Статья 146 установка по

Статья 146 установка по

Не долго думая, закинул эту тему в «Учись работать», так как правильная работа айтишников с программным обеспечением стало делом выживания. Не знаю, как дело обстоит в регионах, но в Москве просто вал дел по обвинению системных администраторов по ст. 146 УК РФ.

Статья 146 УК РФ стала чрезвычайно популярной. Ею подстраховываются, когда по основному делу доказательства не очень убедительны, ею «делают статистику». Она, как иногда считают наши правоохранители, проста в доказывании (в следующем выпуске постараюсь показать, что в хотя бы в теории это не так).

Вопросы, связанные с этими обвинениями приходят ко мне еженедельно, так что отвечу на самые расхожие из них, попутно постараюсь развенчать некоторые из самых популярных мифов. Ряд ответов представлен в достаточно упрощенном виде. Сделано это для легкости усвоения. В действительности за многими сделанными здесь утверждениями стоят обширнейшие дискуссии и десятки ньюансов. У коллег-юристов заранее прошу извинений за определенное профанирование темы.

Миф первый. Я всего лишь системный администратор, пусть за все отвечает компания и ее руководство.

Задача доблестных правоохранителей при проверке соблюдения требований четвертой части Гражданского кодекса (а именно она посвящена в том числе и авторским правам) сугубо практическая – возбудить уголовное дело. А уж коли возбудились, то дело должно оказаться в суде.

Возможно это только в одном случае – стоимость контрафакта должна превысить 50000 рублей. Максимальное наказание в этом случае составит – 2 года лишения свободы. Если же стоимость контрафакта превысит 250000 рублей (либо налицо группа лиц по предварительному сговору), то максимальное наказание, предусмотренное УК – 6 лет лишения свободы

Уголовная ответственность юридических лиц в «наших палестинах» невозможна. Потенциальными подозреваемыми, как правило, будут либо генеральный директор компании, либо системный администратор. Причем, исходя из практики, если системный администратор в компании есть, то попадает «под раздачу» именно он.

Установление виновного лица преимущественно производится путем допроса сотрудников, генерального директора с целью выяснения, «кто же занимается у вас компьютерами». Как вы уже догадались, они дружно укажут на бедного айтишника.

Выбор достаточно прост. Либо вы добиваетесь, чтобы руководство покупало лицензионное ПО, либо увольняетесь. Это, конечно, жестокий совет по нынешним временами, но другого не будет.

Судимость, срок (пусть и условный) – это волчий билет на всю жизнь. Если ваша зарплата такова, что покрывает и этот риск, то дерзайте.

А если сотрудники сами установят на корпоративный компьютер нелицензионный софт, мне что – тоже отвечать?

Правильный вопрос. Такое дело тоже недавно было у меня. Сисадмина удалось отбить, так как предоставили следователю torrent-логи конкретного сотрудника, доказывающее происхождение конкретного ПО. Пока логов не было, то товарищ уверял, что не знает, откуда что взялось. И главным подозреваемым был системный администратор.

Рекомендация проста. Перед каждым вручением сотруднику корпоративного компьютера / ноутбука следует составлять акт передачи с указанием программ, установленных на компьютере (с указанием номеров лицензий), указывать, что иных программ не установлено, а также в этом акте — для пущей острастки — предупреждать сотрудника об уголовной ответственности за установку контрафактного ПО.

Если в штате нет сисадмина, то кто будет отвечать?

Если-таки не удастся установить, кто устанавливал ПО, и в штате нет сисадмина, то отвечать придется генеральному директору компании. UPD Следует, разумеется, добавить, что данная распространенная позиция следств. органов незаконна, и даже прямо запрещена Уголовным кодексом. Так речь идет о привлечение лица к уголовной ответственности без установления его вины.

В следующих выпусках рассмотрим следующие вопросы: как должны изыматься компьютеры, что такое контрафактность, как определяется стоимость ПО, какие возможны линии защиты и т.п.

Смартсорсинг.ру

Сообщество руководителей ИТ-компаний, ИТ-подразделений и сервисных центров

Более
5500 человек являются участниками сообщества Смартсорсинг на данный момент

Войти с помощью:

Авторизация

Новым пользователям

Установка нелицензионного ПО: комментарии юристов

По мотивам нашей публикации «Кто обслуживает нелицензионное ПО?» мы опросили несколько юридических копаний об ответственности ИТ-компаний и их сотрудников за установку нелицензионного ПО клиентам. Предлагаем Вам ряд комментариев. В целом юристы сходятся в том, что действия буду по квалифицированы по ч.5 ст.33 УК РФ и ч.2 ст.146 УК РФ. Впрочем, в деталях эксперты расходятся.

Александр Глушенков, Адвокатское бюро Александра Глушенкова
Адвокат по интеллектуальной собственности. Консультант по правовым вопросам Яндекс (2005-2007)

ИТ-компания, которая устанавливает ПО для клиента в любом случае должна устанавливать лицензионное программное обеспечение. Если идет установка нелицензионных продуктов установщик (физическое лицо, если действует в личном качестве и должностные лица юридического лица и опять непосредственный установщик) попадает под действие уголовного законодательства ст. 146 УК (в том случае, если стоимость ПО более 50 тысяч рублей). Установка ПО будет квалифицирована как незаконное использование объектов авторского права. При этом проверять какое уже установлено ПО у заказчика — лицензионное или нет — ИТ-компания не имеет права. Это уже совершенно другой вопрос об ответственности заказчика за использование объектов интеллектуальной собственности.

Владимир Китсинг, Антон Матюшенко
Адвокаты Московской коллегии адвокатов «Князев и партнеры»

В законе прямо не указано, что ИТ-компании, устанавливающие программное обеспечение для своего клиента, обязаны проверять наличие лицензий на это ПО. Однако в случаях, когда установлено нелицензионное ПО, возможно наступление гражданской, административной и даже уголовной ответственности как для работников компании и ее руководства, так и для самой организации.

Отвечая на вопрос — должна ли компания проверять ПО на соответствие имеющимся лицензионным соглашениям, нужно понимать — готова ли компания быть привлеченной к указанным видам ответственности, и подвергать риску привлечения к административной и уголовной ответственности своих работников.

К гражданской и административной возможно привлечение, как самой компании, так и непосредственно лиц, установивших данное ПО. Гражданская ответственность наступает в соответствии со статьей 1301 Гражданского Кодекса РФ и зависит от размера причиненного ущерба, административная — в соответствии со статьей 7.12 Кодекса об Административных Правонарушениях РФ и представляет собой наложение административного штрафа на граждан в размере от одной тысячи пятисот до двух тысяч рублей, на должностных лиц — от десяти тысяч до двадцати тысяч рублей, на юридических лиц — от тридцати тысяч до сорока тысяч рублей, с конфискацией контрафактных экземпляров произведений и фонограмм, а также материалов и оборудования, используемых для их воспроизведения, и иных орудий совершения административного правонарушения.

Помимо гражданской и административной ответственности, к которой могут быть привлечены как юридические, так и физические лица, существует еще и уголовная ответственность, предусмотренная ст.146 УК РФ, представляющая собой наказание в виде штрафа до двухсот тысяч рублей и вплоть до лишения свободы сроком до двух лет. В том случае, если преступные деяния совершены группой лиц по предварительному сговору или организованной группой, либо в особо крупном размере, либо лицом с использованием своего служебного положения, тогда наказание еще строже, и предусматривает лишение свободы на срок до шести лет со штрафом в размере до пятисот тысяч рублей.

Ответственность за установку нелицензионного ПО несут в первую очередь лица, установившие данное ПО, т.е. технический персонал, далее к ответственности привлекается лицо, давшее распоряжение на установку данного ПО при условии, что оно знало о контрафактности данных программ.

Евгений Морозов, WELLEGAL
Старший партнер

В случае если у вас есть лицензия на экземпляр программного обеспечения, который вы устанавливаете, тогда никаких проблем у вас возникнуть не может. Если же вы устанавливаете программное обеспечение без получения лицензии от производителя или иного правообладателя уполномоченного выдавать лицензии, а стоимость устанавливаемой программы на рынке выше 50 000 рублей (как правило у инсталлеров на диске записано не одна, а множество программ), тогда в ваших действиях присутствует состав преступления, предусмотренный ч. 2 ст. 146 Уголовного кодекса, или ч. 3 ст. 146 Уголовного кодекса, если стоимость ПО превышает 250 тыс. рублей. В случае если стоимость ПО ниже 50 тыс. руб, предусмотрена административная ответственность за правонарушение.

Для того чтобы определить, есть ли состав преступления в каждом конкретном случае, необходимо изучить детально обстоятельства дела. Множество нюансов может перевесить чашу весов как в ту, так и в другую сторону.

Евгений Пустовалов
Юрист, Екатеринбург, создатель и автор Юридического блога

  • заказчик приглашает системного администратора (из IT-компании или фрилансера) для настройки системы;
  • системный администратор приходит и видит до десятка компов и диски с пиратскими дистрибутивами;
  • он соглашается и настраивает заказчику оборудование и устанавливает софт, который ему предложили установить (по ходу установки он понял, что это пиратский софт и продолжил свои действия).

На мой взгляд это будет с уголовно-правовой точки зрения (гражданско-правовую пока опустим) следующим образом:

  1. Руководство заказчика, которое будет использовать нелицензионный софт совершит преступление, предусмотренное ч.2 ст.146 УК РФ в форме «незаконное использование объектов авторских прав».
  2. Действия системного администратора, который пришел со стороны и все установил будут квалифицированы по ч.5 ст.33 УК РФ и ч.2 ст.146 УК РФ, т.е. он будет пособником, который сделал возможным совершение преступления.

Особенности ответственности соучастников смотрите в ст.34 УК РФ).

Но здесь возможны подварианты:

  1. Админ понял, что софт паленый, следователи смогли доказать.
  2. Админ понял, что софт паленый, но следоватеи не доказали.
  3. Админ не понял, что софт паленый, но следователи выбили из него признания, что он понял (т.е. как бы доказали).
  4. Админ не понял, что софт паленый, и следователи ничего не доказывали.

При вариантах 1, 3 будет ответственность. При вариантах 2, 4 — ответственности нет. Иными словами, практика всегда богаче теории.

Антон Серго
Юридическая фирма «Интернет и Право»

За деятельность юр.лица отвечает директор. Соответственно, все претензии (в т.ч. и уголовные) будут именно к нему. Поэтому чтобы не быть дураком или не получить «группу лиц по предварительному сговору», директор говорит что не знал о том, что Вася ставил левое ПО, таким образом виноватым оказывается Вася.

как дурачат по ст. 146 ук

1) побуждение и подстрекательство (провокация) технически талантливых компьютерщиков, которые априори юридически безграмотны,
2) проведение орм «проверочная закупка» без «Постановления ПЗ» (его стряпают позже, и поэтому не предъявляют под роспись сразу после задержания (изъятия денег и дисков) и поэтому , не дают адвоката (может же попросить показать); поэтому в деле незаконно личные деньги, поскольку без «постановления ПЗ» деньги на закупку кассир не выдаст)
3) «рапорт для проведения проверочной закупки» также стряпают задним числом, поскольку он не имеет регистрационного номера в КУСП или КУСП по дате и по времени уже после ОРМ (не дураки же «рапорт для ПЗ» заранее в КУСП регить, а вдруг провокация не удастся, тогда «висяк» же будет и выгонят с «работы» за рукотворный «висяк»)
4) экспертизы, сделанные непонятными личностями с самодельными дипломами, лицами без образования, сотрудничающие годами с органами ОРМ
5) добавление лишних статей к обвинению — ст. 272, 273 УК РФ
6) привлечение «представителей правообладателя», которые не могут предоставить настоящих доверенностей и подтвердить свои полномочия
7) завышение стоимости программ и размера преступления
8) фальсификация аудиозаписи ОРМ и др. доказательств.

Части 2 и 3 ст.146 УК предусматривают наказание за нарушение авторских прав в крупном и особо крупном размере соответственно. Крупным размером считается стоимость распространяемых контрафактных экземпляров или нарушенных прав, превышающая 100 тысяч рублей, особо крупным — свыше 1 миллиона.

Нарушение на сумму менее 100 тыс не является преступлением (слово «преступление» всегда означает уголовное деяние). Это административное правонарушение — по таким признакам законом Об ОРД и КС РФ запрещено проводить ОРМ.

А господа полицейские и не просят никого скачать и установить программы ценой менее 100 тыс. Зачем им административка, тем более что при административке нельзя проводить ОРМ. Им нужны «палки» и премии за создание и раскрытие «тяжких» преступлений и обязательная доля от гражд. иска.

Работник (или агент) милиции, используя очень жалобную «легенду ОРМ». Уговоры действуют, поскольку несведующий человек не знает, что его толкают на преступление. Такое побуждение является провокацией, которая запрещена ст 5 об орд.

Роль подстрекателя в «закупке» ПО даже больше, чем в случае с наркотиками. Сбыт наркотиков является уголовным преступлением в любом случае (независимо от размера), тогда как для состава преступления, предусмотренного ст. 146 УК, нужно программное обеспечение на сумму более 100 тыс. В реальном смысле полицейскими и их «агентами» СОЗДАЕТСЯ ПРЕСТУПЛЕНИЕ, размер которого, будущего потерпевшего и будущий размер гражд. иска выбирают они сами, так как заказывают скачать самые дорогие программы в мире, а после созданное ими же тяжкое «преступление» ими же и РАСКРЫВАЕТСЯ.

Но этого мало, поскольку чтобы осудить человека по ст 146 УК, нужно наличие субъективных признаков состава преступления по ст 146 УК, что у человека был Умысел нарушить авторские права и был Умысел нарушить в (особо) крупном размере. Поэтому задачей «следователя» яв-ся подрезать аудиозапись в «нужных» местах и в легкой непринужденной беседе при подставном адвокате навешать лапшу на уши (или реальными угрозами закрыть в СИЗО) и всучить дятлу на подпись бумажки, что знал цену что свыше 100 тыс; знал, что нарушает закон и знал авторское право, чем отличается лицуха от нелицухи, «, т е преступник лишает человека его двух 100%-ных алиби по субъективным признакам состава преступления по ст 146 УК.

Но и этого мало, поскольку нужно еще доказать, что Умысел на приобретение (скачивание с инета) именно вменяемой программы сформировали не сотрудники полиции (и не их агент), а человек сам скачал в целях сбыта без вмешательства оборотней в погонах (или их агентов). Обычно следователь этот вопрос обходит следующим преступным образом : он просто пишет «приобрел/скачал в неустановленное время в неустановленном месте», т е преступно лишает человека еще его двух 100%-ных алиби по ст 146 УК.

Суть в том, что «Соста́в преступле́ния представляет собой совокупность объективных и субъективных признаков, закреплённых в уголовном законе, которые в сумме определяют общественно опасное деяние как преступление[1]. Согласно ст.8 УК Основанием уголовной ответственности является совершение деяния, содержащего все признаки состава преступления, предусмотренного настоящим Кодексом. согласно ч.1 ст.28 УК: «Деяние признается совершенным невиновно, если лицо, его совершившее, не осознавало и по обстоятельствам дела не могло осознавать общественной опасности своих действий (бездействия) либо не предвидело возможности наступления общественно опасных последствий и по обстоятельствам дела не должно было или не могло их предвидеть.», а по ч.2 ст. 5 УК : «Объективное вменение, то есть уголовная ответственность за невиновное причинение вреда, не допускается.»

«В судебной коллегии по уголовным делам

Судом апелляционной инстанции правильно указано, что не представлено доказательств того, что Л. заранее знал о стоимости программы «Autodesk 3 ds Max 9 SLM», что имело существенное значение для вопроса о виновности Л. В приговоре приведен подробный анализ доказательств стороны обвинения: показания свидетеля Л.О.М., пояснившей, что во время переговоров с Л. ни она, ни он (Л.) не называли конкретную стоимость лицензионной программы «Autodesk 3 ds Max 9 SLM». Что касается денег, переданных Л., то они являлись лишь оплатой за сам труд, за факт оказания услуги, но не за программу «Autodesk 3 ds Max 9 SLM».
.
Таким образом, органами предварительного следствия не доказано, что умысел Л. был направлен на нарушение авторского права, что является обязательным признаком рассматриваемого состава преступления, так как объектом посягательства, согласно статье 146 УК РФ, являются авторские права.
.
Поскольку материалы уголовного дела не содержат прямых доказательств или совокупности косвенных доказательств, подтверждающих наличие в действиях Л. состава преступления, предусмотренного частью 2 статьи 146 УК РФ, то судебная коллегия пришла к выводу о том, что оправдательный приговор суда апелляционной инстанции в отношении Л. постановлен правильно, законно и обоснованно».

В Москве особо ушлые оборотни освоили новый вид провокаций — заказывают САМУЮ дорогую программу в мире — Autodesk Alias Automotive стоимостью 40 тысяч евро под заранее заготовленную фейковую доверку правообладателя. В суде говорят, что в УВД СВАО Москвы якобы поступала информация(!) о распространении обвиняемым на подведомственной им территории этой программы, чего быть не может, ведь в России просто нет того, для чего она предназначена.

Очень выгодно. Работает конвейер:

Аверин Г.А., Бутырский Суд, Дело №1-259/2012, Ст.146 ч.3 п.В, Судья Галиуллин И.З.
Аскеров А.Ф., Бутырский Суд, Дело №1-168/2012, Ст.146 ч.3 п.В, Судья Шелепова Ю.В.
Беляков Е.Р., Останкинский Суд, Дело № 1-213/2011, Ст.146 ч.3 п.В, Судья Костюченко С.М
Вельтман Л.А., Останкинский Суд, Дело №1-490/2012, Ст.146 ч.3 п.В, Судья Костюченко С.М.
Ворошилов Д.С., Бутырский Суд, Дело №1-507/2011, Ст.146 ч.3 п.В, Судья Гурьянов Д.Г.
Горский И.В., Бутырский Суд, Дело №1-650/2012, Ст.146 ч.3 п.В, Судья Ковалевский Ю.Ю.
и др.

Эти люди были осуждены в СВАО г.Москвы за скачивание по просьбе ментов Autodesk Alias Automotive стоимостью 40 тысяч евро в останкинском и бутырском судах СВАО г. Москвы, однако такая программа никогда не завозилась в РФ, не продано ни одной копии и никому в нашей стране не нужна, поскольку у нас нет производств по проектированию кривых поверхностей новейших сверхдорогих автомобилей.
Этих людей просто одурачили, заставив написать явку с повинной и согласиться на особый порядок и условный срок. Чуть позже с них с помощью фальш доверок были взысканы иски по 3 млн, что яв-ся обычным воровством, поскольку доверки фальшивые и согласно ВС РФ, если в делах по ОРМ есть «сбыт» только ментам, то обязанность по возмещению потерпевшему отсутствует:

в Обзоре судебной практики, Утвержденной Президиумом ВС РФ 4 декабря 2013 года указано:
«2.5.3. В результате совершения преступления в силу тех или иных обстоятельств реальный ущерб потерпевшему может быть не причинен. Например, если все контрафактные экземпляры произведений были обнаружены и изъяты в ходе проведения оперативно-розыскного мероприятия (оперативного эксперимента) и не установлено фактов их сбыта покупателям (ст. 146 УК РФ) либо ущерб кредитной организации не причинен в силу того, что осужденный не довел преступление до конца (ст. 176 УК РФ). В таких случаях у подсудимых (осужденных) также отсутствуют обязательства по возврату имущества и (или) возмещению убытков потерпевшему и, как следствие, в отношении их может быть применен акт об амнистии.»

А в нижеследующем случае оборотням из УВД СВАО одурачить парня не удалось

И автора нижеследующего одурачить не удалось:

«ХХ ХХХХХХ 201Х г.
Согласно ч 2 ст 50 Конституции РФ «При осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона». Сотрудниками обэп по адресу ________ в отношении меня была проведена проверочная закупка, проведение которой было незаконным, поскольку имела место провокация , которую определяет ст.5 ФЗ об орд, где пишется , что органам, осуществляющим оперативно розыскную деятельность , запрещается: подстрекать, склонять, побуждать в прямой или косвенной форме к совершению противоправных действий ( провокация). Данные факты подтверждаются распечаткой телефонных переговоров, где указано , что 6 апреля в 12 ч. Позвонил неизвестный с номера 8_________ и попросил скачать с открытого доступа и установить на его компьютер неизвестную мне ранее программу ХХХХХХХХХ, о цене (свыше 100 тыс) которой я не знал и даже не догадывался. Совершенно ничего не зная ни про авторское право и ни про нарушение авторских прав данную программу я на следующий день нашел в интернете в открытом доступе и скачал на диск , что подтверждает исследование изъятого жесткого диска с датой создания папки с программой 7 .04.2016. Никаких законных оснований для проведения ОРМ по данной программе у сотрудников полиции не было, поскольку у меня этой программы не было, я ее до вмешательства сотрудников полиции не приобретал, не хранил и не перевозил ни с какой целью (т е не было признаков ч.2 ст.146 УК) , а также я не готовился этого совершать и не было никакого умысла этого делать, поскольку я даже не знал о ее существовании, а тем более даже при проведении этого заведомо незаконного необоснованного ОРМ по программе ХХХХХХХХХХ у меня не было умысла нарушать авторские права в крупном размере (свыше 100 тыс), поскольку я не знал ни авторского права и ни цену этой программы. Однако сотрудники полиции , прося скачать эту программу, заранее знали и авторское право, и что цена ее свыше 100 тысяч рублей как раз для возбуждения уголовного дела, т.е. сами организовали это деяние с признаками уголовного преступления (с размером свыше 100 тысяч рублей) и при этом сами заранее спланировали и выбрали кто будет в этом деле потерпевшим правообладателем и чьи авторские права будут нарушены в крупном размере, т.е. ими заранее, вопреки целям и задачам орд, был запланирован и размер вреда свыше 100 тысяч , который будет нанесен выбранному ими самими же правообладателю . Сотрудники полиции многократно грубо нарушили закон, поскольку сотрудники полиции вместо запрещенного законом ст.5 Об ОРД побуждения (провокации) скачать эту программу (ценой свыше 100 тыс) обязаны согласно п.4 ч.1 ст. 12 фз О полиции «выявлять лиц, имеющих намерение совершить преступление, и проводить с ними индивидуальную профилактическую работу;. участвовать в пропаганде правовых знаний;», однако вместо этого они, не имея на то никаких оснований просить скачать эту программу и воспользовавшись моей юридической безграмотностью, побудили (спровоцировали) меня на скачивание с открытого доступа неизвестной мне ранее программы.
Действия сотрудников незаконные, поскольку без них бы данное деяние никогда бы не состоялось, поскольку квалификация тех лиц, которым нужна эта программа и умеют ей пользоваться, позволяет им самим скачивать данную программу с открытого доступа, а не обращаться к ремонтникам компьютеров и, кроме того, возбуждение уголовного дела в отношении меня по данному орм будет незаконным, поскольку я не знал ни авторское право и не знал цен на эту программу программу, а предложенные мне деньги в размере ХХХ руб я только взял за сам труд по скачиванию с открытого доступа и установке (инсталяцию) программы, а согласно ч.1 ст.28 УК: «Деяние признается совершенным невиновно, если лицо, его совершившее, не осознавало и по обстоятельствам дела не могло осознавать общественной опасности своих действий (бездействия) либо не предвидело возможности наступления общественно опасных последствий и по обстоятельствам дела не должно было или не могло их предвидеть.», т.е. «по ст. 146 УК незнание может быть не освобождает от гражданской ответственности, но в силу указанной статьи УК освобождает от уголовной ответственности, поскольку согласно ст.8 УК Основанием уголовной ответственности является совершение деяния, содержащего все признаки состава преступления и по ч.2 ст. 5 УК : Объективное вменение, то есть уголовная ответственность за невиновное причинение вреда, не допускается. Тем более что никаких законных оснований по ст. 7 Об ОРД для проведения ОРМ по этой программе не
было, поскольку я эту программу скачал с открытого доступа только после негласных звонков-уговоров-орм, т.е. после начала производства орм, т.е. никак не могло быть никаких сведений-оснований для орм по ст.7 Об орд, что я ранее до вмешательства сотрудников полиции совершал преступления с этой программой по признакам ч.2 ст. 146 УК («незаконно использовал», «приобретал (скачивал)», «хранил», «перевозил», «готовился к ее сбыту»)».
В связи с вышеизложенным действия оборотней в погонах обэп по проведению проверочной закупки были признаны незаконными еще на этапе предварительного следствия (нет состава преступления (не было умысла) и не было оснований для проведения орм по ст.7 об орд).

вот аналогичный свеженький пример

«Дело № 22/1029
КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ г.Ханты-Мансийск 18 мая 2011г. Судебная коллегия по уголовным делам .

Из показаний свидетеля Д. — сотрудника ОБЭП, материалов оперативно-розыскных мероприятий и иных документов усматривается, что в объявлении в газете « ***» Рябухин предлагал настройку и обслуживание компьютеров, а также установку лишь двух программ — Windows и Office. Объявление не содержало предложений об установке программы AutoCAD 2009 ни в прямой, ни в какой-либо скрытой форме. Инициатива об установке указанного программного обеспечения исходила от сотрудника ОБЭП, что противоречит положениям ст.5 ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности», в соответствии с которой, органам (должностным лицам), осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, запрещается подстрекать, склонять, побуждать в прямой или косвенной форме к совершению противоправных действий.

Суд также установил, что сотрудником ОБЭП проверялась информация о том, что «неустановленное лицо производит установку контрафактных экземпляров программного обеспечения «Автокад», по объявлениям в газете « ***», касающимся ремонта компьютеров, которые были переданы правообладающей компанией, с которой они «работают».

При этом сотрудников ОБЭП не заинтересовала правомерность установки Рябухиным программ Windows и Office, что предлагалось в объявлении, то есть возможное нарушение авторских прав других правообладателей.

При таких данных имеются сомнения в том, что до начала проведения оперативно-розыскного мероприятия Рябухин незаконно использовал объект авторского права — программное обеспечение AutoCAD, а также приобрел контрафактный экземпляр названного продукта в целях сбыта, и заранее имел умысел на совершение преступления»

Обзор судебной практики Челябинского Облсуда от 4 июня 2014 года:

«Процессуальные вопросы 7. Действия, совершенные в результате провокации преступления при проведении оперативно-розыскных мероприятий, исключают возможность привлечения лица к уголовной ответственности.
.
Согласно материалам дела, выявив, что С. разместил в местной газете объявление об установке конкретной контрафактной компьютерной программы, за незаконную установку которой предусмотрена административная ответственность, оперативный сотрудник органов внутренних дел К., предварительно проконсультировавшись со специалистом, подобрал вид нелицензионной компьютерной программы, стоимость которой образовывала крупный размер и влекла за собой уголовную ответственность, в случае ее незаконного использования. После чего, еще до вынесения постановления о проведении оперативно-розыскного мероприятия, К. созвонился с С. по телефону и убедил его за вознаграждение найти и установить на его компьютер программу, выбранную для К. специалистом.
Таким образом, фактические данные, установленные по делу, указывают на то, что умысел С. на совершение преступлений сформировался не самостоятельно, а в результате вмешательства сотрудников правоохранительных органов».

Эдуарда Евдокимова также одурачить не получилось. Ему звонили 8 раз, провоцируя на данное преступление, после чего он все-таки согласился скачать данную программу с интернета. В суде было установлено, что оперативники допустили по отношению к нему именно провокацию. В действиях сотрудников ОБЭП «налицо подстрекательство к преступлению», сказал корреспонденту «Право.Ru»адвокат Евдокимова Андрей Тарабрин, который провел блестящую защиту Эдуарда. Именно в деле Евдокимова судом был разоблачен проходимец Кремко (друг лже эксперта Воронова) с самодельным дипломом эксперта.

Автор нижеследующего также победил, но только уже в надзорной инстанции в 2016 году:

«В судебном заседании ХХХХХХХХХХХ вину не признал, при этом не оспаривал фактические обстоятельства дела и утверждал, что он не был осведомлен о стоимости контрафактной программы и умысла на ее сбыт не имел. Вопреки просьбе закупщика установил пробный режим программы, действующей один месяц.

В апелляционной жалобе и дополнениях к ней осужденный ХХХХХХХХХХХХХХ выражает несогласие с приговором суда, утверждает, что он является незаконным и необоснованным. В обоснование доводов жалобы, приводя содержание изложенных в приговоре доказательств, указывает, что суд не дал им должной оценки. Суд оставил без внимания допущенные нарушения при проведении оперативно-розыскного мероприятия, не установил правообладателя и стоимость компьютерной программы. Полагал, что в отношении него сотрудниками полиции совершена провокация, так как они неоднократно звонили ему и склоняли к установке нелицензированной программы и до проведения ОРМ не располагали данными о том, что он распространяет именно контрафактное программное обеспечение. Рапорт о необходимости проведения ОРМ, на основании которого было вынесено постановление о проведении ОРМ, составлен уже после проведения оперативно-розыскного мероприятия. Постановление о проведении ОРМ от 22.05.2014 года не зарегистрировано в установленном порядке и утверждено неуполномоченным на то лицом – заместителем руководителя. Приводя показания оперуполномоченного Щ. о том, что постановление о проведении ОРМ предъявлялось ему (ХХХХХХХХХХХХХ), утверждает, что они ложные. В нарушение закона Щ. не записывал телефонные переговоры с ним и предоставил для проведения ОРМ свои личные денежные средства. При проведении ОРМ в нарушение Конституции РФ ему (ХХХХХХХХХХХХХ) не был представлен адвокат. Утверждал, что суд исказил его показания в приговоре. Автор жалобы ставил под сомнение стоимость программного продукта, ссылаясь на то, что данная программа не имеет рынка сбыта в России, ее цена определена не товароведческой экспертизой, а на основании справки лжепредставителя и заключением технического эксперта М, который не обладает специальными познаниями в оценочной деятельности и для определения правообладателя, со ссылкой на Справочник цен НП ППП, отсутствующий в материалах дела и содержащий рекомендованные, а не розничные цены. Правообладатель спорной программы в лице «*», определен следователем и судом не верно. Доверенность на представителя потерпевшего оформлена ненадлежащим образом, без наличия подтверждений полномочий Мартина Паршалка подписывать документы от имени «Аутодеск, Инк.», следовательно справку о стоимости программы, подписанную представителем потерпевшего Андрощуком А.В. следует признать недопустимым доказательством. Судья Борисенкова Н.В. уже неоднократно выносила приговора с участием представителя потерпевшего Андрощука А.В., в связи с чем автор жалобы делает выводы, что она зависела от прежних своих решений, необоснованно отклонила все ходатайства защиты, нарушила принцип состязательности сторон, и не могла рассмотреть дело объективно и беспристрастно. Просил приговор суда отменить и производство по делу прекратить в связи с отсутствием состава преступления, признав право на реабилитацию».

Повсеместно применяются различные способы незаконного завышения размера преступления. Например, некорректная оценка стоимости программ, проводимая не как положено по закону экспертом-оценщиком, а самим потерпевшим, либо по какому-то справочнику НП ППП, на котором нет ни печатей, ни подписей — просто Филькина грамота.

Сотрудники полиции любят прицепом к ст.146 повесить дополнительную ст.273 — якобы обвиняемый использовал вирусы для обхода защиты программ. Сама статья, как говориться, «из другой оперы» — находится в другом разделе УК РФ и охраняет другие правоотношения. Статья была написана против хакеров, действительно использующих настоящие вирусы и проникающих в банковские системы и государственные учреждения. Но оборотни придумали как использовать эту статью для увеличения своих показателей. Именно поэтому экспертизы делаются сомнительными личностями, например уже были разоблачены «эксперты»Козлов, Кремко, Лига, Погребежский, Хасанов, Марков и другие.
«Эксперт»Козлов(!) из Барнаула. Не проходил соответствующего обучения, не имеет сертификата гос. образца, не имеет квалификации эксперта, не числится в реестре экспертов. По образованию учитель физики и прошел курсы операторов ЭВМ.(!) Свои «экспертизы»шлепал с 2010 года. По ним засудили много людей. Никто никогда не проверял, что за эксперт эти экспертизы ваяет. Но однажды его разоблачили и суд назначил повторную экспертизу в государственном ЭУ. Думаете кто-то ответил за это? Вопрос риторический.
«Эксперт»Хасанов из Абакана. Для того, чтобы натянуть на Тяжкую статью — ч.3 ст.146, посчитал версии x32 и x64 как отдельные программы, после чего был подан иск на 3.6 миллиона(!).Утверждал в суде, что метод экспертизы — визуальный осмотр, хотя нет такого метода. Есть метод сравнение. Что и с чем он сравнивал осталось тайной, ведь образец ему предоставлен не был, а сравнение он делал по картинкам с интернета. Также рассказывал басни о том, что компьютерная программа и компьютерная информация это одно и тоже, хотя законом о информации и ГК РФ даются четкие определения.

Для добавления к обвинению ст.273 достаточно того, чтобы «эксперт»нашел «вредоносные»программы, причем назвать любую программу «вредоносной»для таких «экспертов», которые едят с рук следователя, не составляет труда. Например, любят генератор ключей обозвать вирусом. И никого не волнует, что ни один антивирус не определит его также. Так как делать такие «экспертизы»очень прибыльное дело, следователь и «эксперт»очень дружат. Следователь объединяет дело в одно и получается уже 2 палки — 146+273. В моем деле следователь не ограничился этим и натянул размер «ущерба»на ч.3 ст.146 — тяжкую статью (до 6 лет). Также он прицепил ч.2 ст.273 — распространение вирусов из корыстных побуждений(?) Посчитав программы в двойном размере, он умножил это дело еще на два(!) Позже он был очень расстроен, когда суд вернул дело обратно прокурору.

Эксперт с самодельным дипломом о высшем образовании — это лже эксперт Кремко из Киева, приехавший в 2004 году в РФ сразу на «работу» в ЮА ЗППП к директору это Быстрову Игорь Юрьевичу от НП ППП (Президент НП ППП это Борис Нуралиев — он же хозяин 1С). Самодельный диплом уже позже подтвержден решениями 2-х судов, к ответственности привлечен не был, поскольку он написал ментам, что «он не знал, что диплом поддельный, а значит у него не было умысла).
Этот Кремко учредитель АНО ЮА ЗППП — Ныне АНО ЮА ЗППП переименовано в АНО «ИТ-ЭКСПЕРТ», в котором нынче заправляет «эксперт» без образования Воронов Е.
Самопальная доверенность самозванцев правообладателей Игониной, Клинцовой и Андрощука (они из ООО балтийское юридическое бюро») подтверждена также решением суда (но чуть позже и в другом суде) , в связи с чем ООО БЮБ срочно поменяли на ООО Айпиновус на том же адресе, однако от Айпиновус также ненадлежащая доверенность — это подтверждено судами РФ

По всей России представителями потерпевшего Microsoft, Autodesk, Корел и Адобе в судах выступают люди, которые не могут предоставить:
1) Агентский договор между ними и этими компаниями.
2) Выписку из торгового реестра, где были бы подтверждены полномочия людей, которые им выдали доверенности.
3) Нормальных доверенностей с печатями корпораций.
Все что у них есть — доверенности от секретарей и других сотрудников этих компаний, которые после перевода с английского языка превращаются в директоров с правом подписи. Далее путем хитрых манипуляций (иногда с двойным передоверием полномочий и проставлением апостиля) эти доверенности легализует нотариус Сурова из Москвы — все доверенности заверены ей.

rutracker.org/forum/viewtopic.… — При получении взятки взят с поличным полномочный юридический представитель компаний «1С» и «Аскон» в Самаре Александр Сударев.
Другой «Представитель»Камалетдинов А.Р.(сфера влияния — республика Татарстан и республика Чувашия) перестал являться в суды после того, как заметили, что его паспортные данные в «доверенности»и паспорте отличаются. Подстраховался человек. Строка из исполнительного листа от судебных приставов, которые по его доверенностям взыскивают бешеные суммы — взыскатель: Корпорация Майкрософт, штат Вашингтон США, адрес.: ул. Б. Красная, д. 52. г. Казань, Россия, 420000. Очень удобно.
В печально известном деле директора школы Поносова после обращения Горбачева к главе корпорации Майкрософт, корпорация Майкрософи заявила, что не имеет никакого отношения к делу Поносова, однако лже представитель Потапов продолжал пытаться взыскать деньги с учителя.

Занимаются подобным вымогательством и бывшие оборотни в погонах. Например, в г.Челябинске такими делами занимается Решетников А.В.(бывший зам. прокурора Советского р-на г.Челябинска), в Новосибирске — Лукьянов (бывший мент), в Ростове на Дону «этим» занимается Арнольдов Р., в Москве все это организовала Игонина (родной язык украинский, окончила школу ФСБ) .

Когда у них «просишь в суде предоставить копию договора айпиновуса с автодеском, с майкрософтом, они говорят, что «наверное он есть», но показать не могут — секретный. Ну ладно, тогда покажите выписку из торгового реестра, которая подтвердит полномочия того помощника секретаря (именно так, помощников секретаря выдают за директоров с правом подписи после перевода с английского), который вам доверенность выдал. Опять не могут, ссылаются на апостиль, на котором черном по белому написано, что он удостоверяет лишь подпись самого ноатриауса, а не полномочия подписанта доверенности.
Компании в США публикуют ежегодный отчет, (там давно уже все открыто) используя интернет, можно увидеть , что лиц, указанных в доверенностях, нет в списках директоров этих компаний.
Несмотря на весь этот цирк, суды продолжают принимать иски от таких якобы представителей потерпевшего, хотя есть и отказы. Иногда судья, выслушав столь весомые доводы ответчика, требует предоставить выписку с торгового реестра или копию учредительных документов, после чего «представитель»теряет интерес к иску.

Иногда в сети мошенников в погонах попадается человек, который, что знает что провокация запрещена. Тогда следователь устраивает обыск в квартире, звонят с целью незаконно организовать повторное ОРМ, обзванивают клиентов в надежде найти что-нибудь незаконное. Например, могут забрать ваш ПК, флешки и др. .

Кто стоит за геноцидом и новым 37 годом с воровской целью?

Д.МЕДВЕДЕВ: «Знаете, для баланса скажу, что когда я периодически обсуждаю тему вступления России в ВТО и с нашими американскими друзьями, ну и не только, и с европейскими, говорят: «У вас пиратство, у вас авторское право и так далее». И мы некоторое время назад стали вываливать им на стол доказательства того, что мы с этим боремся, в том числе и практику применения по этой самой статье, когда никого раньше не привлекали, а сейчас привлекают, не всё до суда доходит, тем не менее всё-таки люди образумливаются и, соответственно, находятся под воздействием соответствующей нормы Уголовного кодекса. Это не совсем бесполезная вещь.»

С.КОЗЛОВСКИЙ: «Если будет сигнал, что мы входим в ВТО, МВД тут же сделает 10 тысяч дел за один день. . «

Сенатор Беляков Антон :

Например, при рассмотрении вопроса о назначении С.А. Шмотиковой (в настоящее время действующей судьи Верховного Суда РФ) я попросил Светлану Анатольевну прокомментировать, почему, по её мнению, согласно официальным статистическим данным российскими судьями в уголовных процессах выносится 99,4% обвинительных приговоров.
Ответы, данные на этот вопрос соискателем и председателем Верховного Суда РФ В.М. Лебедевым, удивили многих.
Я-то, по своей наивности надеялся, что в ответе будет хотя бы капля сожаления о том, что в России так мало оправдательных приговоров — лишь 0,6%. Для сравнения- во времена сталинских репрессий оправдательных приговоров было около 12%. А в загнивающей Европе этот процент доходит до 30%. Но оказалось, что судьи сожалеют совсем о другом.
«Большинство дел иногда заканчиваются оправдательными приговорами просто из-за недостатков работы следствия. Может быть, так еще и меньше было бы оправдательных приговоров», — выразила сожаление Светлана Анатольевна. Так сказать, увы, не всех удалось посадить.
«Лозунг «больше оправдательных приговоров» ущербен для государства», — вторил ей Вячеслав Михайлович. И отметил, что, несмотря на наличие судебных ошибок (-Как?! Неужели они у нас все-же есть?!), качеству российского судопроизводства могут позавидовать многие зарубежные страны.
Не знаю, какие конкретно страны имел в виду Вячеслав Михайлович. Надеюсь, что не Кот-д’Ивуар, Йемен и Парагвай…
https://www.youtube.com/watch?v=H6wcSN6_M2A

Вот пример как делается. Автор нижеследующей статьи победил, но вот как было вначале:

«Сотрудники ОВД (в частности по Останкинскому району СВАО г. Москвы) выполняют план по раскрываемости тяжких преступлений, а именно ст. 146 ч.3 п.в., ломая жизни молодых ребят. Я стал жертвой подобного произвола. Имею высшее образование, закончил престижный ВУЗ с отличием, аспирантуру. Сейчас работаю в крупной организации в сфере ИТ услуг. Никогда не нарушал законов РФ. Материальных трудностей не испытывал, однако периодически посещяли мысли о создании собственного бизнеса. С этой целью мною было размещено объявление на бесплатной доске объявлений вида «Компьютерная помощь». В объявлении не было ни слова про установку, продажу программ, только про обслуживание. Спустя месяц по нему раздался звонок. Женщина представилась студенткой, и попросила помочь в восстановлении данных. Сначала я не согласился, но после ее уговоров поддался на ее легенду: ей нужно сдавать курсовой проект — данные пропали. Она сказала что пропали Windows 7 и Autodesk Alias Automotive 2011, о чем я первый раз слышал. За 1500руб. я согласился приехать. Деньги естественно за работу, а не ПО. Предварительно я скачал с официальных сайтов производителей бесплатные версии данных программ на всяких случай, если вдруг восстановление не удастся.
Приехав на место, оказалось что жесткий диск на компьютере меняли, пришлось ставить с принесенных дисков. Как только установку я завершил, оказалось что это была контрольная закупка.
Теперь меня обвиняют по ст. 146 ч.3 п.в., т.к. эта Autodesk Alias Automotive 2011 стоит около 36тыс. евро.
У меня прошло уже предварительное следствие, суд первой инстанции. Должен сказать что такого беспредела в нашей стране я еще не видел.
В материалах дела, на каждом листе дела (их около 250) сплошная фальсификация. Основания для проведения ОРМ в отношении меня не было: оперативники признали это в суде, что ОРМ они построили на предположении, т.к. по телефону не обсуждалась контрафактность и т.д. Выбор именно этой программы был целенаправленно, инициатива выбора была оперативников. В служебных документах вынесенных до проведения ОРМ есть информация которая могла быть получена только после ОРМ, многие документы вынесены задним числом, все свидетели — штатные понятые следователя, в суде дают показания в пользу обвинения, половина дат не соответствует действительности, все списывается на технические неточности.
Экспертиза проведена ненадлежащим образом — эксперт делает выводы о контрафактности на основе отсутствия картонной упаковки с голограммой. При этом эксперт предъявляет в суде документы об высшем образовании, и каких то курсах. После проверки диплом оказывается поддельным, курсы пройдены после проведения экспертизы ! По какому то справочнику эксперт установил что ущерб компании правообладателю составил 1500000рублей.
На заявления защиты о товароведческой экспертизе (данная версия продукта уже не продается), и об отводе эксперта -получаем необоснованный отказ как на предварительном следствии, так и в суде.
Поданы заявления в следственный отдел и в ОВД, по факту фальсификации доказательсв, привлечения эксперта к ответственности — на что получаем отказ. Эксперт в объяснениях пишет что потерял диплом в 2009 году, и предъявлял копию, при этом не учился, экзамены не сдавал, но был уверен что имеет высшее образование. Детский лепет.
Представитель потерпевшего вкатывает мне гражданский иск на 1500000рублей. При этом обосновать ущерб толком не может. Предъявляет доверенность от компании Autodesk, которая по некоторым признакам является ненадлежащей.
Судья закрывает глаза абсолютно на ВСЕ, почти все ходатайства отказывает, и выносит обвинительный приговор с удовлетворением иска.
Неудивительно, сотрудники ОВД, следователь, понятые, эксперт, потерпевший — все знакомы друг с другом, все в одной связке, все в одном здании: следственный отдел, суд.
Создается впечатление что это такая схема заработка. На ровном месте 1500000руб.
Посмотрев, статистику Останкинского суда таких по 3-4 дела в месяц. И всем хорошо, потерпевшему деньги, оперативникам палки, план, премии и т.д. и т.п. И главное — без напрягов.»

В 2012 году было Открытое письмо Андрея Макаревича Путину :

«наш суд сегодня – либо машина для наказания неугодных, либо аппарат по приёму денег от истцов.»