескольких лет. При этом один раз в год от клиента требуется полное погашение кредита. Процент по овердрафту начисляется ежедневно на непогашенный остаток. Данная форма кредита является очень выгодной для клиента, поскольку он платит только за фактически использованные суммы.

остаток на счете в банке. Открытию кредитной линии предшествует тщательное изучение банком финансового состояния клиента и последующие ежегодные проверки.

Ссуды под закладную (mortgage loans) применяются для финансирования покупки недвижимости, строительства заводов. Это долгосрочные ссуды (до 15 лет и более). Погашение по кредиту производится по графику, причем с погашением кредита выплата процентов уменьшается, а выплаты по основному долгу — увеличиваются.

Строительные ссуды (construction loans) выдаются на строительство, обычно на срок до двух лет, при этом заемщик периодически оплачивает процент. По мере продвижения строительства в качестве обеспечения ссуды передается закладная, после чего начинается выплата основного долга.

Активной банковской операцией (кредитом) также является лизинг. Эта форма финансирования является альтернативой классическому кредиту, и банки активно участвуют в лизинге либо непосредственно, либо через создаваемые для этого лизинговые компании. Лизинг бывает нескольких видов, один из которых — лизинг с привлечением средств (leveraged leasing). В этом случае лизинговая компания для покупки оборудования берет в банке кредит в размере 80-90 % его общей стоимости; тем самым в таком лизинге обязательно участвует банк (или как арендодатель, или как банкир). Он может привлечь к организации долгосрочной аренды и других финансовых посредников (например, инвестиционные банки, финансовые компании).

Также в США популярны ссуды индивидуальным заемщикам, которые связаны главным образом с приобретением недвижимости и с покупкой товаров длительного пользования, а также с получением ссуд на неотложные нужды. Ссуды под закладную (mortgage loans) обеспечивают покупку жилья. Это долгосрочные ссуды (их средний срок 27 лет), важным условием которых является частичное погашение стоимости жилья за счет собственных средств заемщика. Обеспечением кредита является залог покупаемой недвижимости.

Потребительские кредиты в США бывают двух основных видов: ссуды с погашением в рассрочку и возобновляемые ссуды. Ссуды с погашением в рассрочку (installment credit) используются для покупки бытовых товаров длительного пользования (например, автомобиля). Банк выдает кредит в размере, покрывающем большую часть стоимости автомобиля, на срок два-три года. Такой кредит может содержать условие о том, что заемщик может либо погасить ссуду, либо

передать автомобиль банку по остаточной стоимости в оплату долга. Возобновляемые ссуды предполагают открытие клиенту кредитной линии на определенный срок, а процент начисляется на реально полученную сумму. Если ссуда погашается быстро, то процент в пользу банка не начисляется.

Основное количество таких ссуд приходится на кредит по банковской кредитной карточке (bank credit card). Ее владелец имеет в банке кредитную линию, и кредит предоставляется ему в тот момент, когда он производит платеж за покупку в магазине. Магазин в этом случае должен являться участником специальных «карточных соглашений».

Французские банки предоставляют организациям самые разные краткосрочные кредиты, среди которых можно выделить кассовые кредиты (les credits par caisse), кредиты для финансирования долговых обязательств (les credits definancement des creances commerciales ou professionelles), кредиты под товары (les credits sur marchandises) и гарантийные кредиты (les credits par signature).

Кассовые кредиты служат удовлетворению срочных кратковременных потребностей клиента. Их выдача упрощена и производится в форме разрешения иметь дебетовое сальдо на текущем счете в пределах лимита. Кассовые кредиты делятся на краткосрочный овердрафт (lafacilite de caisse), используемый в основном при затруднениях с наличностью, и продленный овердрафт (decouvert), основанием которого является нехватка средств, связанная с ожиданием поступления дохода от произведенных операций. Банк может потребовать от клиента в качестве условия предоставления кредита выдачи одного или нескольких векселей на предъявителя, которые он затем предполагает учесть в центральном банке. В этом случае налицо рефинансирование краткосрочных кредитов.

Кредиты для финансирования долговых обязательств клиентов предоставляются в основном в форме мобилизационного кредита. Мобилизационный кредит (credit de mobilisation de creances commerciales) применяется для финансирования операций с векселями. Для этого векселедержатель группирует свои векселя в партии по датам оплаты, после чего выписывает один вексель на общую сумму. Банк учитывает суммарный вексель и взимает за это учетный процент и комиссию. Когда срок суммарного векселя истекает, банк списывает сумму векселя со счета фирмы.

Директива 87/102/ЕЕС от 22 декабря 1986 г., Директива 90/88/ЕЕС от 22 февраля 1990 г. и Директива 98/7/ЕЕС от 16 февраля 1998 г. о сближении законов, постановлений и административных положений государств — членов ЕС, касающихся потребительского кредита).

Расчетные отношения возникают практически между всеми субъектами гражданского оборота. В обычных ситуациях (связанных, например, с расчетами в магазине, на транспорте) ежедневно участвуют граждане и организации; предприниматели также проводят расчеты по своим сделкам, закупая продукцию, комплектующие, рассчитываясь с партнерами и контрагентами. Особой сферой расчетных отношений являются расчеты с участием кредитных организаций, где этот вид деятельности является профессиональным. Все расчеты можно разделить на наличные и безналичные. При этом в крупном оптовом обороте преобладают расчеты безналичные, в то время как в сфере розничной торговли по-прежнему основная масса сделок опосредуется наличными деньгами. Юридическая природа всех расчетных отношений вне зависимости от участвующих в них субъектов является гражданско-правовой. Именно поэтому при всем многообразии расчетных операций все они имеют одно общее начало, связанное с имущественным характером таких отношений.

Понятие и виды векселя. В современном обороте широкое распространение получил вексель, что связано в первую очередь с его универсальностью. Вексель применяется как инструмент расчетов, служит обеспечением гражданских сделок и опосредует банковский кредит. Вексель может быть двух видов: переводным (тратта) и простым. Участниками отношений по переводному векселю являются три стороны: векселедатель (трассант), плательщик (трассат) и векселедержатель (ремитент). Тратта содержит требование векселедателя уплатить векселедержателю или его приказу обозначенную в векселе сумму в установленный срок или по предъявлении векселя. В отношениях по простому векселю участвуют два лица: векселедатель и векселедержатель. Простой вексель в отличие от переводного содержит ничем не обусловленное обязательство векселедателя заплатить определенную сумму векселедержателю или его приказу по предъявлении векселя или в установленный срок. Наиболее часто на практике используется конструкция переводного векселя, поэтому в дальнейшем речь пойдет в основном о нем.

Вексельное законодательство достаточно обширно и включает не только национальные нормы, но и большое число международных унифицированных актов, ориентированных на регулирование вексельных отношений. Основная идея таких актов состоит в том, чтобы создать максимальную защиту вексельного кредитора. Задача унификации вексельных отношений остро встала еще в начале прошлого века, однако решить ее в достаточной мере удалось только в 1930 г., когда в Женеве была принята Конвенция о единообразном законе о переводном и простом векселе. Приложением к этой Конвенции является Единообразный закон о простом и переводном векселе, который для стран, подписавших Конвенцию, является актом собственного национального законодательства. Кроме этого акта существуют и другие примеры унификации вексельного законодательства на международном уровне.

В Германии в 1993 г. был принят специальный Закон о векселях, который определяет основные вопросы регулирования переводных и простых векселей. В этом акте нашла свое отражение позиция континентального вексельного законодательства. В Англии и США, как и в других странах общего права, существует свой вариант регулирования вексельных отношений, который основывается главным образом на английском Законе о векселях 1882 г. Кроме того, в США действуют нормы о векселе, закрепленные в Единообразном торговом кодексе.

Правовая природа векселя может быть различной. В странах континентального права вексель — это денежная ценная бумага, а в странах общего права — это оборотный документ (или, точнее, инструмент).шз Вексель содержит денежное обязательство на определенную сумму. В противном случае (если эта сумма не определена) документ не может быть квалифицирован как вексель. При этом в континентальной системе юридически определенной признается уже исчисленная сумма, в то время как в английском законодательстве признается даже математически определимая сумма векселя.

Денежное обязательство, вытекающее из векселя, по континентальному праву должно быть абстрактным, в то время как английскому праву не известна категория абстрактных обязательств, и если обязательство не оформлено в виде акта, оно будет действительным только при наличии встречного удовлетворения.

Особое внимание следует обращать на форму векселя. В соответствии со ст. 1 немецкого Закона о векселях вексель должен обладать следующими реквизитами: наименование «вексель»; ничем не обусловленное предложение уплатить определенную денежную сумму; наименование плательщика; указание срока платежа; место; наименование того, кому или приказу кого должен быть совершен платеж; указание даты и места составления векселя; подпись векселедателя. Отсутствие одного из указанных реквизитов лишает документ вексельной силы, за исключением отдельных изъятий законодательства.

Английский закон предъявляет более упрощенные формальные требования к векселю и признает необходимыми: безусловный приказ о платеже денежной суммы; наименование плательщика; наименование лица, которому или приказу которого должен быть совершен платеж, или указание на то, что вексель выставлен на предъявителя; подпись векселедателя. Векселем признается любой письменный документ, который подписан его составителем и содержит безусловное обещание или приказ заплатить определенную денежную сумму.

Все векселя делятся на три вида: 1) предъявительские, право на получение платежа по которым имеет любой предъявитель документа; 2) ордерные, право на получение платежа по которым имеет первое лицо, поименованное в документе; 3) именные, где такое право принадлежит только указанному в векселе лицу.

В отличие от принципов континентальной системы в Англии и США допускается возможность векселя на предъявителя, поскольку здесь оборотными документами признаются только предъявительский и ордерный вексель. Практика использования именных векселей здесь значительно меньше, чем в Европе.

Трассант, выдавая вексель ремитенту, становится перед ним обязанным, отвечая за платеж и за акцепт векселя. Тратты предъявляются для акцепта трассату, который учиняет на векселе свою подпись с добавлением слова «акцептовано». С этого момента трассат отвечает за платеж по векселю. При отсутствии платежа трассант несет регрессную ответственность перед ремитентом.

При передаче прав на получение платежа происходит расширение круга субъектов вексельных отношений. Передача возможна

в порядке общегражданской цессии. Для передачи права требования по ордерному векселю необходимо помимо передачи бумаги совершить на ней передаточную надпись, называемую индоссаментом. Эта передача возможна, даже если вексель выдан без прямой оговорки о приказе. Если векселедатель поместил в векселе слова «не приказу» или какое-либо равнозначное выражение, вексель может быть передан только в форме и с последствиями обыкновенной цессии. Индоссамент может быть совершен даже в пользу плательщика, либо в пользу векселедателя, либо в пользу любого другого обязанного по векселю лица. Эти лица могут индоссировать вексель далее. Индоссамент носит безусловный характер. Всякое ограничивающее его условие считается недействительным. Индоссамент должен быть написан на векселе и подписан индоссантом. При этом индоссамент может не указывать лицо, в пользу которого он сделан, или может состоять из одной подписи индоссанта (такой индоссамент называется бланковым). В этом случае индоссамент должен быть написан на обороте векселя или на добавочном листе.

Надежность векселя повышается при создании отношений вексельного поручительства (аваль), посредством которого платеж вексельной суммы может быть обеспечен полностью или в части. Это обеспечение дается третьим лицом или даже одним из лиц, подписавших вексель. Аваль устанавливается на самом векселе словами «считать за аваль» и подписывается тем, кто дает аваль. Для аваля обычно достаточно одной лишь подписи, поставленной авалистом на лицевой стороне векселя, кроме подписей плательщика или векселедателя. В авале обязательно следует указать, за чей счет он дан, поскольку при отсутствии такой записи он считается данным за векселедателя. Авалист отвечает так же, как и тот, за кого дан аваль. Аваль действителен даже в том случае, если то обязательство, за которое авалист поручился, окажется ничтожным. Оплачивая вексель, авалист приобретает права, вытекающие из векселя, против того, за кого он поручился. В отличие о континентальной системы в Англии не существует вексельного поручительства, хотя в США есть возможность предоставления гарантии платежа по оборотному документу.

Вексельные отношения прекращаются платежом. Вексель может быть выдан сроком: по предъявлении, в определенный срок от предъявления или составления либо конкретно на определенный день. Вексель сроком по предъявлении оплачивается при его предъявлении. Он предъявляется к платежу в течение одного года со дня его составления, но векселедатель может сократить или увеличить этот срок. Также сроки могут быть сокращены индоссантами. Векселедатель может установить, что вексель сроком по предъявлении не может быть предъявлен к платежу ранее определенного срока. Векселедержатель не может отказаться от принятия частичного платежа, но не обязан принимать платеж по векселю до наступления срока. Плательщик, который платит до наступления срока, делает это на свой страх и риск.

В случае отказа в акцепте тратты, векселедержатель может предъявить иск к векселедателю и плательщику и регрессный иск к другим вексельным должникам. Отказ в платеже должен быть удостоверен актом, составленным в публичном порядке, и совершен в сроки, установленные для предъявления к акцепту. Векселедержатель должен известить своего индоссанта и векселедателя о неплатеже по векселю. Все выдавшие, акцептовавшие, индоссировавшие вексель или поставившие на нем аваль несут солидарную ответственность перед векселедержателем. При этом векселедержатель имеет право потребовать исполнения одновременно от всех этих лиц, от каждого в отдельности или от нескольких из них, не будучи принужден соблюдать при этом последовательность, в которой они обязались. Требование, предъявленное к одному из обязанных по векселю, не препятствует предъявлению требования к другим, даже если они обязались позднее. Векселедержатель в порядке регресса может требовать не только сумму векселя, но и проценты на нее, если они были оговорены, а также издержки по протесту.

Что касается простого векселя, то он обладает многими качествами, аналогичными переводному векселю, именно поэтому они регулируются одними и теми же нормативными актами. Принципиальное различие между ними состоит в том, что переводной вексель является приказом, адресованным векселедателем другому лицу, в то время как простой вексель является обещанием самого векселедателя. Как и в случае с переводным векселем, обещание уплаты должно здесь быть безусловным, и из текста обещания должно следовать намерение произвести уплату, а не просто указание на будущий факт уплаты. При этом континентальное законодательство и английская

судебная практика идентично оценивают это свойство векселя. В отношениях по простому векселю участвуют два субъекта: векселедатель (он же плательщик) и векселедержатель (получатель платежа). Однако от этой классической схемы возможны отклонения, например, когда векселедатель выдает простой вексель, подлежащий оплате ему самому или его же приказу.

Понятие и виды чеков. Чек — это безусловный приказ клиента банку, ведущему его счет, выплатить определенную сумму предъявителю чека, его приказу или другому лицу, указанному в чеке. В этих отношениях участвуют три лица: чекодатель (лицо, выписывающее чек), банк-плательщик и чекодержатель (ремитент). Чеки в отличие от векселей всегда являются средствами платежа, и поэтому в таких отношениях обязательно участие кредитной организации. Отличие переводного векселя от чека заключается в том, что если вексель может быть выставлен на любое лицо, то чеки выставляются только на банк, где у чекодателя имеется особый счет. После предъявления чека банк обязан выплатить указанную в нем сумму из средств, хранящихся на счете чекодателя. В различных правовых системах правовая природа чека оценивается по-разному, что нашло свое отражение в особенностях чекового законодательства.

В Англии чековое обращение регулируется Законом о векселях 1882 г., который положен в основу законодательства о чеках всех стран общей системы права. Другая группа стран регулирует чековые отношения на основании унифицированного международного акта — Единообразного чекового закона, который был принят в 1931 г. на основе Женевской чековой конвенции. Присоединившиеся к этой Конвенции страны строят свое внутреннее чековое законодательство на ее основании (например, Германия, где действует свой Закон о чеках 1933 г.). Другие страны не присоединились к Конвенции и имеют иной вариант чекового регулирования.

В странах континентального права чек является ценной бумагой. Реализовать зафиксированное в нем право можно только путем его предъявления. В английском праве чек — это оборотный инструмент, разновидность переводного векселя (отличие заключается в том, что чек может выставляться только на банк). Содержанием чека является приказ чекодателя банку заплатить ремитенту или его приказу определенную сумму по предъявлении чека к оплате. Банк выплачивает деньги из средств, внесенных чекодателем на свой счет. Отношения между чекодателем и банком имеют в своей основе чековый договор, в соответствии с которым чекодатель распоряжается принадлежащими ему средствами и выставляет чеки на банк, а банк их оплачивает. Тем самым если банк не оплачивает чек, то перед чекодержателем становятся обязаны как банк-плательщик, так и чекодатель.

Чек как любая ценная бумага имеет целый ряд обязательных реквизитов, которые за некоторыми исключениями являются одинаковыми в общей и континентальной системе права: чековую метку; безусловный приказ платить определенную денежную сумму; наименование плательщика; обозначение места платежа; дату выдачи чека; место выдачи чека; подпись чекодателя.

Все чеки делятся на ордерные, предъявительские и именные. При этом наиболее оборотоспособньш является предъявительский чек, который передается путем простого вручения. В отличие от них ордерные чеки передаются путем вручения с предварительно совершенным индоссаментом.

Обычный круг лиц чековых отношений может быть расширен в процессе передачи чека по индоссаменту или предоставления гарантии платежа по чеку (аваль). Каждый новый индоссамент создает нового чекового должника, который будет нести солидарную с чекодателем ответственность в случае неоплаты чека банком. Индоссамент на чеке может быть бланковым и именным. Первый состоит только из одной подписи индоссанта, и документ передается другому лицу путем вручения. Именной индоссамент содержит помимо такой подписи указание на индоссатора. Платеж по чеку может быть обеспечен полностью или в части суммы посредством аваля. Это обеспечение дается третьим лицом (за исключением плательщика) или даже одним из лиц, подписавших чек. Аваль ставится на чеке или на дополнительном листе, выражается словами «считать за аваль» и подписывается авалистом. Для аваля достаточно лишь одной подписи, поставленной авалистом на лицевой стороне чека, если только подпись не поставлена чекодателем. В авале должно быть указано, за чей счет он дан. При отсутствии такого указания он считается данным за чекодателя. Авалист отвечает так же, как и тот, за кого он дал аваль. Его обязательство действительно даже в том случае, если обязательство, за которое он поручился, окажется ничтожным.

Оплачивая чек, авалист приобретает права, вытекающие из чека, против того, за кого он поручился, и против тех, кто в силу чека обязан перед этим последним.

В континентальной системе права чек нельзя предъявить к акцепту, поскольку чек выставляется только на банк. В Англии по Закону о векселях акцептованный чек рассматривается как переводной вексель, а в США акцепт чека освобождает чекодателя и всех предшествующих индоссантов от ответственности по чеку.

Чек должен быть оплачен банком по первому требованию и в полной сумме, но в пределах определенных сроков. Чек, предъявляемый к оплате до наступления дня, указанного как день его выставления, оплачивается в день предъявления. Чек, который оплачивается в стране его выставления, должен быть предъявлен к платежу в течение восьми дней. Чек, который оплачивается не в той стране, где он выставлен, должен быть предъявлен к оплате в течение двадцати дней. Английский Закон о векселях рассматривает этот срок иным образом: чек должен предъявляться в течение разумного срока, длительность которого в каждом отдельном случае зависит от фактических обстоятельств. Совершение платежа освобождает плательщика от ответственности, даже если чек на предъявителя был похищен.

Отказ банка оплатить чек должен быть публично удостоверен, что делается посредством протеста. Опротестование чека дает право его держателю предъявить требования о платеже к чековым должникам в порядке регресса. Протест или равнозначный акт должны быть совершены до истечения срока для предъявления чека. Держатель должен известить своего индоссанта и чекодателя о неплатеже. Каждый индоссант должен в свою очередь сообщить об этом своему индоссанту с указанием наименований и адресов тех, кто послал предшествующее извещение. Если будет послано извещение лицу, поставившему свою подпись на чеке, такое же извещение должно быть послано и его авалисту. В случае, если какой-либо индоссант не указал свой адрес, достаточно, чтобы извещение было послано тому индоссанту, который ему предшествует. Извещение может быть сделано в любой форме, даже путем простого возвращения чека. Тот, кто обязан послать извещение, должен доказать, что он послал извещение в срок.

Существует несколько разновидностей чеков, используемых на практике. Для проведения безналичных расчетов используются расчетные чеки, которые не предполагают выплату по ним наличными. Широкое распространение получили так называемые кроссированные чеки, на лицевой стороне которых проведены две перечеркивающие чек линии. В таком кроссе (месте) вписывается только название банка или компании. Также для чековых расчетов используются чековые книжки с лимитированными чеками, которые выписываются только на сумму, не превышающую предела, указанного в чеке.

Банковские безналичные расчеты являются самой популярной операцией в коммерческих отношениях. Для их организации банк сначала должен мобилизовать соответствующие средства путем заключения с клиентом разнообразных депозитных договоров и договоров на расчетное обслуживание. В дальнейшем на базе таких соглашений банк проводит расчеты по поручению клиента. Депозитный договор и договор на расчетное обслуживание принадлежат к группе пассивных банковских операций. Банковские безналичные расчеты могут быть нескольких видов: банковский перевод, инкассо, аккредитив и расчеты по пластиковым картам.

Банковский перевод — самая простая форма банковских расчетов. В странах общей системы права расчетные отношения этой группы регулируются в основном судебными прецедентами, а в Европе им посвящен целый блок специального законодательства ЕС. В числе основных нормативных актов здесь можно назвать Рекомендацию 87/598/ЕЕС от 8 декабря 1987 г. о Европейском кодексе поведения в сфере электронных платежей и Рекомендацию 88/590/ЕЕС от 17 ноября 1988 г., касающуюся платежных систем и, в частности, отношений между держателем карты и эмитентом. Правила, относящиеся к защите интересов потребителей и клиентов при совершении международных банковских переводов, изложены главным образом в Директиве 97/5/ЕЕС от 27 января 1997 г. о трансграничных кредитных переводах.

Система безналичных расчетов с помощью дебетовых и кредитовых поручений, передаваемых по системам межбанковской и почтовой связи, получила название «жиро»

в таких странах, как Бельгия, Германия, Франция, Голландия, Австрия и Финляндия. Название «жиро» происходит от греческого слова «gyms» — круг, кругооборот. В Европе помимо банковских систем «жиро» существуют почтовые системы жиро-расчетов, которые используют для переводов сеть почтовых отделений. Так, в Германии значительная часть расчетов осуществляется через государственную почту. В США же система жиро-расчетов вообще отсутствует, а в Англии ее развитие происходит параллельно с системой расчетов чеками.

В этих расчетах участвуют четыре стороны: плательщик, получатель средств, банк плательщика (эмитент) и банк получателя (исполняющий банк). Таким образом, перевод — это поручение плательщика своему банку заплатить со своего счета определенную сумму получателю через исполняющий банк. Банковский перевод от банка плательщика в банк получателя передается посредством телеграфа, по почте или с использованием других современных средств коммуникации, на основании специального договора между банками о корреспондентских отношениях. Поручение своего клиента банк-эмитент адресует банку-корреспонденту. Платежное поручение составляется на основе указаний перевододателя, затем банк-эмитент составляет соответствующее платежное поручение банку получателя. Клиентские поручения выполняются банком за счет перевододателя.

Для организации международных платежей существует несколько международных расчетных систем, среди которых ведущее место занимает система «SWIFT», в Англии роль таких систем выполняют «BACS» и «CHAPS». Банкам, подключившимся к такой системе и заключившим соответствующий договор, предоставляется возможность реализовывать межбанковские корреспондентские отношения наиболее выгодным для себя и клиента образом.

Инкассовые расчетные отношения устанавливаются между четырьмя участниками: плательщик средств, получатель средств, банк плательщика и банк получателя. Инкассо могут быть двух основных видов: чистое инкассо и документарное инкассо.

Для обобщения практики использования инкассовых расчетов Международной Торговой Палатой в 1995 г. были подготовлены Международные правила по инкассо.

Чистое инкассо применяется в основном при расчетах неторгового характера. Это операция, по которой банк обязуется получить деньги с третьего лица на основании платежного требования, выставленного его клиентом. При документарном инкассо банк должен предъявить плательщику полученные от своего клиента (получателя средств) документы, в число которых обычно входят акты приемки и товарораспорядительные документы. Плательщик получает эти документы только после уплаты соответствующей суммы. Если плательщик и получатель средств обслуживаются в разных банках, то инкассирующий банк направляет инкассо с комплектом документов в адрес банка-корреспондента (банку плательщика). После этого инкассирующий банк ждет, когда в его адрес от банка плательщика поступит почтовое или телеграфное извещение об уплате плательщиком соответствующей суммы против инкассированных документов (это является основанием для зачисления денег на счет получателя).

Аккредитивная форма расчетов используется в основном в тех случаях, когда плательщик и получатель не имеют длительных коммерческих отношений, и поэтому расчетные операции между ними подвержены определенному риску. В этих отношениях кроме плательщика и получателя участвуют два банка: банк-эмитент (банк плательщика) и исполняющий банк (банк получателя средств). В соответствии с условиями договора, который заключили стороны, плательщик дает своему банку поручение открыть аккредитив, т. е. обособить на своем счете некоторую сумму, которая подлежит оплате получателю. Но перечисление этой суммы на счет получателя возможно только в том случае, если последний надлежащим образом исполнит условия договора между плательщиком и получателем и представит в исполняющий банк против выставленного аккредитива соответствующие документы, подтверждающие исполнение договора. При этом банк обязан проверить только внешние формальные признаки документов, не рассматривая фактическое соответствие товаров, работ и услуг сведениям, изложенным в документах. В случае представления в банк документов, не соответствующих условиям аккредитива, банк обязан их отклонить. Банк не несет ответственность за отказ в принятии документов, отступающих хотя бы в незначительной степени от условий аккредитива.

Аккредитивы также делятся на отзывные или безотзывные. При выборе сторонами отзывного аккредитива банк-эмитент вправе изменить или отменить аккредитив без предварительного уведомления получателя средств. В этом случае получатель средств не может предъявлять к нему какие-либо требования, связанные с получением платежа. Все указания банка-эмитента об отзыве или изменении аккредитива вступают в силу лишь с момента получения исполняющим банком соответствующих уведомлений. До этого момента аккредитив считается открытым на прежних условиях, и исполняющий банк обязан осуществлять по нему соответствующие операции. Унифицированные правила и обычаи для документарных аккредитивов предусматривают, что при отсутствии в аккредитиве указания о том, является ли он отзывным или безотзывным, аккредитив считается отзывным.

При безотзывном аккредитиве исполняющий банк принимает на себя обязательство платить независимо от отзыва или изменения аккредитива плательщиком. Такое обязательство носит гарантийный характер и укрепляет уверенность кредитора в надлежащем исполнении договора.

Расчеты платежными картами. В настоящее время во всем мире широко распространены расчеты с помощью банковских платежных карт. Основное регулирование этих правоотношений обычно проводится на уровне договоров между банками и клиентами. Вместе с тем в ряде стран существуют специальные и общие акты, регулирующие эти расчеты. Так, в Англии к числу таких актов статутного регулирования можно отнести Закон о потребительском кредите 1974 г., Закон о поставках товаров и услуг 1982 г., Закон о честной торговле 1973 г. В ЕС существует целый блок законодательных актов, ориентированных на регулирование расчетов с использованием пластиковых карт. К ним относятся Рекомендация 87/598/ЕЕС от 8 декабря 1987 г. о Европейском кодексе поведения в сфере электронных платежей, регулирующая отношения между финансовыми институтами, трейдерами и учреждениями услуг и потребителями, и Рекомендация 88/590/ЕЕС от 17 ноября 1988 г., касающаяся платежных систем и, в частности, отношений между держателем карты и эмитентом.

Существует несколько разновидностей платежных карт:

— классические кредитные карты, которые служат приобретению товаров; расчет по ним проводится против подписи держателя карты на специальном документе; держатель такой карты обязан в дальнейшем возместить произведенные расходы эмитенту;

— чековые карты от имени эмитента гарантируют оплату чеков держателя карты при соблюдении ряда условий; таким условием может быть территория действия карты (так, «еврочековая» карта гарантирует оплату чеков, выписанных и оплачиваемых в пределах Европы);

— дебетовая карта служит средством оплаты товаров в розничной торговле; в ее отношении обязательна предварительная авторизация; такая карта не предполагает кредитных услуг;

— карты для получения наличных в банкомате, которые также именуют «cash cards».

При этом следует иметь в виду, что одна банковская карта может отвечать сразу нескольким указанным признакам. Так, карта

может быть кредитной или дебетовой и одновременно позволять снимать наличные в банкоматах. Эмитирующий карту банк обязан обеспечить надлежащую работу банкомата и адекватное выполнение им команд держателя карты, поддерживать банкомат в исправном состоянии и обеспечить предоставление банкоматом достаточной информации для правильного обслуживания счета клиента.

При использовании карты для расчета за товары отношения между держателем карты и банком усложняются участием в них продавца и процессингового центра, который аккумулирует информацию о платежах по картам. Таким образом, общая схема взаимоотношений сторон при таких расчетах включает несколько договоров:

— договор между держателем карты и банком-эмитентом;

— договор купли-продажи между держателем карты и продавцом;

— договор между продавцом товара и банком-эквайером об аренде и обслуживании банкомата;

— договор между банком-эквайером и банком-эмитентом о проведении платежа.

Договор факторинга применяется в международной практике уже дольно давно. Первоначально он возник в США в конце XIX в., но широкое распространение получил только в конце 1950-х гг. Причиной тому были неблагоприятные экономические факторы (усиление инфляции и неустойчивость экономики большинства стран в это время). Положение требовало быстрой реализации продукции, перевода капитала в денежную форму. Для решения этих задач раньше обычно использовали вексельные расчеты, однако это не всегда гарантировало оперативность и возмещение затрат на производство продукции. Так, при неуплате по векселю векселедержатель вынужден был обращаться в суд, что, естественно, не ускоряло расчеты, а делало их более сложными. Кроме того, не все фирмы были заинтересованы в судебном разбирательстве. В качестве выхода из этой ситуации и стал применяться факторинг. Он вводил в отношения продавца и покупателя посредника — специализированную компанию, которая регулировала возникающие между сторонами споры по оплате векселей и других товарных документов. В эти отношения постепенно стали включаться банки, а крупные промышленные предприятия начали создавать специализированные отделы факторинга.

В настоящее время факторинговые фирмы действуют во всех странах (как на национальном рынке, так и в международном обороте), выступая посредниками в отношениях между предпринимателями различных государств. Как правило, они тесно связаны с банками либо являются их дочерними фирмами. Популярность факторинга в международной торговле позволила 28 мая 1988 г. в г. Оттаве подписать разработанную УНИДРУА Конвенцию о международном факторинге. При этом специального законодательства о факторинге в большинстве стран не существует.

С экономической точки зрения факторинг — это особым образом организованная торговля долгами. Факторинг всегда связан с реализацией неоплаченных расчетных документов (счетов-фактур), возникающих между производителями и потребителями в процессе реализации товаров и услуг. Участниками факторинговых отношений в экономическом смысле являются три лица: фирма-поставщик, фирма-приобретатель (клиент) и фактор (факторинговая фирма). Фирма-поставщик в рамках заключенной с приобретателем сделки является кредитором, поскольку ей принадлежит право требования оплаты по договору. Приобретатель же является должником: лицом, обязанным произвести оплату по сделке. Посредником в отношениях между кредитором и должником выступает фактор, основное содержание финансовых услуг которого сводится к тому, чтобы удовлетворять права кредитора, т. е. гарантированно оплачивать его счета из средств, взыскиваемых фактором с должника.

Эти экономические отношения опосредуются специальными договорами, среди которых центральное место занимает договор факторинга. Договор факторинга относится к группе посреднических договоров. Фактор оказывает здесь два вида услуг. Во-первых, это услуги в проведении расчетных операций между поставщиком и приобретателем; они составляют основу факторинговых отношений. Во-вторых, он часто оказывает целый комплекс так называемых дополнительных услуг, направленных на то, чтобы стороны имели возможность выполнить свои обязательства по основной сделке.

Договор факторинга заключается между поставщиком и фактором и предполагает распределение между сторонами взаимных обязанностей. Поставщик передает фактору права требования в отношении своих контрагентов по договору. Тем самым поставщик производит уступку своих прав на получение платежей от покупателя. За это фактор обязуется немедленно, по первому требованию поставщика производить

платежи против его коммерческих счетов или актов приемки вне зависимости от того, имеются ли в этот момент деньги у покупателя. Таким образом, фактор, выступая посредником в платеже между поставщиком и получателем, является для поставщика надежным гарантом оплаты договора получателем. С технической точки зрения эта операция выглядит как покупка фактором коммерческих счетов у поставщика и последующее предъявление их покупателю. Следовательно, договор факторинга является не только общим основанием для предъявления поручений поставщика фактору, но и сам регламентирует механизм документооборота между фактором и поставщиком.

Для того чтобы оптимизировать риск фактора, договор факторинга обычно фиксирует общую сумму счетов, предъявляемых поставщиком к оплате, а также общий срок, в течение которого такие платежи могут производиться фактором. Сокращению рисков фактора также способствует детальный анализ фактором финансового состояния поставщика (подписание соглашения возможно только после этого). В результате заключения договора на протяжении всего срока его действия только фактор получает право быть посредником в расчетах между поставщиком и покупателем, и поставщик уже не имеет права воспользоваться услугами других факторов.

Фактор также изучает платежеспособность клиента (фирмы-получателя). Для организации такой проверки поставщик должен обязательно информировать фактора о подписании соответствующего соглашения между поставщиком и получателем. Получатель также заинтересован в такой проверке, поскольку включение фактора в его отношения с поставщиком дает ему целый ряд преимуществ. Если фактор принимает поручение поставщика, это означает не только немедленную оплату этого поручения, но и является важной гарантией платежа для клиента (фирмы-получателя). Если в результате изучения финансового состояния покупателя выяснится, что покупатель не может оплатить сделку, фактор сообщает об этом поставщику. Однако это обстоятельство не обязательно препятствует осуществлению платежа фактора поставщику, поскольку в этом случае они могут достигнуть специального соглашения, по которому фактор хотя и примет соответствующие счета от поставщика, но их оплата будет произведена только после оплаты клиента.

Договор факторинга включает ряд стандартных условий: обязательство фактора о переводе права требования по обязательству на фактора; порядок принятия фактором конкретных поручений (т. е. процедура согласования таких поручений, их одобрение или отказ выполнить); обязательство фактора открыть поставщику специальный счет для перечисления на него фактором средств за оплату счетов. Особенностью факторинговой процедуры является и то, что фактор совсем не обязан производить платежи по абсолютно всем счетам. Фактор имеет право по своему усмотрению (но, естественно, в рамках договора) отклонить любой конкретный счет, выставленный поставщиком.

Преимущества факторинга очевидны в первую очередь для поставщика, поскольку участие фактора приводит к быстрому получению им платежа. Кроме того, заключение такого договора страхует поставщика от потерь, связанных с неплатежеспособностью получателя, от задержек в оплате и других негативных обстоятельств, сопутствующих отношениям сторон. Посредничество фактора переводит поэтапную оплату в оплату немедленную, единовременную, что выгодно поставщику. Таким образом, применение факторинга ускоряет получение платежей, гарантирует погашение задолженности, снижает расходы по ведению счетов и обеспечивает своевременность поступления платежей поставщику при временных финансовых затруднениях у покупателя.

Естественно, эта услуга удорожает сделку между поставщиком и получателем, но при этом существенно сокращает риски несвоевременной оплаты. Кроме того, немедленное получение поставщиком денег существенно сокращает его нужды в оборотных средствах. Благодаря факторингу поставщик имеет возможность расширить сбыт своей продукции, применяя во взаимоотношениях с покупателями различные схемы оплаты. В этом случае, имея абсолютную гарантию того, что платежи в его адрес поступят своевременно, поставщик может допустить коммерческое кредитование своих контрагентов.

Фактор несет в этих отношениях известные риски, поскольку в случае неоплаты счета покупателем все неблагоприятные последствия ложатся непосредственно на него и он лишается права регрессного требования к поставщику. С учетом этого вознаграждение

фактора по договору может быть существенным и обычно складывается из двух частей. Первую составляет комиссия за выполнение поручения, которая исчисляется в процентах от размера оплачиваемого счета. Вторая — это стоимость услуг по кредитованию поставщика, зависящая в первую очередь от срока, в течение которого клиент возместит фактору его затраты, а также от средней ставки банковского процента. Эта ставка может колебаться в зависимости от экономических условий (в первую очередь от учетной ставки центрального банка).

В зависимости от специальных условий различают конвенционный (открытый) и конфиденциальный (скрытый) факторинг. В первом случае поставщик открыто указывает на своих счетах, что требование продано фактору. При конфиденциальном же факторинге никто из контрагентов поставщика не осведомлен о кредитовании его продаж факторинговой компанией. Стоимость таких операций выше, чем конвенционных.

Очень часто в роли фактора выступает банк или парабанковская организация. Банки, развивая факторинговые отношения, получают возможность расширить круг своих операций, а следовательно, существенно увеличить размер своей прибыли при одновременном усилении контактов со своими клиентами. С экономической точки зрения для банка операция факторинга является разновидностью активной кредитной операции, схожей по своей сущности с учетом векселя. В ее основе лежит покупка банком счетов-фактур (платежных требований) поставщика на отгруженную продукцию и передача поставщиком банку права требования платежа с покупателя продукции. Факторинговые операции в банковской практике называются факторинговым кредитом поставщика. Сфера применения факторинга в банковской деятельности обширна и может включать в себя даже такой договор, по которому фактор получает право требовать возврата выданного кредита. Обычно банковский факторинг сопровождается целым спектром дополнительных услуг со стороны банка, и его важной характерной особенностью является то, что банк всегда принимает на себя риск возможного неплатежа клиента.

Дополнительные услуги фактора помимо обязанности производить платеж имеют большое практическое значение. Они отличают факторинг от обычной уступки права требования. Эти дополнительные услуги весьма разнообразны и предоставляют дополнительные выгоды контрагенту фактора. Благодаря им поставщик может не обращаться в многочисленные специализированные организации и не нести в связи с этим дополнительные расходы. В число таких услуг включаются: предоставление информации о финансовом положении контрагентов, различные исследования, прогнозы рынка, подбор потенциальных клиентов и другие бухгалтерские, информационные, рекламные, сбытовые и юридические услуги. Клиенты факторинговой компании могут отказаться от дополнительного штата служащих, выполняющих те же функции, что и фактор. Это создает экономию средств, которая в сочетании с выгодами от кредитования компенсирует достаточно высокую стоимость факторинга.

Если фактором является банк, он обычно передает своим партнерам данные о кредитоспособности их клиентов, способствует быстрейшей оплате счетов, гарантирует возмещение долга, оказывает давление на клиентов, принуждая их выполнять необходимые требования. Также в число дополнительных услуг может быть включено кредитование фактором тех программ поставщика, которые связаны с поставкой и обеспечивают по ней необходимую прибыль. В условиях международной торговли подобные услуги чрезвычайно необходимы, поскольку позволяют продавцу на незнакомом ему рынке решать с помощью фактора практически все вопросы организации торговли. В этих условиях фактор становится главным партнером поставщика, фирмой, которая комплексно выполняет задачи по обеспечению работы производителя, продажи товара, выполнения услуг. В таких отношениях фактор может действовать как в рамках национального рынка, так и осуществлять международный факторинг, обслуживая нескольких производителей в различных странах. Такой характер деятельности фактора обусловливает необходимость его связей с другими факторинговыми организациями на территории экспортера или импортера.