Статья 282 часть 1

282 статья УК РФ — аргументы за и против

Требование отменить 282-ю статью Уголовного кодекса довольно основательно вошло в обиход политической жизни страны, став одним из главных пунктов в программах несистемной оппозиции, в особенности, русских националистических организаций.

Основным обвинением в ее адрес является то, что из уголовно-процессуальной сферы эта статья давно перекочевала в сферу политического.

Так ли это? И возможен ли обратный процесс? Давайте разбираться вместе.

На прошедшем в Москве 4 ноября «Русском марше» в колонне буквально каждой политической организации наличествовал яркий транспарант с призывом отменить 282-ю Ст. УК РФ.

Ведь, по мнению марширующих, именно против сторонников их идеологии, как правило, возбуждаются соответствующие судебные процессы.

На первый взгляд, логика националистов, требующих законодательной реформы, понятна и очевидна. Когда тебя бьют дубиной, первое же твое желание – эту самую дубину отнять.

Однако, как только мы от аналогии с уличной дракой переходим к более высоким и сложным сферам (в частности, это относится и к государственной политике по противодействию любым формам ксенофобии), становится очевидным, что при решении задач такого уровня, простота описанного примера с дубиной не отражает причин и следствий.

Потому, желание многих политических и общественных деятелей, отменить норму УК целиком, при более внимательном изучении проблемы вызывает вполне обоснованное недоумение.

В частности, первым же делом возникает вопрос о дальнейшей судьбе того состава преступления, который сегодня наказывается в соответствии со ст. 282. Как мы, собственно, собираемся в будущем реагировать на те деяния, которые данная статья в настоящее время призвана карать?

Диспозиция самой нормы многим уже известна, но не будет лишним повторить ее еще раз. Итак, под наказания, предусмотренные ст. 282 УК РФ (ч. 1), подпадают «действия, направленные на возбуждение ненависти либо вражды, а также на унижение достоинства человека либо группы лиц по признакам пола, расы, национальности, языка, происхождения, отношения к религии, а равно принадлежности к какой-либо социальной группе, совершенные публично или с использованием средств массовой информации».

Сегодня Российская Федерация, хоть и преодолела множество кризисных явлений, характерных для одиозных 90-х, однако, до сих пор как национальный, так и религиозный вопросы являются крайне серьезной внутренней проблемой, нуждающейся в срочном и эффективном решении.

Учитывая столь непростое положение дел, отказываться от квалификации указанных в ст. 282 УК РФ деяний в качестве сферы уголовной юрисдикции, было бы непростительной ошибкой для всякой разумно действующей государственной власти, поставившей себе задачу не только сохранить, но и укрепить межнациональный и межрелигиозный мир. А потому, было бы крайне наивным надеяться быть услышанным властью, выдвигая заведомо неприемлемые для нее требования.

Тем не менее, критики 282-й статьи продолжают настаивать на своей правоте, в подтверждение оной ссылаясь на неопределенность ее легальных дефиниций, что позволяет правоохранительным органам слишком широко трактовать само понятие «действий, направленных на возбуждение…», подтягивая под эти смыслы какие угодно слова и поступки.

Все это безусловно так, не будем здесь и спорить. Однако, прежде всего, необходимо заметить, что право, как регулятивная система, далеко не всегда представляет собой четкий, детальный перечень всех казусов и ситуаций, на которые оно реагирует. Жизнь в социуме — слишком сложная штука, и огромный массив юридических норм, по определению, не может похвастаться своей детальной проработкой любых вопросов, что называется, на все случаи жизни.

Правовая система представляет собой лишь правила поведения и основания для применения санкций, выраженных в самом общем виде. Конечно, вряд ли такая неопределенность может считаться достоинством уголовного, да и любой другой отрасли права, где от верного толкования буквы закона и оценки совершенного деяния зависит слишком много в судьбе человека.

В любом случае, наличие изъянов в структуре отдельной правовой нормы может послужить лишь поводом для устранения этих изъянов, но никак не для отмены самой нормы.

Разве публичные действия, направленные на возбуждение ненависти к целым социальным группам и на унижение их достоинства – это не достаточный повод для применения мер уголовного воздействия к лицу их совершившему? Тем более, учитывая уже упомянутые сложности в этой сфере, характерные для современной России, где ксенофобия по национальному или религиозному признаку вполне может послужить почвой для колоссального социального взрыва.

Что предлагают взамен те люди, которые так неистово требуют исключить 282-ю статью? Административную ответственность? Или может, нужно вообще забыть про этот состав, апеллируя к пресловутой «размытости формулировок»? Кстати, в последнее время, стало даже модным сравнивать 282-ю статью с оруэлловским «мыслепреступлением», хотя попытка выдать желаемое за действительное здесь более, чем очевидна. Но вектор стремлений, тем не менее понятен – сделать свободу слова абсолютной, не ограничивая ее возможностью уголовного наказания в случае нарушения установленных законом табу. Но такие стремления вряд ли найдут отклик у власти, равно как и у подавляющей части граждан.

Поэтому было бы куда разумнее, вместо истеричной критики «всего плохого ради всего хорошего», провести основательную профессиональную (прежде всего, юридическую) проработку вопроса. Тщательно проанализировать имеющуюся статистику и весь массив уголовных дел. Пообщаться с судьями, прокурорами, адвокатами. Обратиться и к высшим судебным инстанциям (в тот же Верховный Суд) с просьбой изучить правоприменительную практику, провести ее обобщающий анализ для установления четких и разумных критериев применения 282-й статьи, чтобы избегать в будущем столь очевидных перекосов.

Почему бы, в конце-концов, не подготовить проект новой редакции статьи, а лучше даже не один, а несколько – в зависимости от разных концепций, используемых при регулировании соответствующих отношений? Опять же, сегодня одна из остро обсуждаемых тем – законодательная инициатива, предлагающая установить уголовную ответственность за «оскорбление чувств верующих». Она достаточно широко критикуется, в том числе и представителями самой Церкви, в силу недостаточной своей проработки. Ну, так чем не повод, объединить этот вопрос с так называемой проблемой 282-й статьи (благо предметы их регулирования весьма близки и где-то даже пересекаются), и не представить его на серьезное профессиональное обсуждение?

Однако никакой реальной работы, направленной на исправление недостатков не наблюдается. Есть только бесконечные разговоры о несовершенстве, ненужности статьи и ее карательно-репрессивном характере.

Понять определенную обиду русских националистов нетрудно – статья висит над ними как дамоклов меч и зачастую этот меч падает на их головы безо всяких очевидных на то оснований. Но разве перегибы в правоприменительной практике могут служить основанием для отмены самой нормы?

Многие в курсе про громкое дело националиста Даниила Константинова, уже более полугода находящегося в «Матросской тишине» по обвинению в банальном бытовом убийстве (ст. 105 УК РФ). Между тем, соратники Даниила (и не только соратники) видят в этом деле исключительно политический подтекст, не признавая выдвинутых против него обвинений, воспринимая сам процесс исключительно как очередное проявление гонений власти на оппозицию (в данном случае, националистов).

Но ведь никто из защитников и сторонников Даниила не предлагает отменить статью 105 Уголовного кодекса, так ведь? А ведь именно это было бы совершенно логичным с их стороны шагом, учитывая те мотивы, которыми они руководствуются, требуя отменить злополучную 282-ю.

Можно вспомнить еще один показательный случай – громкое дело активистки «Другой России» Таисии Осиповой, осужденной за торговлю наркотиками. Допустим на миг, что ее дело, как пытаются нас убедить некоторые деятели, сфабриковано, а соответствующая статья УК выступила в нем в роли той дубинки, которой коварные власти воспользовались для подавления своих противников. Но является ли это гипотетическое преступление против правосудия достаточным основанием для исключения из УК тех статей, что устанавливают ответственность за незаконный сбыт и хранение тяжелых наркотиков? Ответ представляется очевидным.

Сделаем несколько замечаний и относительно русофобской направленности ст. 282.

Еще один случай из практики. Летом этого года приговором Барнаульского гарнизонного военного суда рядовой Руслан Добриев, ингуш по национальности, был осужден на 2,5 года лишения свободы с содержанием в колонии общего режима. Основание — ст. 335 УК РФ (нарушение уставных правил взаимоотношений между военнослужащими, связанное с унижением чести и достоинства в отношении двух и более лиц) и п.»а» ч.2 ст. 282 УК РФ (возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства с применением насилия). Классический случай дедовщины по национальному признаку. И? Как на подобные случаи реагируют сторонники отмены статьи? Тоже кричат о репрессивной дубинке в руках властных держиморд, которой бьют исключительно по «русским патриотам»?

Конечно, можно возразить, что один случай — не показатель. Спорить с этим глупо. Ну, а что говорит судебная статистика? Кто-нибудь ее изучал? Кто-нибудь анализировал обоснованность применения ст. 282 в тех случаях, когда следствие и суд к ней прибегали? Или нашей оппозиционно настроенной публике уже достаточно одного только факта возбуждения уголовного дела, чтобы заголосить об «эхе 37-го», или очередном проявлении «русофобствующей сущности режима»?

Многочисленные ораторы, настойчиво требующие «отменить и запретить», всего этого словно бы и не замечают, отказываясь признавать абсолютную неконструктивность предлагаемого ими подхода к решению проблемы. А такая тактика, если и может чего достигнуть, то лишь того, что начисто отобьет у тех же властей всякое желание всерьез обращать внимание на несуразные выкрики с места, а точнее с трибун оппозиционных митингов.

Желание некоторых деятелей, не решать проблемы, а зарабатывать на них политические очки очень даже понятно. Учитывая, что подобная тактика уличного горлопанства, взятая на вооружение вместо тактики реальных (пусть и малых) дел, присуща не только сторонникам отмены 282-й статьи, но и практически всем так называемым политическим «сам себе PR менеджерам».

Остается только надеяться, что рано или поздно, до самих «требующих» дойдет, что на действительное решение проблемы (которая, еще раз подчеркнем, безусловно, имеет место быть) выбранные ими методы никак не повлияют. Если только в обратную сторону.

И еще раз, хочу отметить в завершение, что не отрицаю необходимости проработки правоприменения 282-й статьи.

В частности, многие действительно уважаемые в профессиональной среде эксперты отмечают полную непрозрачность экспертизы по делам, связанным с 282-й статьей, а также отсутствие единых методологических указаний для определения экстремистских материалов, в результате чего столь щепетильные остросоциальные вопросы порой оценивают люди с сомнительной репутацией и по своему собственному усмотрению.

Однако я подчеркиваю, что говорю выше исключительно об уважаемых специалистах и необходимости уточнений обсуждаемой нормы, а не малограмотных популистах и полной ее отмене.

282 статья

Разжигание ненависти к социальной группе «воры и убийцы».

Русская нация — это талантливейшая нация в мире.

282 статья (поц. «русская статья») — разновидность анальной кары методом огораживания. Не путать с 228 статьёй.

Но это в теории. Практически же под неё можно подвести не только за разжигание против национальных и религиозных групп, но и социальных. Карательный аппарат практику по этой теме успешно нарабатывает. Все это наглядно показывает, что в этой стране всё идёт привычным образом. Парадокс в том, что статья была продавлена не гэбнёй или едром, а правозащитниками, которые, по идее, и должны выступать за расширение личных свобод, какими бы они ни были, а никак не наоборот.

Содержание

[править] Суть такова

Национализм, по мне, столь естествен, что никогда, ни при каких порядках, «интернационалистами» желаемых, не угаснет…

О, если б Вы понятие имели об гадости жить за границей на месте, если б Вы понятие имели об бесчестности, низости, невероятной тупости и неразвитости швейцарцев. Конечно, немцы хуже, но и эти стоят чего-нибудь!

Хозяин земли Русской — есть один лишь русский (великорус, малорус, белорус — это всё одно) — и так будет навсегда.

Россия — для русских и по-русски

Конституция? Чтоб русский царь присягал каким-то скотам?

Я готов написать на своём знамени — Россия для Русских и по-русски, и поднять это знамя как можно выше

Мы призваны творить своё и по-своему, русское по-русски

Вызвал кончиками рожек возбуждение и розжиг.

[править] История

Собственно, статья была принята в 2002 году и дописывалась после много-много раз. Как сообщает Торадицийо, источником послужил аццкий отходняковый высер Заместителя Генерального Прокурора ZOG М. Б. Катышева от 29.06.99 года № 27-19-99 под названием «МЕТОДИЧЕСКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ Об использовании специальных познаний по делам и материалам о возбуждении нацианальной, расовой или религиозной вражды».

В качестве мотивов для принятия столь б-гомерзкого нормативно-полового акта выдвигаются различные версии, а именно от теории заговора до банальных политических амбиций сами-знаете-кого по вступлению этой страны в ВТО. Однако сути дела это не меняет.

C тех самых пор является объектом ненависти поцреотов, но ненависти несколько странной — в рамках борьбы с 282 статьей они постоянно пытаются посадить по ней какого-нибудь ЕРЖ. Чем это поможет в отмене данной статейки — не ясно.

В июле 2008 Волгодонский городской суд Ростовской области дал год условно по 282 двадцатилетнему члену местного отделения ДПНИ Антону Шурубаре за отсылку 437 SMS с текстом «Смерть русским свиньям и тебе, мразь». Отмене статьи это не помогло.

[править] Объект разбора

Статья 282. Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства

1. Действия, направленные на возбуждение ненависти либо вражды, а также на унижение достоинства человека либо группы лиц по признакам пола, расы, национальности, языка, происхождения, отношения к религии, а равно принадлежности к какой-либо социальной группе, совершенные любым способом, в том числе публично или с использованием средств массовой информации, средств сотовой связи или средств коммуникации, в том числе сети «Интернет», — наказываются штрафом в размере от трехсот до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от двух до трех лет, либо принудительными работами на срок от одного года до четырех лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет, либо лишением свободы на срок от двух до пяти лет. 2. Те же деяния, совершенные: а) с применением насилия или с угрозой его применения; б) лицом с использованием своего служебного положения; в) организованной группой, наказываются штрафом в размере от трехсот до шестисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от двух до трех лет, либо принудительными работами на срок от двух до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет, либо лишением свободы на срок от трех до шести лет.

Весь цимес здесь в том, что под определение «социальной группы» при желании можно притянуть за уши вообще всё, что угодно. От группы «депутаты» или «неверные менты», вплоть до «социальной группы жильцов коммунальной квартиры по адресу…». Всё зависит только от того, сколько занесли эксперту за анализ вашего бреда.

[править] Типичное «обвинительное заключение» по статье

Кроме того, в сети Интернет на сайте www.kazan.livejournal.com в своем блоге «irek-murtazin» на http://irek-murtazin.livejournal.com И. М. Муртазин, реализуя свой преступный умысел на возбуждение ненависти и вражды по признакам принадлежности к определенной социальной группе с угрозой применения насилия, указывает на полярные противоположности и несовместимости интересов одной социальной группы с интересами другой. И. М. Муртазин противопоставляет категории «Мы» и «Другие» в соотнесенности категорий «Добро» и «Зло». В целом категорию «Другие» составляют люди, занимающие ответственные посты в структурах исполнительной и законодательной власти, финансовых структурах и средствах массовой информации, позитивно оценивающие деятельность данных структур. Категория «Другие» – люди, объединенные по социальному признаку, которым приписываются резко негативные характеристики.

[править] На практике

Законно привлечь по данной статье можно только клинических долбоёбов, так как при нормальном адвокате любое прокурорское обвинение разваливается на глазах — про любые твои речи, кроме самых крайних случаев, анон, можно сказать, что носили они аллегорический или иносказательный характер, и если ты не идиот, и не написал признательную записку с сабжевой формулировкой, доказать ничего не получится.

И даже если ты начистил дворнику мордас, то, если ты чистосердечно не признался, что ты бил его именно за инородную морду, инкриминируют тебе только побои, или что другое, но никак не «национальный контекст».

А вообще, проблема не в самом законе, а в том как его применяют, ибо работать он должен в обе стороны.

При этом того, в чьём отношении возбудились соответствующие органы — даже за разжигающий коммент в тырнетах, — ждут весьма интересные проблемы в неожиданных местах: все банковские счета и вклады ВНЕЗАПНО окажутся заблокированными, а кассиры в Сбербанке будут в ужасе шарахаться, только увидев паспорт бедолаги. Ибо достаточно стать подозреваемым по делу по ст. 282, как ты моментом окажешься в одном списке с самыми отмороженными террористами со всего света (луркать 115-ФЗ от 07.08.2001).

[править] Признаны виновными посмертно

  • Лев Толстой — великий русский писатель экстремист. (спойлер: Вообще, в РФ невозможно осудить посмертно, да еще и с истекшим сроком уголовного преследования. )(спойлер: Путинская судебная система показала, что очень даже можно, вспомните Магнитского. )

[править] Сходившие

  • Юрий Мухин — пейсатель, автор более тысяч книг про разлагающее влияние еврейского лобби на структуру власти в этой стране.
  • Константин Душенов — ушибленный непокоренный жыдами борец за Православную Веру, Нравственность и Духовность™.
  • Владимир Квачков — жертва хитрого плана Чубайса — якобы хотел выпилить Рыжего. 23 декабря 2010 года снова повязали. Строит хитрые планы по зохвату власти в Рашке путём выпиливания местного филиала ZOG. Монархо-сталинист. Официально посажен по обвинению в организации вооружённого мятежа в России (с арбалетами, ага) и терроризме.
  • Иван Миронов — сообщник вышепоименованного. Оправдан судом. По результатам прогулки напейсал мемуары.
  • Савва Терентьев — борец с «оборотнями в погонах» и просто гений из Сыктывкара.
  • Борис Стомахин — махровый ЕРЖ. Мечтает залить кровью всю Россию. Начал бы с себя.
  • Юрий Петухов — единственный из тусовки, кто доставлял (хотя бы потому, что именно на его творчестве основал свои безумные идеи Яроврат). Ныне RIP.
  • Нибааль — за отсутствием состава по 205-й пошла за паровоза по 282-й.
  • Тесак — отправлен на 3,5 года общего режима Навальным за разжигание ненависти в отношении социальной группы «либералы» на дебатах в «Билингве» 28 февраля 2007 года. В середине 2014 таки снова сел на 5 лет, однако, позже срок скостили до 2,8 — за «экстремистские» видеообзоры фильмов «Околофутбол» и «Сталинград».
  • Константин Крылов, обозвавший выходцев с Кавказа «обезьянками» призвавший «покончить со странной экономической моделью».
  • Варракс — бывший дедушка русского сотонизма, переквалифицировавшийся в зело списифиськие национал-социалисты и совкофилы одновременно. Сходил на исправительные работы за одну из «разжигающих» статей со своего сайта. После этого сайт был тщательно вычищен от всего, что могло бы привести к рецидиву.
  • Паук
  • Александр Додонов — Читинец, участвовал во флешмобах «Оккупай педофиляй», небезызвестного Тесака. Однако погорел не на этом. В 2015 решил слетать на Украину дабы повоевать в пугале всех россеянских СМИ — «ДУК правый сектор». Для чего списался с ними. Однако не фартануло. И в гости пришли менты. Итог — 1,5 года колонии поселения. ИЧСХ, с точки зрения логики, он таки никуда не поехал, и оружия в руки не брал. Однако посадили.

[править] По ком плачет

  • Диакон Андрей Кураев — nuff said.
  • Петров и его команда — авторы КОБы и прочих некошерных вещей. (спойлер: Не дождётесь, суд их уже оправдал. )
  • Носик — отделался легким испугом и штрафом в 500 штук деревянных. (спойлер: Уже нет. )
  • Лена Хейдиз.
  • Новодворская — её теперь судят в другом месте.
  • Энтео.
  • Кинчев (из его текстов: «Нам дают понять, что мы пыль и ботва, А тем, кто не догнал, тем — 282»).
  • Милонов.
  • Стерлигов.
  • И наконец, это ты, Анонимус, когда читаешь эту статью на Нашем уютненьком (тм) . Толстый намек на эти тонкие обстоятельства ты можешь узреть тут.
  • И даже Дмитрий Медведев может быть признан экстремистом.

[править] Интересные факты

  • Невероятно, но факт — Адольф Алоизыч так до сих пор и не был обвинен ни одной судебной инстанцией РФ в разжигании. Вроде логично: закон на мёртвых не распространяется. Но на Льва Толстого вполне себе распространился. Просто Гитлар ничего плохого конкретно РПЦ сделать не успел (до церквей первым дотянулся проклятый Сталин).
  • Судебная экспертиза установила, что лозунги «Россия для русских!» и «Убивай хача!» не являются националистическими. Это потому что первый не исключает Россию для нерусских. Второй не несёт ясного понимания, кого конкретно убивать; под словом «хач» каждый понимает что-то своё.
  • Зато эта же экспертиза признала лозунг «Долой самодержавие!» в официально демократической России вполне экстремистским.
  • «Здесь говорят по-русски» — теперь это экстремизм . Все дружно прекращаем говорить по-русски.
  • В этой стране возможно возбуждение ненависти к социальной группе «депутаты Государственной Думы, кроме фракции КПРФ».
  • Имеется прямая отсылка в книге Пелевина «Ананасная вода для прекрасной дамы»: …он был порой несдержан на язык и в результате получил условный срок за разжигание вражды и ненависти к социальной группе «ебучие пидарасы». Что поделаешь, если отечественные филологи полнее всего раскрывают себя именно в качестве уголовных экспертов.
  • В Харькове существует служба «Русское такси», телефонный номер которой 7-282-282. Сочетание номера и названия доставляет адски. В Череповце тоже есть «Русское такси», и самое забавное — «Евро-такси», где ездят ТОЛЬКО ЛКН на отечественных ведрах.
  • После матча с Польшей на Евро-2012 в своем твиттере премьер-министр России Д. А. Медведев разместил /tweet двусмысленное фото главного тренера сборной России по футболу Дика Адвоката с комментарием «Всё еще впереди, победа будет за нами!» на фоне числа 282.
  • В 2005 году миграционный прирост населения Россиисоставил ровно 282.1 тысячу человек. Казалось бы, при чём здесь мигранты?

[править] А развязка близка

В 2016 году священный джихад 282 статье объявил «папа рунета», потомственный ЕРЖ и популярный блогер Антон Носик. Годом раньше он весело зажигал рунет своей разжигательной статейкой «Стереть Сирию с лица земли» да так преуспел, что российская прокуратура не на шутку зажглась идеей отмстить за оскорбление чувств братского сирийского народа и примерно покарать жирного еврейского тролля, возомнившего себя умнее и хитрее всех. Носик в итоге остался с носом и 300.000 рублей штрафа. Но не отчаялся, а задумал свою страшную месть в форме жалобы в Европейский суд по правам человека и инициативы на сайте РОИ по отмене самой 282 статьи. Лёд тронулся, процесс в ЕСПЧ пошёл, голосование на РОИ продолжается (закончится оно 30.11.2017). Возможно, скоро, очень скоро ты, анон, сможешь совершенно безбоязненно призывать «стереть с лица земли Израиль», евреев и самого Носика. Голосуем на РОИ, набираемся терпения и ждём когда ненависть в рунете вновь разгорится как в старые добрые времена.

Статья 282. Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства

Информация об изменениях:

Федеральным законом от 8 декабря 2003 г. N 162-ФЗ наименование статьи 282 изложено в новой редакции

Статья 282. Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства

Информация об изменениях:

Федеральным законом от 8 декабря 2003 г. N 162-ФЗ часть 1 статьи 282 изложена в новой редакции

1. Действия, направленные на возбуждение ненависти либо вражды, а также на унижение достоинства человека либо группы лиц по признакам пола, расы, национальности, языка, происхождения, отношения к религии, а равно принадлежности к какой-либо социальной группе, совершенные публично или с использованием средств массовой информации, —

наказываются штрафом в размере от ста тысяч до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до двух лет, либо лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет, либо обязательными работами на срок до ста восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года, либо лишением свободы на срок до двух лет.

Информация об изменениях:

Федеральным законом от 8 декабря 2003 г. N 162-ФЗ часть 2 статьи 282 изложена в новой редакции

2. Те же деяния, совершенные:

а) с применением насилия или с угрозой его применения;

б) лицом с использованием своего служебного положения;

в) организованной группой, —

наказываются штрафом в размере от ста тысяч до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до трех лет, либо лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до пяти лет, либо обязательными работами на срок от ста двадцати до двухсот сорока часов, либо исправительными работами на срок от одного года до двух лет, либо лишением свободы на срок до пяти лет.

См. комментарии к статье 282 Уголовного кодекса РФ

282 статья

Жириновский об отмене ст.282 УК РФ

Статья 282 — статья Уголовного Кодекса РФ за разжигание розни [1] .

Содержание

История и суть

Закон «О противодействии экстремизму» был разработан правительством РФ еще при Ельцине, а его принятие было администрацией президента Путина. В июне 2002 года он был принят Госдумой, одобрен Советом Федерации, подписан президентом РФ и опубликован в «Российской газете» (30.7.2002).

Согласно части 1 статьи 282 «Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства» Уголовного кодекса Российской Федерации в редакции Федерального закона от 08.12.2003 № 162-ФЗ:

Действия, направленные на возбуждение ненависти, либо вражды, а также на унижение достоинства человека, либо группы лиц по признакам пола, расы, национальности, языка, происхождения, отношения к религии, а равно принадлежности к какой-либо социальной группе, совершенные публично или с использованием средств массовой информации наказываются штрафом в размере от ста тысяч до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до двух лет, либо лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет, либо обязательными работами на срок до ста восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года, либо лишением свободы на срок до двух лет.

Под действие статьи подпадают высказывания совершенные в Интернете, поскольку в таком случае считается, что они сделаны публично.

В России под экстремизмом понимают не только насильственные действия, но и выражение мыслей и идей. В этом смысле 282 статья по мнению ее критиков противоречит правам человека на свободу высказываний и политические свободы.

Критики 282 статьи считают, что 282 и 280 статьи [2] направлены не столько на борьбу с ксенофобией, сколько на защиту властей от оппозиции, то есть против критиков власти.

Существует мнение юристов, что «282 безусловно, юридически несостоятельна, так как дает огромные возможности для ее расширительного толкования или, проще говоря — для произвола» [3] . Таким образом, 282 статья может становиться орудием цензуры, в том числе и в Интернете.

Партия «Яблоко» критикует статью за неправильность формулировок, позволяющих сажать за критику социальных групп, но, тем не менее, утверждает, что «статья необходима для борьбы с расизмом и национализмом» [4] .

«Русская» статья и попытки ее отмены

В. В. Жириновский предлагал отменить 282 статью, указывая, что под эту статью можно подвести почти любое острое или критическое высказывание и что по ней сидят в основном русские. [5]

19 марта 2010 года ЛДПР инициировала принятие законопроекта, предусматривающий отмену ст. 282 УК РФ, но Госдума большинством голосов отклонила его. Снова с поправками в УК, отменяющими эту статью, ЛДПР выступила 15 июня 2016 года. [6]

Статью 282 Жириновский охарактеризовал так:

Эта статья лишняя совершенно в Уголовном кодексе, почему мы и требуем её убрать. Есть статья 135, которая ровно об этом же говорит, но она более конкретная, а статья 282 абстрактная. И в этом смысле она опасная. В советском Уголовном кодексе были понятия «кулаки» и «антисоветчики», и любого под «кулака» можно было подвести или под антисоветскую пропаганду, и тысячи людей были осуждены. То же самое 282-я статья, её и называют в народе «русская», ибо здесь говорится о действиях, направленных на возбуждение ненависти либо вражды, унижение достоинства человека либо группы лиц по признакам пола, расы, национальности, языка, происхождения, отношения к религии, принадлежности к какой-либо социальной группе, то есть всё, что вы говорите в быту, в любом выступлении, можно подвести под эту статью. Вот я говорю: вы что тут, бедняки, вам не нравится повышение цен на ЖКХ? Всё — вот завтра, 20 марта, тех, кто выйдет с протестом, можно объявить уже. вот по этой статье сажать всех. Вы плохо понимаете, что эта статья политическая. В случае обострения обстановки в стране по ней осуждать будут всех, ибо она абстрактная. Любые ваши высказывания, которые направлены против. Вот я скажу, например: вот тут провинция, понаехали в Москву — всё, в тюрьму, наказание от 100 тысяч рублей до пяти лет лишения свободы — абсолютно абстрактная статья! Вот анекдот вы рассказали про чукчей, про армян, про цыган, про русских, про евреев — всё, в тюрьму: вы унизили чьё-то достоинство. Вот тут мечеть строят, а вы, так сказать, как-то небрежно высказались в отношении какой-то религиозной группы — всё, в тюрьму. То есть вот это вы не можете понять — что эта статья направлена против всех, как 58-я статья.

Несмотря на то, что данная статья часто считается «русской», по ней также были осуждены и мусульмане (в основном это люди, поддерживающие идеи радикального исламизма, а также сторонники исламистских группировок, таких как Аль-Каида, ИГИЛ, Нусра и т.д). [7] [8]

3 октября 2018 года Владимиром Путиным был внесён в Госдуму законопроект, предусматривающий частичную декриминализацию статьи 282: уголовная ответственность по первой части статьи наступает только в случае, если лицо уже привлекалось к административной отвественности за подобные деяния в течение года [9] [10] . Вместе с ним в пакете был внесён законопроект, предусматривающий эту административную ответственность [11] .

В декабре 2013 года треш-фильм «Зелёный слоник» пытались проверить на экстремизм по заявлению российских офицеров, так как по их мнению он содержал признаки преступления «унижение достоинства людей по признакам их принадлежности к социальной группе „офицеры“», выраженные в матерной цитате об офицерах из фильма. [12]

Дела против блоггеров

Для политически активных пользователей Интернета важно знать 282 статью и 280 статью, чтобы ненароком не нарушить их, так как известно немало прецедентов, когда блоггеров судили по этой статье [13] [14] .

Против известных в Интернете деятелей Константина Крылова и Гейдара Джемаля были возбуждены дела по 282 или 280 статье. По 280 и 282 статье отсидел 5 лет Борис Стомахин, в том числе и за публикации в Интернете (в том числе и на небезызвестном Кавказ-центре, в которых призывал к уничтожению России как государства).

Подобные обвинения предъявлялись Мурзу и другим известным и малоизвестным блоггерам.

В 2014 году по 282 статье было возбуждено дело против Павла Шехтмана, впоследствии Шехтман эмигрировал на Украину.

В апреле 2016 года стало известно, что СКР предъявит Антону Носику обвинения в экстремизме (ч.1 ст. 282) за пост 2015 года, в котором он горячо одобрил авиаудары по Сирии и написал, что для него как и для любого израильтянина Сирия всегда остается реальным военным противником. Экспертиза установила, что в тексте Носика содержатся «лингвистические признаки возбуждения розни и вражды по отношению к группе лиц „сирийцы“, выделяемой по национально-территориальному признаку». [15]

Активисту самарского областного ЛГБТ-движения «Аверс» Константину Голаве вменили часть 1 статьи 282 за публикацию на своей странице ВКонтакте демотиватора и стихов о ватнике, которые были расценены как возбуждающие ненависть к социальной группе «русские граждане России». [16]

В 2016 году 20-летний Евгений Корт был признан виновным по 282 статье (ч.1) из-за публикации вконтакте (репоста) карикатуры на Тесака и Пушкина и приговорен районным судом к году лишения свободы в колонии-поселении. На картинке «человек похожий на Тесака» называет «человека похожего на Пушкина» чуркой. По мнению экспертов и суда эта картинка разжигает ненависть к нерусским, критики указывают, что Пушкин — русский, а картинка высмеивает национализм вообще и Тесака в частности. [17] [18]

13 февраля 2017 года на сайте прокуратуры Чеченской республики появилось сообщение о возбуждении уголовного дела против видеоблоггера Ильи Мэддисона по ч. 1 статьи 282 УК РФ из-за его видеоматериала «шутка про Коран». Позднее эта информация была удалена с сайта [19] , а само видео внесено в Федеральный список экстремистских материалов под № 4086.

В марте 2018 года украинский пранкер Евгений Вольнов стал «ловить хайп», используя трагедию в Кемерово: в частности, распространял утверждения о якобы 300 погибших во время пожара в торговом центре и обзванивал морги, чтобы те готовились принять 300 тел погибших. В результате СК РФ возбудил уголовное дело по статье 282, а сам Евгений Вольнов (точнее, Никита Кувиков) был объявлен в международный розыск. [20]

В википроектах

О 282 статье есть статьи в Викиреальности, Луркоморье и Традиции. В русской Википедии отдельной статьи, посвященной этой теме, нет.

Интересные факты

В январе 2017 года российский оппозиционер Алексей Навальный обратил внимание, что совокупное состояние российских 77 долларовых миллиардеров из списка Forbes составляет 282 миллиарда долларов («прям как номер статьи по экстремизму»). Совпадение?. [21]

По данным судебного департамента при Верховном суде РФ за 2017 год, в России растет число осужденных по «экстремистским» статьям, сосредоточенным в гл. 29 УК РФ. По этим статьям в 2017 году были осуждены 604 человека, вчетверо больше, чем в 2011 году. Больше всего — 460 человек — были осуждены по ст. 282. При этом согласно исследованиям общественной организации «Центр экономических и политических реформ» (ЦЭПР), более половины осужденных по «экстремистским» статьям — это молодежь до 25 лет. [22]

И по срокам, и по характеру применения 282-я статья ничем не отличается от «антисоветской агитации и пропаганды», по которой сажали диссидентов в СССР. Разница только в расширительности толкования — 282-ю можно толковать гораздо шире. Но факта это не отменяет: люди, сидящие за «политический экстремизм» это диссиденты. Такие же диссиденты, какие сидели по мордовским лагерям в мрачные годы застоя.

Что же касается некого морального примера, которого я бы хотела добиться от Государственной Думы – это однозначно отмена 282 статьи про надуманный экстремизм, что позволит вернуть свободу политических дискуссий. Вернуть гражданам России право высказывать свое мнение – это значит дать стране возможность эволюции, а не революции.

Отношение к этой статье таково, что без этой статьи уголовного кодекса не будет. То есть это естественное наказание, потому что под него подпадают вещи, напрямую противоречащие конституции. Разжигание национальной, социальной, культурной розни является преступлением и таковым должно быть при любой правовой системе.

Подпасть под 282-ю статью может любой, кто, обсуждая в сети какие-нибудь животрепещущие вопросы, неосторожно обругает какую-то группу людей — будь то «хохлы», «пиндосы», чиновники или даже гей-активисты.
Ситуация с 282-й статьей очень проста: ее поддерживают те политики, которые, придя к власти, мечтают так же расправляться с «неугодными» и «несогласными» по своему произволу — и хотят иметь для этого инструмент.

Я иду на выборы, в том числе чтобы моментально отменить репрессивную и глупую статью 282. Все политические заключенные — от националистов до либералов, от правых до левых — будут выпущены из тюрем в первый же день.

Новые статьи Уголовного кодекса Российской Федерации:
«Осквернение воздуха публичными призывами»,
«Призывы к разжиганию межполовой розни»,
«Хищение в заведомо малых (издевательских) размерах»,
«Заведомо ложное предложение руки и сердца»,
«Нецелевое расходование взятки»,
«Заведомо ложно искажение правдивого вымысла»,
«Публичное оправдание метеоризма»,
«Ослабление чувств верующих»,
«Оскорбление чувств присутствующих здесь дам»,
«Незаконное участие в законотворческой деятельности».

Из УК в КоАП: 282-ю статью предлагают декриминализировать

Депутаты отмечают: количество осужденных по ст. 282 Уголовного кодекса («Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства») неуклонно растет с 2012 года. «Наблюдаемая тенденция вызывает тревогу, поскольку может говорить о нарастании диссонанса между обществом и государством, а также об увеличении карательного уклона правоохранительной системы по отношению к гражданам, активно выражающим свою гражданскую, подчас патриотическую, позицию», – уверены они.

Законодательная неопределенность

Действующая норма ч. 1 ст. 282 УК предусматривает наказание за «действия, направленные на возбуждение ненависти либо вражды, а также на унижение достоинства человека либо группы лиц по признакам пола, расы, национальности, языка, происхождения, отношения к религии, а равно принадлежности к какой-либо социальной группе, совершенные публично или с использованием средств массовой информации либо информационно-телекоммуникационных сетей, в том числе сети интернет».

По мнению авторов поправок, такая законодательная формулировка говорит о «законодательной неопределенности» нормы. Так, одно лишь наличие признаков «публичности», «использования СМИ или информационно-телекоммуникационных систем» представляется им недостаточным для обоснованности уголовного преследования.

Неопределенность нормы ст. 282 УК ведет к неоднородности и произволу при применении закона.

К примеру, в разные годы за размещение «Майн кампф» в интернете наказывали по-разному. Так, во Владивостоке двое мужчин были приговорены за это деяние к штрафу по ст. 20.29 КоАП; в Чебоксарах 25-летняя жительница была приговорена к 100 часам обязательных работ по ч. 1 ст. 282 УК; в Туле местный житель получил предостережение прокуратуры о недопустимости экстремистской деятельности.

Из одного кодекса – в другой

В связи с этим предлагается исключить уголовную ответственность за возбуждение ненависти и предусмотреть ответственность административную. Уголовно наказуемым деянием при этом предлагается считать возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства – но лишь в том случае, когда такое деяние совершается с применением насилия или с угрозой его применения, или же лицом с использованием служебного положения, или организованной группой.

«Принятие закона позволит снизить излишнюю неоправданную нагрузку на уголовно-исполнительную систему Российской Федерации, экспертное и судейское сообщество России, а также повысить доверие общества к российскому правосудию», – уверены законодатели.

Ознакомиться с текстом законопроекта № 495566-7 «О внесении изменения в статью 282 Уголовного кодекса Российской Федерации» можно здесь, текст законопроекта № 495611-7 с изменениями в КоАП доступен по ссылке.

В течение недели на сайте pravo.ru проводился опрос о студенческих мечтах наших читателей. Большинство проголосовавших хотели стать адвокатами (19,8%), следователями (16,9%), консалтерами (14,9%) или судьями (14,9%). Меньшей популярностью пользовались должности прокурора (11,1%) и инхауса (7,3%). Почти половине опрошенных удалось претворить свою мечту в жизнь (39%). А чуть больше четверти читателей за время учебы поменяли свои изначальные планы (27,3%). Параллельно с голосованием на сайте мы собрали истории партнеров известных российских юрфирм о том, как они пришли к юридической профессии и почему на первом курсе университета мечтали совсем о другом будущем.

Наталья Шатихина, управляющий партнер CLC, уже в 4 года решила, что станет юристом, а именно – следователем. Решающим стал сериал «Следствие ведут ЗнаТоКи», говорит она: «При этом участь криминалиста Зиночки меня совершенно не прельщала. Так что, видимо, могу считаться результатом удачного расчета Щелокова». Но не все определились со своим будущим в столь раннем возрасте. Кто-то из юристов до последнего колебался после окончания школы, выбирая, куда поступить. Сергей Пепеляев, управляющий партнер «Пепеляев Групп», мечтал стать актером и подавал документы во ВГИК, но в последний момент передумал и пошел на юрфак МГУ. Тем не менее все студенческие годы, вплоть до окончания аспирантуры, он работал в молодежном вузовском театре.

Алексей Новиков, бывший следователь СКР, а ныне партнёр АБ «ЗКС», в старших классах школы тоже выбирал между двумя сферами: журналистикой и юриспруденцией. Меня привлекало и то, и другое, вспоминает он: «В конце 90-х как-то все переплелось, вспомнить хотя бы такие громкие дела, как убийства журналистов Дмитрия Холодова и Владислава Листьева». Юный авантюризм и любознательность мне казалось возможным удовлетворить в обеих профессиях, говорит адвокат. О журфаке мечтал и адвокат Генри Резник: «Но в Среднеазиатском госуниверситете, где я учился, специализация «журналистика» была только для национального потока, а не для русскоязычного, так что с горя решил пойти на юридический». Антона Ильина, декана юрфака НИУ ВШЭ (СПб), тянуло в юриспруденцию совсем по другой причине. В школьные годы он обожал решать интеллектуальные задачи и представлял себе, что судья занимается тем же самым, когда разбирает тот или иной спор. Вот и Павел Крашенинников, депутат Госдумы, глава комитета по госстроительству и законодательству, вплоть до 3 курса университета мечтал стать судьей. У Латыева, партнера «Интеллект-С», и вовсе выбор юридического вуза оказался во многом обусловлен честолюбивым юношеским максимализмом. Конкурс туда в середине 90-х был сравним с количеством желающих в театральный институт, говорит он.

Детские представления о профессии

Мечты о будущей профессии формируются под влиянием разных факторов. На кого-то из молодых людей влияет мнение родных, другие впечатляются образами из художественных произведений. Адвокату Илье Новикову в 12 лет попалась в руки первая книжка Эрла Стенли Гарднера про Перри Мейсона (прим. ред. – произведение об успешном адвокате по уголовным делам). С тех пор будущий защитник ни дня не сомневался в том, что станет адвокатом, говорит он: «Я хотел заниматься именно уголовными делами. Мои родители это одобряли, ведь в конце 90-х юрфак и экономфак все еще считались дорогими, вымощенными золотым кирпичом».

На Дмитрия Гололобова, приглашённого профессора университета Вестминстер, российского адвоката и английского солиситора, тоже в значительной мере повлияли именно прочитанные книги. Хотя о юристах тогда почти ничего не писали, а профессия была окутана мистическим денежным флером, подчеркивает он. Во времена нашего детства никто никаких юристов особенно не знал, подтверждает Шатихина: «Да и особого престижа профессия в целом не имела. Зато телеэкраны и книжные полки давали доступ к прекрасным детективам». Моей мечтой сразу – с первого курса университета – было заниматься юридической наукой.

А мне нравилось заниматься сложными и абстрактными юридическими конструкциями с первого курса, признается Сергей Белов, декан юрфака СПбГУ: «Наверное, отчасти повлияло то, что мои родители работали в вузе, хотя и не в юридическом, но разговоры в семье часто шли о диссертациях, защитах, научных работах. К концу обучения мое изначальное стремление только окрепло». На мнение своего отца ориентировался и Константин Добрынин, бывший сенатор, а ныне старший партнер КА «Pen&Paper»: «Адвокатом я не собирался становиться в принципе, поскольку мой папа – полковник советской милиции и при этом выпускник ленинградского юрфака – относился к адвокатуре предсказуемо негативно. Это, в общем-то, передавалось и мне. Преступников же нельзя защищать, думал я».

Как менялись мечты за время учебы

Но не все могут похвастаться таким твердым и уверенным выбором уже в 17 лет. За годы в университете мечты будущих юристов нередко менялись. Новые дисциплины, интересные лекторы и первая работа заставляли студентов по-новому смотреть на юридическую специальность. У Алексея Новикова окончательно сложилось понимание дальнейшего профессионального развития уже на первом курсе юрфака, когда он поработал в ЮФ «Юстина» под руководством Виктора Буробина. После этого я пришел к выводу, что необходимо пройти определенный путь по госслужбе, говорит адвокат: «Чтобы результативно защищать, нужно знать принцип работы госаппарата и хорошо разбираться в его нюансах». И в том же году Новиков пошел на практику в прокуратуру, рассказывает он: «А там затянуло, в общем». Резнику понадобилось на два года больше, чтобы найти свое направление в юриспруденции. Долгое время в глазах у меня был только один предмет – это волейбольный мяч, признается он: «И на занятиях я присутствовал меньше, чем заочники. Но на 3 курсе при написании курсовой работы мне попалась книга В. И. Каминской «Правовые презумпции в уголовном процессе», и я «заболел» доказыванием». Меня не очень интересовала нормативистика, а вот доказательственное право – стык юриспруденции, логики, психологии – захватило меня, говорит Резник.

У Михаила Церковникова, доцента кафедры общих проблем гражданского права ИЦЧП при Президенте РФ, все оказалось наоборот. После прослушанных на 1 курсе лекций по истории права и государства зарубежных стран он передумал становиться прокурорским работником и начал потихоньку «заряжаться цивилистикой». На втором курсе, благодаря отличным преподавателям гражданского и римского частного права, я уже четко видел себя цивилистом, вспоминает юрист: «Тогда же начал работать и впервые выступил представителем в арбитражном суде». Крашенинников тоже под влиянием прослушанных лекций и таких харизматичных преподавателей, как Сергей Сергеевич Алексеев, Вениамин Федорович Яковлев, Мария Яковлевна Кириллова, решил заниматься наукой.

Кто-то оценил все преимущества юридической практики, поработав в студенческие годы совершенно в другой сфере. Управляющий партнер АБ «КИАП» Андрей Корельский признается, что на первом курсе с трудом представлял, кем станет после окончания юрфака, но очень хотел купить собственный компьютер: «Не хотелось просиживать часами в библиотеке, так как интернет уже тогда существенно облегчал учебу и поиск нужной информации». Для того чтобы накопить на свою мечту, Корельский с другом после окончания первого курса поехали на два месяца каникул работать в Москву. Столица нам выдала одну из самых распространённых, но не самых желанных профессий – разнорабочий на стройке, рассказывает он: «Всё лето мы заливали бетон на участке Третьего транспортного кольца на развязке с Ленинским проспектом около памятника Юрию Гагарину и жили прямо на стройке в бытовке, сделанной из обычной бочки-цистерны». Корельский признается, что такой труд оказался непростым: «Я похудел почти на 10 кг, но на компьютер заработал и ещё больше полюбил профессию юриста, ведь уже было с чем сравнить». По-новому оценить юридическую специальность вице-президенту ФПА Светлане Володиной тоже помогла работа, которую она совмещала с учебой: «Я училась во Всесоюзном юридическом институте на заочном отделении, а параллельно трудилась в Институте судебных экспертиз». Именно сочетание работы и учебы помогло осознать, что перед юристом стоит задача не только обладать знаниями процессуального и материального права, но и понимать, как можно опровергнуть взгляд противника в споре при помощи специальных знаний, заключает она.

А вот у Александра Молотникова, доцента, администратора Школы мастеров юрфака МГУ имени М. В. Ломоносова, только к концу обучения сформировалось представление о том, чего он хочет добиться в профессии. Именно на пятом курсе я всерьёз задумался об адвокатуре в области частного права, вспоминает он: «Наверное, сказался пример старших товарищей, занимавшихся юрконсалтингом, а также легендарного владимирского адвоката Дмитрия Мохорева, чьим помощником я трудился в студенчестве».

При выборе профессионального пути свою роль играет и «дух времени»: мода на конкретные места работы и уровень экономической ситуации в стране. Пепеляев во время учебы на юрфаке МГУ готовился к преподавательской карьере. Но развал СССР и необходимость содержать семью склонили юриста к уходу в частную практику, поясняет он: «Мне в тот момент нужны были деньги, а приятель как раз пригласил в аудиторскую компанию. На такое предложение я согласился, а дальше неожиданно понравилось в этой сфере». Действительно, в 90-е годы большинство студентов хотели работать в бизнесе, подчеркивает Петр Яковлев, бывший заместитель руководителя управления ФАС по Санкт-Петербургу: «Я учился на юрфаке СПбГУ в 1991–1996 годах, а тогда правоохранительные органы, судебная система, да вообще вся госслужба не пользовались популярностью». Из моего выпуска в ФСБ не стал работать ни один человек, отмечает юрист: «Всего трое из 150 ушли в правоохранительные органы. А брат моего друга окончил тот же факультет спустя 11 лет, и чуть ли не половина его курса трудится в ФСБ».

Сравнение с современными первокурсниками

Сегодняшние студенты трезвее смотрят на ситуацию со своим профессиональным будущим, но в то же время они стали циничнее и прагматичнее, считает Пепеляев. Среди этих ребят и девчонок немало по истине одаренных людей, но время диктует свои принципы, подчеркивает Алексей Новиков. Вкалывать на какой-нибудь западный бренд в России для них уже не модно, замечает Гололобов: «Поэтому они, наверное, мечтают о месте начальника столичного главка СКР или главного юриста «Роснефти». Мы меньше думали о деньгах и больше стремились приносить пользу обществу, предполагает Крашенинников.

В отличие от нынешних студентов мы не знали, чего хотим, уверяет Молотников: «Учились ради знаний, которые помогут постичь жизнь, а не ради навыков, которые помогут устроиться на работу». Деньги не были нашей целью, добавляет юрист: «Мы не штудировали обзоры зарплат партнёров «ильфов» и «рульфов». Сменившиеся у молодежи приоритеты Ильин объясняет высоким влиянием масс-медиа: «Все мечтают консультировать крупных клиентов, получать огромные бонусы, поскольку об этом рассказывают сериалы. А судьями быть никто не хочет, ведь суд не очень-то и уважают». Резника расстраивает такой подход молодежи: «Мне как человеку, который не чужд романтике, становится грустно, когда я читаю мечты сегодняшних первокурсников». Видимо, слишком рациональная молодежь растет и думает о том, где можно заработать, заключает адвокат. К сожалению, романтиков стало меньше, соглашается с коллегой Володина: «Студенты юрфаков все реже мечтают связать жизнь с судебной адвокатурой, и этот процент все время сокращается, потому что молодые люди видят себя в «беловоротничковой» адвокатуре, в цивилистике. Они считают, что так перспективнее, интереснее, там много новых направлений».

А в наше время профессиональных горизонтов было немного, вспоминает Молотников: «Адвокатская практика, карьера следователя или юрисконсульта. Выбор небольшой. Кто тогда знал о комплаенс-офицерах или gr-менеджерах? Мы не задумывались о том, чем будем заниматься через пять лет. Все было слишком непредсказуемо и неопределенно». Выбирая из сегодняшнего разнообразия рабочих мест для юристов, Яковлев советует молодым специалистам остановиться на госкорпорациях: «Там нет множества обременений, связанных с госслужбой, доходы выше, а ответственности меньше, чем в частном бизнесе». А Екатерина Тягай, проректор по учебной и методической работе МГЮА, советует студентам как можно раньше понять три вещи: «Что вам не нравится совсем, что терпимо для определенного этапа, а что захватывает настолько, чтобы стать главным на длительную часть жизни». Важно доверять себе, своим ощущениям, а не становиться жертвой стереотипов и чужого мнения о «правильном и неправильном», уверяет она: «Карьера, особенно в праве, – это прежде всего развитие, а не только вертикальный рост».

Да и вообще, жизнь как коробка конфет – никогда не знаешь, какую следующую вытащишь, замечает Добрынин: «Если бы кто-то рассказал мне, что через 25 лет я стану сенатором, а затем адвокатом – я бы рассмеялся в ответ». Самое важное – это не то, кем ты собираешься стать сейчас, самое главное – это оставаться человеком, кем бы ты ни стал в будущем, резюмирует Добрынин: «Человеком, за которого не будет стыдно тебе – тому восемнадцатилетнему студенту – и твоим детям».