Ст 965 гк рф комментарий

Ст 965 гк рф комментарий

1. В некоторых случаях за вред, причиненный застрахованному лицу, несет ответственность другое лицо. При этом в соответствии с правилами гл.59 возникает обязательство, кредитором по которому является либо страхователь либо выгодоприобретатель.

Суброгация — это перемена кредитора (переход прав кредитора к другому лицу) в уже существующем обязательстве, возникшем из причинения вреда застрахованному лицу. Права кредитора в порядке суброгации переходят к страховщику вместе с обязанностями (см. комментарий к ст.939 ГК).

Перемена кредитора в обязательстве в порядке суброгации происходит в момент выплаты страхового возмещения.

2. Суброгация отличается от простой цессии тем, что переход осуществляется не по сделке, а на основании закона (ст.387 ГК) и от регресса тем, что при регрессе происходит не перемена лица в уже существующем обязательстве, а возникает новое обязательство и регрессное требование осуществляется по иным правилам, чем требование по первоначальному обязательству (абзац второй п.1 ст.382 ГК).

При регрессе одно обязательство заменяет другое, а при суброгации заменяется только кредитор в обязательстве, а само обязательство сохраняется. Поэтому право требования, перешедшее в порядке суброгации осуществляется с соблюдением тех же самых правил, что и право требования первоначального кредитора в этом обязательстве (п.2 ст.965 ГК). Например, исковая давность по требованиям, предъявляемым в порядке суброгации, считается не от момента выплаты страхового возмещения (момент перехода требования), а от момента наступления страхового случая, т.е. от момента возникновения у страхователя права требования к лицу, ответственному за вред (Постановление Президиума ВАС РФ от 25.11.97 #4063/97 (Вестник ВАС РФ #3, 1998 г.))

3. Осуществление права требования неразрывно связано с предъявлением иска. Однако, отечественная доктрина отличает субъективное материальное право требования (правомочие) от процессуального права на предъявление иска (полномочия) и переход права требования от одного лица к другому регулируется существенно иначе, чем переход права на предъявление иска. Особенно отчетливо это видно при перевозке грузов, когда право на иск имеют только грузоотправитель или грузополучатель (п.2 ст.797 ГК) и переход права на предъявление иска очень жестко ограничен транспортными уставами и кодексами. Субъективное же право требования к перевозчику имеет собственник груза, которому причинен вред и который является кредитором в обязательстве, возникшем из причинения вреда. Собственник при этом может не являться ни грузоотправителем, ни грузополучателем.

Таким образом, если при страховании груза ни страхователь ни выгодоприобретатель не являются ни грузоотправителем ни грузополучателем, право требования теоретически окажется перешедшим к страховщику, но осуществляться оно будет по правилам транспортных уставов и кодексов, т.е. страховщик не сможет предъявить иск, поскольку этой возможности не имели ни страхователь, ни выгодоприобретатель. Иными словами, отечественная доктрина теоретически допускает переход субъективного права требования без перехода процессуального полномочия предъявить иск, а следовательно, допускается формальная суброгация без возможности ее фактического осуществления.

Однако, суды не признают перехода права требования без перехода права на иск. Президиум ВАС РФ в одном из обзоров арбитражной практики указывает «.предъявление иска в защиту нарушенных прав представляет собой одну из составных частей содержания права требования, перешедшего к новому кредитору» (Информационное письмо от 16.02.98 #29 (Вестник ВАС РФ #4, 1998 г.)

Таким образом, договор страхования, в котором ни страхователь, ни выгодоприобретатель не имеют возможности предъявить иск к лицу, ответственному за вред не соответствует ст.387 ГК и поэтому недействителен по основаниям ст.168 ГК. В договоре может быть специально предусмотрено исключение суброгации (п.1 ст.965 ГК) и тогда договор остается действительным.

4. Следует различать невозможность осуществления права требования к лицу, ответственному за причиненный вред и невозможность осуществления суброгации, т.е. самого перехода к страховщику права требования.

Последствия, описанные в п.4 ст.965 ГК возникают только в случаях предусмотренных этой нормой. Однако существуют иные ситуации, в которых страховщик не сможет осуществить соответствующее право требования. Они возникают, во-первых, если осуществление стало невозможным без вины страхователя (выгодоприобретателя), а во-вторых, если осуществление возможно, но его не может осуществить страховщик, так как право требования к нему не перешло, т.е. не осуществилась суброгация.

В случаях, когда осуществление права требования стало невозможным не по вине страхователя (выгодоприобретателя), либо суброгация не произошла не в связи с действиями (бездействием) страхователя или выгодоприобретателя, страховое обязательство сохраняет силу и страховщик обязан выплатить возмещение.

В случаях, когда возможность осуществления права требования сохранилась, но его не может осуществить страховщик, так как суброгация не произошла в результате действий (бездействия) страхователя (выгодоприобретателя):

(а) действия, создавшие препятствия для суброгации недействительны (ничтожны) по основаниям ст.168 ГК, как не соответствующие ст.387 ГК;

(б) страхователь (выгодоприобретатель) может быть принужден к совершению необходимых действий, если они не совершены.

5. До 1 марта 1996 г. в соответствии со ст.22 Закона «О страховании» (бывш. название Закона о страховом деле) правило о суброгации действовало только в отношении договоров страхования имущества. Со вступлением в силу второй части нового ГК правило о суброгации стало действовать и в отношении других договоров имущественного страхования (п.1 ст.965 ГК). Отсюда у некоторых авторов возникла мысль о том, что и при страховании ответственности страховщик, выплативший возмещение потерпевшему, должен получить в порядке суброгации требование к лицу, ответственному за убытки, т.е. к лицу, чью ответственность он застраховал (В.А.Рахмилович. Указ. соч., с.11).

Это неверно. Суброгация — это перемена кредитора в обязательстве, следовательно, для того, чтобы суброгация могла произойти, должно существовать обязательство, в котором кредитором являлся бы страхователь (выгодоприобретатель), а должником — лицо, ответственное за вред, возмещенный страховщиком.

При суброгации страховщик становится кредитором вместо страхователя (выгодоприобретателя) в этом же обязательстве и, являясь в нем кредитором, вправе требовать от лица, ответственного за причинение вреда возмещения. Из этого, в частности, следует, что обязательство, первоначально возникшее у лица, ответственного за причинение вреда перед страхователем (выгодоприобретателем) должно существовать, как до страховой выплаты, так и после нее.

(а) Возможность перехода права в порядке суброгации от выгодоприобретателя.

В соответствии со ст.ст.931, 932 ГК выгодоприобретателем по договору страхования ответственности является потерпевший.

Потерпевший является кредитором в обязательстве, вытекающем из причинения вреда, а должником является лицо, причинившее вред. В соответствии со ст.965 ГК суброгация происходит при выплате страхового возмещения. Однако, при выплате страхового возмещения обязательство, возникшее между потерпевшим и лицом, причинившим вред, прекращается исполнением (ст.408 ГК), так как вред возмещен. Следовательно, и замена кредитора в обязательстве становится невозможной, поскольку нет самого обязательства. Таким образом, переход к страховщику прав кредитора от выгодоприобретателя невозможен.

(б) Возможность перехода права в порядке суброгации от страхователя.

Страхователем в договоре страхования ответственности может выступать одно лицо, ответственность же может быть возложена как на страхователя, так и на другое лицо. Здесь возможны два варианта:

1.1)страхователь и лицо, на которое возложена ответственность за причиненный вред, являются одним и тем же лицом. В этом случае суброгация не может произойти, поскольку никаких обязательств между страхователем и лицом, ответственным за вред, не может возникнуть — при совпадении кредитора и должника в обязательстве, оно прекращается в соответствии со ст.413 ГК;

2.2) страхователь и лицо, ответственное за вред — это разные лица. В этом случае суброгация, не может произойти, поскольку у страхователя нет прав требования к лицу, ответственному за вред.

Таким образом, переход к страховщику прав кредитора от страхователя также невозможен.

Статья 965. Переход к страховщику прав страхователя на возмещение ущерба (суброгация)

1. Если договором имущественного страхования не предусмотрено иное, к страховщику, выплатившему страховое возмещение, переходит в пределах выплаченной суммы право требования, которое страхователь (выгодоприобретатель) имеет к лицу, ответственному за убытки, возмещенные в результате страхования. Однако условие договора, исключающее переход к страховщику права требования к лицу, умышленно причинившему убытки, ничтожно.

2. Перешедшее к страховщику право требования осуществляется им с соблюдением правил, регулирующих отношения между страхователем (выгодоприобретателем) и лицом, ответственным за убытки.

3. Страхователь (выгодоприобретатель) обязан передать страховщику все документы и доказательства и сообщить ему все сведения, необходимые для осуществления страховщиком перешедшего к нему права требования.

4. Если страхователь (выгодоприобретатель) отказался от своего права требования к лицу, ответственному за убытки, возмещенные страховщиком, или осуществление этого права стало невозможным по вине страхователя (выгодоприобретателя), страховщик освобождается от выплаты страхового возмещения полностью или в соответствующей части и вправе потребовать возврата излишне выплаченной суммы возмещения.

Комментарий к статье 965 Гражданского Кодекса РФ

1. При имущественном страховании к страховщику, выплатившему страховое возмещение, в пределах уплаченной им суммы переходит принадлежащее страхователю (выгодоприобретателю) требование против лица, причинившего страховые убытки. Такой переход, именуемый страховой суброгацией, представляет собой разновидность cessio legis, т.е. перехода требования на основании закона и наступления указанных в нем обстоятельств (ст. 387 ГК).

Учебник «Гражданское право: В 4 т. Обязательственное право» (том 4) (под ред. Е.А. Суханова) включен в информационный банк согласно публикации — Волтерс Клувер, 2008 (3-е издание, переработанное и дополненное).

2. Спорным является вопрос о допустимости суброгации при страховании ответственности. Одни авторы отвечают на него положительно (см., например: Гражданское право России. Обязательственное право / Под ред. О.Н. Садикова. М., 2004. С. 642 — 643 (автор главы — В.А. Рахмилович)), другие — отрицательно (см., например: Гражданское право / Под ред. Е.А. Суханова. 3-е изд. М., 2006. Т. 4. С. 372 — 373, 379 (автор главы — Т.С. Мартьянова)). В коммент. ст. говорится о суброгации при имущественном страховании. При этом в отличие, например, от п. 2 ст. 947 ГК не уточняется, что речь идет лишь о страховании имущества и предпринимательского риска. Поэтому легальные препятствия к суброгации при страховании гражданской ответственности отсутствуют. В то же время если требование, которое имел выгодоприобретатель против страхователя, не прекращается, а переходит к страховщику, то для страхователя во многих случаях теряется сам смысл страхования ответственности, особенно добровольного. Поэтому следовало бы установить, что при страховании ответственности притязание против страхователя переходит к страховщику лишь в случаях, предусмотренных законом (например, в случае умышленного причинения ущерба страхователем выгодоприобретателю, если страховщик не освобождается от страховой выплаты на основании ст. 963 ГК).

3. При суброгации требование переходит к страховщику ipso jure в момент страховой выплаты. Для перехода требования согласия должника не требуется, даже если должник и кредитор оговорили необходимость согласия должника на уступку требования или вообще запретили уступку (п. 10 письма ВАС N 75). В остальном к переходу требования в порядке суброгации применяются предписания § 1 гл. 24 ГК (о возражениях должника, его уведомлении, переходе обеспечительных прав и т.д.).

4. Обычно к страховщику переходит притязание на возмещение вреда, но возможен переход и иных притязаний (например, при страховании риска невозврата кредита к страховщику может перейти притязание страхователя на уплату неустойки). В силу п. 2 коммент. ст. отношения между страховщиком и причинителем подчиняются предписаниям о соответствующем виде обязательств (например, транспортных или деликтных).

5. Переход требования к страховщику не влечет изменения давностного срока и порядка его исчисления (ст. 201 ГК). К суброгированному притязанию применяется не сокращенный двухлетний срок, предусмотренный ст. 966 ГК, а давностный срок, установленный для притязания, которое перешло к страховщику, т.е., как правило, трехлетний срок (ст. 196 ГК).

6. Если страхователь (выгодоприобретатель) отказался от своего требования к должнику (например, путем прощения долга) или осуществление этого требования стало невозможным по причинам, зависящим от страхователя (выгодоприобретателя), то страховщик освобождается от выплаты страхового возмещения полностью или в соответствующей части и вправе потребовать возврата излишне выплаченной суммы возмещения (п. 4 коммент. ст.).

7. Если закон предусматривает суброгацию требования (как это сделано, например, в коммент. ст.), то совершение задолженного предоставления во исполнение обязательства не прекращает последнее надлежащим исполнением (п. 1 ст. 408 ГК), а приводит к перемене кредитора в этом обязательстве.

8. Систему суброгации следует отличать от системы страхового регресса. Регресс предполагает прекращение исполненного обязательства и возникновение нового регрессного обязательства, в силу которого страховщик вправе требовать от причинителя страховых убытков компенсации своих потерь. Ввиду отсутствия правопреемства здесь по-иному решаются вопросы о возражениях должника, об исчислении давности, об обеспечительных мерах и т.д. Закон устанавливает систему регресса при обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств (ст. 14 Закона об ОСАГО). Поскольку предписание ст. 14 Закона об ОСАГО является специальным по отношению к общему предписанию п. 1 ст. 965, оно исключает суброгацию в отношениях по обязательному страхованию ответственности владельцев транспортных средств.

Статья 965 ГК РФ. Переход к страховщику прав страхователя на возмещение ущерба (суброгация)

Текущая редакция ст. 965 ГК РФ с комментариями и дополнениями на 2018 год

1. Если договором имущественного страхования не предусмотрено иное, к страховщику, выплатившему страховое возмещение, переходит в пределах выплаченной суммы право требования, которое страхователь (выгодоприобретатель) имеет к лицу, ответственному за убытки, возмещенные в результате страхования. Однако условие договора, исключающее переход к страховщику права требования к лицу, умышленно причинившему убытки, ничтожно.

2. Перешедшее к страховщику право требования осуществляется им с соблюдением правил, регулирующих отношения между страхователем (выгодоприобретателем) и лицом, ответственным за убытки.

3. Страхователь (выгодоприобретатель) обязан передать страховщику все документы и доказательства и сообщить ему все сведения, необходимые для осуществления страховщиком перешедшего к нему права требования.

4. Если страхователь (выгодоприобретатель) отказался от своего права требования к лицу, ответственному за убытки, возмещенные страховщиком, или осуществление этого права стало невозможным по вине страхователя (выгодоприобретателя), страховщик освобождается от выплаты страхового возмещения полностью или в соответствующей части и вправе потребовать возврата излишне выплаченной суммы возмещения.

Комментарий к статье 965 ГК РФ

1. В комментируемой статье говориться о частном случае перемены лиц в обязательстве на основании закона (см. ст. 387 ГК РФ). При этом из п.1 комментируемой статьи следует, что правило о суброгации носит диспозитивный характер и его применение может быть запрещено соглашением сторон.

Хотя в комментируемой статье и говорится, что суброгация может быть применима в имущественном страховании, в целом, тем не менее, по общему правилу, данное право не может быть реализовано при страховании гражданской ответственности. Поскольку при суброгации к страховщику переходит право требования к лицу, ответственному за причинение вреда (наступление страхового случая), а при страховании гражданской ответственности таковым лицом является сам страхователь. Соответственно, допущение суброгации в страховании гражданской ответственности противоречило бы цели данного вида страхования. Однако из этого правила есть исключения, устанавливаемые в целях обеспечения публичных интересов в стабильности развития гражданского общества. Например, в рамках прямого урегулирования убытков по ОСАГО (ст. 14.1 ФЗ от 25.04.2002 N 40-ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств»), когда потерпевший обращается за страховым возмещением к своему страховщику, а последний уже в порядке суброгации предъявляет требования к страховщику виновника. В этом случае уместней говорить, что в порядке суброгации к страховщику переходит право требования не к лицу, ответственному за причинение убытков, а к лицу, обязанному возместить причиненный вред.

2. В рамках суброгации к страховщику переходит право требования с обязанного лица только в переделах страхового возмещения, осуществленного страхователю (выгодоприобретателю). Соответственно, требования страховщика о возмещении в порядке суброгации понесенных им самим расходов по уплате неустойки в связи с несвоевременностью страхового возмещения, является незаконным. При этом если страховое возмещение не полностью покрывает причиненные убытки, то страховщик в рамках суброгации становится, наряду со страхователем (выгодоприобретателем), солидарным кредитором лица, ответственного за их причинение.

3. Правило о суброгации неприменимо к личному страхованию, поскольку вред, возмещаемый в рамках данного вида страхования, носит не возмездный, а компенсационный характер (вред, причиненный жизни и здоровью не является убытками, его нельзя возместить, а можно только компенсировать в определенном, установленном законом или договором, объеме).

4. Применимое законодательство:
— Закон РФ от 27.11.92 N 4015-I «Об организации страхового дела в Российской Федерации»;
— в рамках реализации положений комментируемой статьи см. также перечень применимого законодательства, указанный в комментарии к ст. 927 ГК РФ.

5. Судебная практика:
— информационное письмо Президиума ВАС РФ от 28.11.2003 N 75;
— постановление Президиума ВАС РФ от 04.09.2012 N 6439/12;
— постановление Пленума ВС РФ от 27.06.2013 N 20.

Консультации и комментарии юристов по ст 965 ГК РФ

Если у вас остались вопросы по статье 965 ГК РФ и вы хотите быть уверены в актуальности представленной информации, вы можете проконсультироваться у юристов нашего сайта.

Задать вопрос можно по телефону или на сайте. Первичные консультации проводятся бесплатно с 9:00 до 21:00 ежедневно по Московскому времени. Вопросы, полученные с 21:00 до 9:00, будут обработаны на следующий день.

Статья 965. Переход к страховщику прав страхователя на возмещение ущерба (суброгация)

1. Если договором имущественного страхования не предусмотрено иное, к страховщику, выплатившему страховое возмещение, переходит в пределах выплаченной суммы право требования, которое страхователь (выгодоприобретатель) имеет к лицу, ответственному за убытки, возмещенные в результате страхования. Однако условие договора, исключающее переход к страховщику права требования к лицу, умышленно причинившему убытки, ничтожно.

2. Перешедшее к страховщику право требования осуществляется им с соблюдением правил, регулирующих отношения между страхователем (выгодоприобретателем) и лицом, ответственным за убытки.

3. Страхователь (выгодоприобретатель) обязан передать страховщику все документы и доказательства и сообщить ему все сведения, необходимые для осуществления страховщиком перешедшего к нему права требования.

4. Если страхователь (выгодоприобретатель) отказался от своего права требования к лицу, ответственному за убытки, возмещенные страховщиком, или осуществление этого права стало невозможным по вине страхователя (выгодоприобретателя), страховщик освобождается от выплаты страхового возмещения полностью или в соответствующей части и вправе потребовать возврата излишне выплаченной суммы возмещения.

Комментарий к Ст. 965 ГК РФ

1. Комментируемая статья является специальной по отношению к положению общей ст. 387 ГК РФ, согласно которой права кредитора по обязательству переходят к другому лицу на основании закона и наступления указанных в нем обстоятельств, в том числе при суброгации страховщику прав кредитора к должнику, ответственному за наступление страхового случая.

Термин «суброгация» (subrogation) имеет французское происхождение и означает замену одного из участников обязательства без изменения самого обязательства. В комментируемой статье даются определение суброгации и некоторые особенности ее реализации.

Суброгация наряду с цессией представляет собой разновидность сингулярного правопреемства в виде перехода к страховщику прав страхователя на возмещение ущерба. Традиционно проводится разграничение между цессией и суброгацией, суброгацией и регрессом.

В отличие от цессии основанием возникновения суброгации является исключительно указание закона. При суброгации к новому кредитору переходят требования в размере реально произведенной за них оплаты (или иного исполнения). При цессии такого ограничения нет.

При регрессе в отличие от суброгации наряду с обязательством, где в качестве кредитора выступает потерпевший, а в качестве должника — лицо, ответственное за убытки, возникает новое обязательство, где в качестве кредитора выступает страховщик, выплативший страховое возмещение, а в качестве должника — лицо, ответственное за убытки. По регрессному обязательству течение исковой давности начинается заново — с момента исполнения основного обязательства (п. 3 ст. 200 ГК). Страховщик в рамках суброгации освобождается от выплаты страхового возмещения при отказе страхователя (выгодоприобретателя) от своих прав требования к лицу, ответственному за убытки, или если осуществление этого права окажется невозможным по его вине. При наступлении таких обстоятельств страховщик приобретает право на возврат излишне выплаченной суммы возмещения в соответствии с п. 4 комментируемой статьи. При регрессе законодательством подобного не предусмотрено.

При суброгации нового обязательства по возмещению убытков не возникает. В существующем обязательстве происходит замена кредитора: страховщику переходит право требования к лицу, ответственному за причинение вреда. При этом срок исковой давности не начинает течь заново.

В порядке суброгации к страховщику переходит право требования страхователя (выгодоприобретателя) со всеми преимуществами и недостатками. При этом к страховщику не может перейти больше прав, чем имеет страхователь.

2. Суброгация применяется в отношениях имущественного страхования, что следует из п. 1 комментируемой статьи. Страховщик при страховании риска убытков, причиненных контрагентами страхователя, приобретает права в порядке суброгации, если иное не предусмотрено договором имущественного страхования (п. 10 Обзора практики по страхованию).

3. Субъектный состав отношений, возникающих из суброгации, аналогичен цессии. Учитывая специфику страховой деятельности, страховщик должен обладать специальной лицензией на осуществление такой деятельности. В то же время, как свидетельствует судебная практика, уступка страховщиком по договору имущественного страхования права (требования), полученного в порядке суброгации согласно комментируемой статье, лицу, не имеющему лицензии на осуществление страховой деятельности, не противоречит законодательству (п. 3 информационного письма Президиума ВАС РФ от 30 октября 2007 г. N 120 «Обзор практики применения арбитражными судами положений главы 24 Гражданского кодекса Российской Федерации»).

4. Особенности суброгации по отдельным видам договоров страхования предусматриваются нормами иных федеральных законов, в частности, ст. 281 КТМ РФ, п. 2 ст. 12 Федерального закона от 30 июня 2003 г. N 87-ФЗ «О транспортно-экспедиционной деятельности» и др.

———————————
Собрание законодательства РФ. 2003. N 27 (ч. 1). Ст. 2701.

5. В п. 2 комментируемой статьи предусматривается применение к отношениям между страховщиком и лицом, ответственным за убытки, тех же правил, которые регулируют отношения между страхователем (выгодоприобретателем) и этим лицом.

Так, суд обязан руководствоваться теми нормативными актами, которые регулируют отношения, существующие между страхователем (выгодоприобретателем) и причинителем убытков. Это касается как материальных, так и процессуальных норм права, включая нормы, предусматривающие порядок досудебного урегулирования спора, сроки предъявления претензий (Постановление ФАС Северо-Западного округа от 13 июня 2007 г. по делу N А56-55408/2005).

Учитывая, что при суброгации к страховщику на основании закона переходят права кредитора к должнику, ответственному за наступление страхового случая (страховщику причинителя вреда, чья ответственность застрахована), по договорам обязательного страхования гражданской ответственности за вред, причиненный транспортным средством, наряду с правом на страховую выплату по обязательному страхованию к страховщику, возместившему убытки в связи с повреждением застрахованного автомобиля, переходит и право на законную неустойку за несвоевременное осуществление страховой выплаты в соответствии с п. 2 ст. 13 Закона об ОСАГО (Постановление Президиума ВАС РФ от 2 февраля 2010 г. N 14107/09 по делу N А56-5415/2009) .

———————————
Вестник ВАС РФ. 2010. N 5.

Несмотря на то что законодательством прямо не предусматривается частичная суброгация, представляется, что таковая может иметь место по договору страхования. При этом возникает проблема определения объема тех правомочий, которые переходят от страхователя (выгодоприобретателя) к страховщику.

Статья 965 ГК РФ. Переход к страховщику прав страхователя на возмещение ущерба (суброгация)

1. Если договором имущественного страхования не предусмотрено иное, к страховщику, выплатившему страховое возмещение, переходит в пределах выплаченной суммы право требования, которое страхователь (выгодоприобретатель) имеет к лицу, ответственному за убытки, возмещенные в результате страхования. Однако условие договора, исключающее переход к страховщику права требования к лицу, умышленно причинившему убытки, ничтожно.

2. Перешедшее к страховщику право требования осуществляется им с соблюдением правил, регулирующих отношения между страхователем (выгодоприобретателем) и лицом, ответственным за убытки.

3. Страхователь (выгодоприобретатель) обязан передать страховщику все документы и доказательства и сообщить ему все сведения, необходимые для осуществления страховщиком перешедшего к нему права требования.

4. Если страхователь (выгодоприобретатель) отказался от своего права требования к лицу, ответственному за убытки, возмещенные страховщиком, или осуществление этого права стало невозможным по вине страхователя (выгодоприобретателя), страховщик освобождается от выплаты страхового возмещения полностью или в соответствующей части и вправе потребовать возврата излишне выплаченной суммы возмещения.

Комментарии к ст. 965 ГК РФ

1. Комментируемая статья коренным образом отличается от аналогичной ей ст. 389 ГК 1964 г. по юридической конструкции норм о требованиях страховщика к лицу, ответственному за убытки, возмещенные по договору страхования. Ранее законодатель рассматривал такие требования в качестве регрессных, возникающих как производные от основного обязательства. Его исполнение порождало новое обязательство — регрессное — с другим кругом участников.

По ГК после выплаты страхового возмещения регрессное обязательство не возникает, но продолжает существовать основное обязательство между страхователем или выгодоприобретателем, с одной стороны, и лицом, ответственным за убытки, — с другой. Однако здесь происходит перемена лиц в обязательстве путем перехода прав кредитора к другому лицу на основании закона (ст. 387 ГК): страховщик заменяет собой страхователя в его требованиях к лицу, ответственному за убытки.

В данной статье и ст. 387 ГК впервые в отечественном законе используется понятие суброгации, заимствованное из страхового законодательства и практики некоторых зарубежных государств, однако ГК не дал определения этого понятия. В ст. 229 КТМ фактически было установлено право страховщика на суброгацию по договору морского страхования, но прямых указаний на нее не содержалось.

Суброгация — материально-процессуальная конструкция перехода прав страхователя к страховщику после выплаты страхового возмещения и порядка реализации этих прав последним. В материальном плане это — основанный на законе переход прав страхователя к страховщику в силу волеизъявления первого, который свои права требования передает в том же объеме, в каком они могли бы быть осуществлены им самим. В процессуальном плане переход производится в форме договора, по которому страхователь передает свои права страховщику и принимает на себя обязательства содействовать последнему в осуществлении его суброгационных прав, реализуемых страховщиком таким же образом, как если бы их имел сам страхователь.

Правила п. 1 комментируемой статьи могут применяться также к обязательствам, возникающим по договору страхования ответственности. Эти правила подлежат применению в тех случаях, когда виновным в наступлении убытков лицом является сам страхователь (коммент. к ст. 963). Страхователь становится субъектом ответственности, когда он умышленно или по грубой неосторожности нарушает права третьих лиц и, соответственно, права страховщика, обязанного в силу нормы п. 2 ст. 963 ГК выплатить страховое возмещение третьим лицам по договору страхования ответственности. Так, страховщик имеет право требовать возмещения оплаченных им убытков, которые были причинены страхователем, управлявшим транспортным средством в нетрезвом состоянии.

2. Норма п. 2 ст. 965 о праве на суброгацию является диспозитивной. Договором страхования это право может быть исключено, однако это следует оговорить специально. Необходимость такого исключения может быть вызвана конъюнктурными расчетами страхователя, заинтересованного в заключении выгодного договора со своими партнерами. В практике весьма часто суброгационные права страховщиков исключаются из договоров страхования выставочных экспонатов, произведений искусств, поскольку организаторам выставок, салонов или вернисажей, ответственным за сохранность вверенных им объектов, трудно или невозможно установить лицо, виновное в наступлении убытков.

Соглашение об отказе от суброгации при наличии умысла причинителя ущерба прав ничтожно, поскольку обратное противоречило бы общим принципам гражданско-правовой ответственности за умышленное причинение ущерба.

3. Право требования переходит к страховщику в пределах выплаченной суммы страхового возмещения. Это означает, что страховщик не может требовать с ответственного лица больше, чем он оплатил по договору страхования. Таким образом, выплата ответственным за ущерб лицом суммы, равной страховому возмещению, погашает право требования страховщика. Но это не лишает страхователя права требовать от ответственного за убытки лица сумму, превышающую размер выплаченного страхового возмещения, если действительные убытки больше суммы страхового возмещения.

4. В п. 2 ст. 965 установлен процессуальный порядок осуществления страховщиком его суброгационных прав. Страховщик должен соблюдать требования нормативных актов, регулирующих те правоотношения, в которых состояли страхователь и лицо, ответственное за убытки. Это касается соблюдения как материальных, так и процессуальных норм, содержащихся в этих актах. Так, транспортными уставами и кодексами установлены пресекательные сроки для предъявления претензий и сокращенные сроки исковой давности по требованиям к транспортным организациям, предусмотрен обязательный порядок досудебного урегулирования разногласий в претензионном порядке. Поэтому и суброгационные права страховщика должны осуществляться с соблюдением такого порядка. При этом в силу данной статьи и ст. 22 Закона о страховании право предъявления претензий и исков к транспортным организациям принадлежит и страховщикам наряду с лицами, прямо указанными в транспортных уставах и кодексах.

5. В п. 3 ст. 965 говорится обо всех документах, доказательствах и сведениях, которые необходимы для предъявления претензий и исков к ответственным за ущерб лицам. К ним относятся и те документы, доказательства и сведения, которые могли не понадобиться для решения вопроса о наступлении страхового случая и размере убытков, но необходимы для предъявления претензий и исков к ответственным за убытки лицам. По общему правилу для того, чтобы доказать вину какого-либо лица, необходимо исследовать гораздо больший круг обстоятельств, чем те, которые могли привести к наступлению страхового случая. Например, данные результатов лабораторных анализов могут не потребоваться для определения количества поврежденного и негодного к употреблению груза зерна и для расчета суммы страхового возмещения, но могут оказаться существенными, если они содержат сведения о наличии в зерне хлоридов. Это явится основанием для возложения на морского перевозчика ответственности за несохранную перевозку, поскольку наличие хлоридов означает подмочку зерна по вине судна морской водой.

6. Правила п. 4 ст. 965 применяются в тех случаях, когда суброгационные права страховщика не исключены договором. По смыслу комментируемой статьи отказ страхователя (выгодоприобретателя) от своих прав требования к лицу, ответственному за убытки, означает амнистирование этого лица и является тем исключением из общих правил об осуществлении гражданских прав, предусмотренным в п. 2 ст. 9 ГК, при котором такой отказ влечет прекращение прав. Статья 965 не допускает амнистирование должника за счет страховщика и освобождает последнего от обязанности выплатить страховое возмещение.

Осуществление права требования к лицу, ответственному за убытки, может стать невозможным по вине страхователя, если им нарушены сроки или порядок предъявления претензий и исков, не соблюден обязательный порядок предъявления претензии, не собраны требуемые документы или же по его вине не установлено лицо, ответственное за убытки. Например, несоблюдение грузополучателем п. 30.1.2 Правил международных воздушных перевозок пассажиров, багажа и грузов, в соответствии с которым претензия по поводу повреждения груза должна быть предъявлена в течение 14 дней с момента получения груза, может лишить страховщика его права суброгационного требования за несохранную перевозку. Это обстоятельство послужит основанием для отказа в выплате страхового возмещения.

Однако нужно иметь в виду, что несоблюдение страхователем правил п. 4 ст. 965 не является безусловным основанием для такого отказа. В силу установленных законом или международными договорами пределов ответственности должника по его обязательствам максимально возможная сумма взыскания убытков с ответственного лица может оказаться меньше действительных убытков. Так, предел ответственности авиаперевозчика при международной перевозке грузов составляет 20 долларов США за 1 кг брутто веса груза (п. 29.3.2 Правил международных воздушных перевозок пассажиров, багажа и грузов), на морском транспорте судебной практикой признается установленный п. 5 ст. 4 Гаагских правил предел ответственности в размере 100 английских фунтов стерлингов за одно место утраченного груза (дело МАК 46/1992). В таких случаях страховому возмещению подлежит часть убытков страхователя, превышающая сумму, которую можно было получить от ответственного лица, если бы требование к нему было предъявлено в установленном порядке.

Отказ в выплате страхового возмещения из-за утраты права на суброгацию

Комментарий к определению Судебной коллегии по экономическим спорам

ВС РФ от 05.09.2016 № 305-ЭС16-5058

1. В отличие от многочисленной судебной практики, сложившейся в отношении порядка gрименения иных норм главы 48 ГК РФ, правоотношения, связанные с практикой применения ст. 965 ГК, регламентирующей суброгационные отношения, редко становились предметом рассмотрения как ВАС РФ ранее, так и Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ (далее — Коллегия) в настоящее время. Еще реже предметом исследования высшей судебной инстанции становилась практика применения п. 4 ст. 965 ГК РФ в той части, которая дает страховщику право потребовать возврата выплаченного страхового возмещения полностью либо частично, если осуществление права на суброгацию стало невозможным по вине страхователя (выгодоприобретателя). Тем примечательнее вынесенное недавно определение Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 05.09.2016 по делу № А40-129500/2014, в котором достаточно неожиданно решен вопрос о наличии соответствующего права страховщика, а также о способах и пределах его реализации.

2. Вышеуказанным определением были отменены судебные акты нижестоящих инстанций, которыми были удовлетворены исковые требования ОАО «Страховая группа «МСК» (страховщика) к ОАО «МОЭК» (страхователю) о возврате выплаченного страхового возмещения, в иске отказано полностью.

Рассматривая вопрос о праве страховщика вернуть страховое возмещение по правилам п. 4 ст. 965 ГК РФ и удовлетворяя соответствующее требование, суды нижестоящих инстанций признали, что страховщик утратил право на суброгацию по вине общества «МОЭК». Будучи арендатором трансформатора, страхователь направил его в ремонт без уведомления арендодателя, чем исключил наступление предусмотренной ст. 612 ГК РФ ответственности последнего за проявившийся в трансформаторе недостаток.

Отменяя судебные акты судов нижестоящих инстанций, Коллегия пришла к выводу о том, что несостоявшаяся суброгация не может являться обоснованием требования о возврате обществом «МОЭК» суммы выплаченного страхового возмещения, поскольку реализация суброгационных прав стала невозможной не вследствие его действий. В подтверждение данного вывода Коллегия сослалась на то обстоятельство, что отказ в удовлетворении суброгационного иска страховщика к арендодателю трансформатора по договору последовал в связи с тем, что в силу соответствующего закону распределения сторонами в договоре прав и обязанностей арендодатель не является ответственным за содержание переданного в аренду обществу «МОЭК» трансформатора, а такую обязанность несет арендатор. Этот вывод был сделан в постановлении АС Московского округа от 16.10.2014 по делу № А40-133519/2012, на которое сослалась Коллегия.

3. Применительно к обстоятельствам рассматриваемого дела вывод Коллегии следует признать правильным, а требования страховщика — необоснованными.

В только что упомянутом постановлении АС Московского округа дал свое объяснение, почему в иске «МОЭК», арендатора поврежденного трансформатора и одновременно страхователя, к арендодателю, московскому правительству, следует отказать. Причем мотивы кассационного суда отличались от мотивов судов первых двух инстанций. Кассация не согласилась с выводом нижестоящих судов о том, что в отсутствие в материалах дела доказательств извещения со стороны ОАО «МОЭК» арендодателя о самостоятельном устранении недостатков в арендуемом имуществе требования к арендодателю о возмещении понесенных расходов не могут быть предъявлены.

Вместо этого кассационный суд обратил внимание на то, что согласно п. 1 ст. 616 ГК РФ арендодатель обязан производить за свой счет капитальный ремонт переданного в аренду имущества, если иное не предусмотрено законом, иными правовыми актами или договором аренды. В рассматриваемом случае договором аренды обязанность производить капитальный, текущий ремонты, регламентные работы профилактического обслуживания и другие виды работ в соответствии с нормативно-технической документацией возложена на арендатора (п. 2.3.4 договора аренды). При этом согласно п. 2.3.7 того же договора арендатор обязан передать арендодателю все неотделимые улучшения без права требования компенсации понесенных затрат.

Взаимосвязанные положения п. 1 ст. 616 ГК РФ, п. 2.3.4 и 2.3.7 договора аренды исключают обязанность арендодателя по содержанию переданного в аренду ОАО «МОЭК» трансформатора в полном объеме. Именно такая формулировка отказа в удовлетворении исковых требований была положена в основание окончательного судебного акта по делу № А40-133519/2012. В силу положений п. 2 ст. 69 АПК РФ при рассмотрении дела № А40-129500/2014 по иску страховщика к страхователю отсутствовала необходимость в повторном доказывании обстоятельств, установленных вступившим в законную силу судебным актом арбитражного суда по ранее рассмотренному делу, а выводы, сделанные судами при его рассмотрении, не могли противоречить ранее установленным обстоятельствам.

Тем не менее суды нижестоящих инстанций, рассматривая дело № А40-129500/2014, повторно сделали вывод о наличии виновных действий страхователя, выразившихся в устранении повреждений арендованного имущества без уведомления об этом арендодателя, что лишило как «МОЭК», так и страховую компанию права на возмещение причиненного ущерба ответственным лицом.

В связи с этим, по нашему мнению, основной причиной принятия комментируемого определения послужило нарушение нижестоящими судами принципа преюдициальности ранее принятого судебного акта по спору между теми же лицами.

4. Коллегия, безусловно, учла также то обстоятельство, что, принимая решение о выплате страхового возмещения в пользу страхователя — арендатора застрахованного имущества, страховщик признавал наличие у того имущественного интереса в его сохранении.

Следовательно, либо страховщик на момент принятия решения о выплате считал страхователя собственником застрахованного имущества, либо он дал соответствующую правовую оценку условиям договора аренды, с учетом которой полагал, что арендатор обязан за свой счет нести расходы на восстановление застрахованного имущества. Оба этих условия исключают возможность предъявления суброгационного требования к арендодателю и, соответственно, возможность предъявления требования о возврате выплаченного страхового возмещения по основанию, предусмотренному п. 4 ст. 965 ГК РФ.

Таким образом, комментируемое определение следует признать верным по своей сути. Страхователь не должен нести ответственность за то, что страховщик не смог реализовать свое право на суброгацию. Складывается ощущение, что путем подачи требования к страхователю страховщик пытался исправить те упущения, которые он допустил в рамках рассмотрения дела № А40-133519/2012. С предъявления именно этого иска начались попытки страховщика воспользоваться требованием, перешедшим к нему от страхователя в порядке суброгации.

5. После изучения данного дела, которое также являлось предметом неоднократного рассмотрения трех судебных инстанций, остались неясными мотивы, по которым страховщик отказался от своих исковых требований к заводу — изготовителю трансформатора.

Учитывая, что страховщик, обосновывая свою позицию, указывал, что срок службы застрахованного трансформатора составляет не менее 25 лет, а в соответствии с п. 4 ст. 477 ГК РФ в отношении товара, на который установлен срок годности, покупатель вправе предъявить требования, связанные с недостатками товара, если они обнаружены в течение его срока годности, возможно, при повторном рассмотрении данного дела (после отмены АС Московского округа судебных актов об удовлетворении требований страховщика к заводу-изготовителю) страховщику было бы целесообразнее продолжать придерживаться позиции о наличии деликтной ответственности производителя, а не соглашаться с позицией суда о возможном наличии договорной ответственности арендодателя.

6. В заключение хотелось бы обратить внимание еще на один вывод, содержащийся в комментируемом определении, поскольку он является неоднозначным с точки зрения страховщика, принимающего решение о выплате либо об отказе в выплате страхового возмещения.

В определении суд указывает, что «…в силу статей 387, 965 Гражданского кодекса Российской Федерации вследствие выплаты страхового возмещения страховщик может реализовать в отношении ответственного за убытки лица только те права, которые имел страхователь.

Исходя из этих положений закона реальность осуществления будущих суброгационных прав должна оцениваться страховщиком одновременно с оценкой произошедшего события как страхового случая и повода для выплаты страхового возмещения…».

Представим, что в рассматриваемом деле условия договора аренды не содержат разграничения порядка содержания арендованного имущества, и в этой ситуации арендатору надлежит руководствоваться требованиями ГК РФ о необходимости уведомления арендодателя о намерении устранить повреждения застрахованного имущества. Тем не менее страхователь (арендатор) самостоятельно понес расходы на восстановление имущества, не уведомив об этом арендодателя, после чего предъявил страховщику требование о возмещении фактически понесенных расходов на восстановление.

Рассматривая требование страхователя и изучая представленные им документы, в том числе договор аренды, страховщик устанавливает, что страхователь не уведомил арендодателя о намерении восстановить застрахованное имущество, следовательно, он своими действиями лишил себя права на возмещение данных расходов.

Соответственно, этого же права будет лишен и страховщик, что он с очевидностью понимает до момента выплаты страхового возмещения.

Исходя из логики Верховного Суда РФ, в данной ситуации страховщик вправе отказать в выплате страхового возмещения со ссылкой на п. 4 ст. 965 ГК.

Ранее Высший Арбитражный Суд трактовал подобную ситуацию иначе. В частности, в определении ВАС РФ от 17.02.2012 № ВАС-694/12 по делу № А40-1497/11-89-93 указано, что «…отказ страховщика от выплаты страхового возмещения был обоснован необеспечением суброгационных прав страховщика в соответствии с положениями пункта 9.2.1 Правил страхования средств наземного транспорта, принятых у страховщика, и пункта 4 статьи 965 Гражданского кодекса Российской Федерации.

При этом заявитель не учитывает, что в соответствии с названными условием Правил страхования и нормой Гражданского кодекса Российской Федерации невыполнение страхователем указанного требования не влечет за собой исключения происшедшего события из числа страховых и отказа в выплате страхового возмещения, на что обоснованно указали суды».

Как мы видим, подход представляется кардинально противоположным. На данный момент трудно сделать окончательный вывод о том, свидетельствуют ли вышеприведенные формулировки определения ВАС о наличии тенденции к изменению практики применения п. 4 ст. 965 ГК РФ. Только дальнейшее отслеживание судебной практики по данной теме позволит ответить на вопрос, действительно ли суды будут полагать, что объективная невозможность для страховщика реализовать свои суброгационные права, возникшая по вине страхователя, — это законное основание для освобождения его от выплаты страхового возмещения.