Сергей чернышев адвокат

Свидетель по делу Кашева: «Чернышев не раз находился рядом с домом обвиняемого»

18 октября, 12:04

В Кировском районном суде продолжается рассмотрение уголовного дела в отношении начальника ОРЧ СБ регионального ГУ МВД Сергея Кашева.

После пятиминутного перерыва на процессе начался разбор детализации звонков с телефона Сергея Чернышева — данные содержались на диске в электронной таблице.

“Даты нас интересуют. Январь 2017. 2 января”, — начал исследовать вещдок прокурор Сергей Аршинов.

“В протоколе осмотра предметов около 17.00 Чернышев фиксировался у моего дома. Это противоречит данным систем объективного контроля, там указано совершенно другое время”, — пояснил Сергей Кашев после того, как в списке дошли до звонка Чернышева ему.

Адвокат попросил обратить внимание на то, что в обвинительном заключении указаны другие периоды, в которые Сергей Чернышев находился у дома Кашева — данные расходились с данными детализации.

Как вы можете пояснить несоответствие информации?” — обратился Олег Ионов к следователю Станиславу Белозерцеву.

“Абонентский номер Чернышева бился в непосредственной близости от жилища Кашева. В обвинительном заключении нет никаких несоответствий”, — пояснил адвокату свидетель.

“Тогда у меня заявление. Следователь не может внятно пояснить противоречия. Я считаю, что это сознательное введение суда в заблуждение. Во времени встреч Кашева и Чернышева идет грубое искажение. В детализации звонков, например, указан период времени, когда мой подзащитный находился за пределами Саратова”, — отреагировал адвокат.

В ходе исследования детализации он нашел еще несколько аналогичных противоречий.

“Поясните нам, когда вы приводите доказательства и говорите, что подсудимому вменяется период с 1 августа по 9 сентября, что вы имеете в виду?” — спросила свидетеля судья Валентина Комиссарова.

“Было непросто объяснить даты передачи денежных средств Чернышевым Кашеву. Из детализации мы видим, что Чернышев не раз находился в непосредственной близости от дома Сергея Кашева, он часто бывал в центре города”, — пояснил следователь Белозерцев.

“Я обращаю внимание, что все эти выводы основаны лишь на предположениях”, — отметил адвокат.

Подпишитесь на наш Telegram-канал: в нем публикуем только самые интересные новости с редакционными комментариями

Полковник Кашев и его миллионы

Дело Сергея Кашева. Понятые не явились свидетелями в суд

Сегодня в Кировском районном суде продолжается рассмотрение уголовного дела начальника

18 октября 11:17 1990 5

Полковник Кашев будет писать жалобу на «ложь свидетеля»

В Кировском районном суде продолжился допрос начальника ОРЧ СБ регионального

27 сентября 15:48 4136

Дело Кашева превращается в громкий корпоративно-коррупционный скандал

В Кировском районном суде Саратова продолжается допрос начальника ОРЧ СБ

Сергей чернышев адвокат

В ночь на 31 января в Киеве жестоко убит миллионер Сергей Чернышов, являвшийся председателем правления страховой компании «ЛЕММА», членом Украинской Академии Наук и Европейского геофизического сообщества.

О гибели Чернышова говорится в сообщении страховой компании, передает «Интерфакс».

У 49-летнего бизнесмена остались жена и трое детей.

Он являлся Национальным Иерофантом (главой) святилища Украины ордена OMAPREMM.

В мае 2013 года Чернышов получил 98 степень от тогдашнего великого Иерофанта ордена APRMM Джоэля Дуэза.

Кроме того, Чернышов — автор более 40 изобретений и патентов, более 55 научных работ в области страхования, биологии, биохимии, экологии, приборостроения, математического моделирования.

По итогам 2011 года журнал «Фокус» насчитал у бизнесмена $117,1 млн., что позволило ему занять 101 строчку в рейтинге 200 самых богатых людей Украины.

В 2013 году то же издание оценило состояние Сергея Чернышова в $161,2 млн (87 место рейтинга «200 самых богатых людей Украины»).

Коллектив компании призвал президента, Кабинет министров, Министерство внутренних дел и Генерального прокурора провести достойное расследование для установления истинных причин смерти Чернышова, принять соответствующие меры и сообщить о результатах обществу.

Кто хочет завладеть активами отца страхового бизнеса Чернышова?

28 марта 2017, 13:00

Чуть больше двух лет прошло после резонансного убийства одного из основателей страхового рынка Украины Сергея Чернышова. После смерти его активы должно было перейти к жене и троим детям. А это множество страховых компаний, несколько опытных заводов, институты. Кстати, покойный Чернышов был одним из тех финансистов, благодаря которым держались на плаву важные для государства отрасли. Например, финансировал проекты по модернизации военной промышленности Украины. Но как часто у нас бывает за фантомными богатствами Чернышева начали охотиться сразу несколько групп мошенников. Бывшие бизнес-парнеры убитого, адвокаты и чиновники, близкие к харьковскому мэру Геннадию Кернесу. Свою долю новоявленные «наследники» пытаются получить при помощи угроз, шантажа, подделки документов и давления на суд. Не понимая до конца, что главное наследие Чернышева не здания и офисные помещения, а интелектуальная собственность, — то что сейчас по настоящему цениться в мире.

Президент страховой компании «Лемма» Сергей Чернышов входил в список богатейших украинцев, в 2014 году Forbes оценил его состояние в 38 млн долларов. Бизнесмен был человеком незаурядным, интересовался разработкой аэростатных аппаратов для исследования Венеры и Марса, исследованиями в области космологии, синтезом алмазов, и новых источников энергии. О том, что необходимо стране знал не понаслышке — в свое время успел поработать и в силовых структурах – службу закончил майором запаса внешней разведки СБУ.

Но все же главным в его жизни был бизнес. В 1994 году Чернышов основал страховую компанию «Лемма», специализирующуюся на рисковом страховании. С 1999 по 2010 год она входила в тройку лидеров страхового рынка, активно развивала экспорт услуг, привлекая в Украину валюту.

Убийство

Сергей Чернышов погиб 31 января 2015 года в квартире, которую снимал в Киеве. Он был хорошо знаком с убийцей и сам впустил его – замки на двери были целы. Смерть была мучительной – бизнесмена долго и жестоко избивали, проломив грудную клетку, на теле и голове остались следы ударов. Сильное внутреннее кровотечение привело к смерти. Кроме того, у Чернышова был отрезан мизинец левой руки. По определению судмедэкспертов, поко йного пытали 5-6 часов.

В СМИ выдвигались предположения, что палец понадобился, чтобы добраться до денег бизнесмена, который использовал для защиты финансов биометрику. Но следствие отбросило эту версию, так же как и вероятность ритуального убийства.

Ограблением это не было: все вещи остались на месте. Вскоре правоохранители урешили, что мотив – ревность, а улики свидетельствуют против знакомого Чернышову полковника СБУ Романа Шульжука, жена которого работала на важной должности в компании «Лемма».

В феврале 2017 года Подольский районный суд Киева признал Шульжука виновным и приговорил его к 13 годам лишения свободы.

Семья погибшего не только потеряла родного человека. Тяжкие испытания на этом только начались – близких Чернышова сразу после смерти начали запугивать, против нее затеяли несколько судебных тяжб, которые тянутся до сих пор. Нездоровый интерес к семье покойного разу четыре разные преступные группировки, к одной из которых даже примкнул родной брат Чернышева,- Владимир.

Угрозы и шантаж

Еще во время суда над Шульжуком на харьковский офис одной из компаний Чернышова был совершен налет силовиков от СБУ Харьковской области — в виде «маски-шоу». В дальнейшем на жену и детей убитого давили, проводя внезапные обыски даже у ее друзей и знакомых — где она жила после смерти мужа. Кстати на этих людей безосновательно заводили уголовные дела.

Вдове Ольге Чернышовой и ее семье так угрожали, в конце концов, страх за свою жизнь и здоровье вынудил их покинуть Харьков и Украину.

— После смерти моего мужа я, и мои дети, находимся в настоящем аду — говорить Ольга Чернышева. Это каждодневные угрозы убить, если я, или мой брат пересечем границу Украины чтобы появиться на заседаниях судов. Что меня в лучшем случае арестуют, и посадят в изолятор СБУ. Лишь бы мы не свидетельствовали о подделке и подлоге документов. Этот процес координирует некий адвокат Капустин, используя родного брата Чернышева, Володю. А есть еще и бандиты которых координировал бывший коллега мужа Арнур Саменов.

Тот же Саменов связался с вдовой вскоре после убийства. Саменов утверждал, что имел деловые отношения с Чернышовым и тот должен ему 223 миллиона гривен, которые харьковчанин якобы занимал как частное лицо. Когда угрозы не подействовали, Саменов обратился в суд через своих харьковских представителей. Около года тому назад дело начал рассматривать Дзержинский суд Харькова, процесс продолжается до сих пор.

Летом 2016 года, когда Саменов подал иск в суд, близкий семье Чернышовых человек по имени Роман посоветовал вдове и ее близким адвоката Вячеслава Ушакова. Рекомендациям поверили, Ушаков взялся представлять интересы вдовы. С ней, ее братом Владимиром Бутенко и предприятием «Верификационные проекты»(принадлежавшим Чернышову) адвокат заключил договор об оказании правовой помощи. Примерно через пару месяцев после знакомства юрист начал рассказывать, что существует некая опасность, угрожающая семье Чернышова.

Чтобы «решить вопрос», нужно 100 тысяч долларов, заявил Ушаков. Ему поверили. 40 тысяч адвокату передали в Харькове, еще 60 – на территории РФ. За оказание услуг юрист получил еще около 7 тыс. долларов. Всего же под разными предлогами Ушаков выманил у вдовы 200 тыс. долларов. Фактически последние деньги, вырученые от продажи собственного дома.

Через несколько месяцев Чернышова поняла, что несмотря на щедрую оплату, адвокат действовал против ее интересов, откровенно заваливая дела, а затем и вовсе подал в суд на ее брата и предприятие «Верификационные проекты». Оцените наглость: требуя погасить некие долги за адвокатские услуги. В чем суть услуг — Ушаков сам определить не смог, ограничившись обтекаемой формулировкой «адвокатская тайна». То есть, за какие услуги адвокату Ушакову должен заплатить клиент — не знает и сам адвокат. Небывалый нонсенс.

Семейные долги?

Вскоре после того, как вдова познакомилась с Ушаковым, начались и внутрисемейные разбирательства. Брат убитого – Владимир Чернышов, – стал утверждать, что брат вдовы Владимир Бутенко занял у него 1 млн 200 тыс. долларов. Якобы тот одалживал деньги под залог помещения по адресу ул. Чернышевская, 4, — бывшего «Земельного банка». При этом, Владимир Чернышев на судах плачеться что он беден настолько, что «ему нечего положить в тарелку».

Дело в том, что в 2004 году СК «Лемма» стала владельцем контрольного пакета акций «Земельного банка» (90%). В 2006 году он выиграл тендер на обслуживание местных бюджетов и стал развивать проекты обустройства территорий в Харькове. Однако Постановление Кабмина №52 от 28.01. 2009 г. обязало органы местного самоуправления оперативно перевести все свои средства из частных банков в государственные, и это подорвало ликвидность «Зембанка». В итоге в 2010 году НБУ принял постановление о его ликвидации.

Когда начался процесс банкротства, «Зембанк» продал здание предприятию «Верификационные проекты».

В рамках договора ипотеки «Верпроекты» были должником предприятия «Антье» (одним из его собственников также был убитый Чернышов) и в счет долга помещение на ул. Чернышевской, 4 досталось «Антье». Владимир Бутенко был его соучредителем, но вышел из состава учредителей и забрал свою долю в виде здания. Именно так он стал собственником помещения, а деньги под залог – обычная выдумка мошенников.

Адвокат-оборотень

Сначала отстаивать интересы Бутенко в суде взялся Ушаков. Защита была построена на том, что документ о займе – поддельный. По мнению брата вдовы, злоумышленникам удалось сфальсифицировать его подпись с помощью бывшего директора фирмы «Антье». Он взял несколько образцов подписи Бутенко на чистых листах бумаги, объясняя это потребностью оперативно принимать решения.

Экспертиза могла бы дать ответ на вопрос, когда была поставлена подпись, и когда был напечатан документ. Кроме того, когда лист бумаги проходит через принтер, следы порошка остаются на чернилах. Также можно точно определить время создания этого документа. Чтобы доказать, что подпись была поставлена до того, как напечатали документ, Ушаков сам же подал ходатайство о проведении почерковедческой экспертизы. А затем сам же отказался от экспертизы и проиграл суд первой инстанции.

Странные действия адвоката вызвали подозрения, и от его услуг отказались. После этого Ушаков обратился в Московский районный суд Харькова с иском против Бутенко. Якобы тот не заплатил юристу 6 млн 800 тыс. грн по договору об оказании правовой помощи. За 2015-2016 год. Помимо этого, адвокат подал в Хозяйственный суд на предприятие «Верификационные проекты», также требуя взыскать средства за якобы оказанные услуги.

Оба суда Ушакову непонятным образом удалось выиграть. Он предоставил договоры об оказании правовой помощи, в которых говорилось, что стоимость услуг адвоката определяют подписанты. Первоначально отношения строились на доверии, с Ушаковым расплачивались, не требуя расписок, что юрист получил деньги. А он после этого сфабриковал квитанции на оплату, которые предоставил в суд.

Сейчас интересы вдовы и ее близких защищают новые адвокаты – Михаил Ольховский и Алексей Кучер.

«По сути, Ушаков просто сам себе выписал документ, что Бутенко должен ему денег. Этот адвокат воспользовался тем, что ему верили и не брали каких-либо документальных подтверждений, что он взял деньги. А он выписал квитанции на ту сумму, на которую сам захотел, и подложил их к материалам дела», – комментирует Ольховский.

Остается догадываться, действует Ушаков самостоятельно, или за его спиной стоят еще желающие «отжать» побольше у семьи убитого.

Новая команда защитников подала апелляции, доказывая, что Ушаков солгал. «В материалы дела, которое рассматривал Хозяйственный суд, Ушаков подкладывает договоры не только за 2016 год, но и за 2015 год. А это совсем уж невозможно, так как с адвокатом и вдова, и ее брат познакомились только летом 2016 года», – подчеркнул Ольховский.

По его мнению, Ушаков подал в суд на Бутенко и «Верификационные проекты», потому что у них есть имущество, на которое можно наложить взыскание. «Вдову он оставил в покое, поскольку у нее, по сути, нет имущества, которое можно быстро заполучить. Ольга Чернышова отказалась от наследства в пользу своих несовершеннолетних детей», – разъяснил Ольховский.

Он считает подозрительным, что Московский районный суд очень быстро рассмотрел дело, инициированное Ушаковым. «Судья Короткий Игорь Петрович действовал очень оперативно, – процесс длился всего месяц. Это рекордный срок, как правило, суды тянутся как минимум два-три месяца, а гораздо чаще дела рассматривают несколько лет. И тем более без ответчика. Это, конечно, наводит на размышления», – добавил Ольховский.

Кучер и Ольховский от имени близких убитого Чернышова обратились в квалификационно-дисциплинарную комиссию адвокатуры Харьковской области с жалобой на Ушакова, сейчас идет процесс ее рассмотрения. Останется ли адвокат безнаказанным за обман своего клиента? Выводы комиссии покажут, насколько объективным и справедливым является адвокатское сообщество Харькова.

Кроме того, Ольга Чернышова в январе 2017 года подала заявление в Московский райотдел полиции о незаконном присвоении Ушаковым 200 тыс. долларов. «Но в открытом производстве фигурирует другая сумма – всего 5 тыс. долларов. Так работает наша доблестная полиция. Им не нужен резонанс, так как если сумма будет большой, руководство будет тщательно контролировать расследование, сумму уменьшили, чтобы этого избежать», – предполагает Ольховский.

Несмотря на многочисленные заявления власти о реформирование судебной системы, до сих пор все решается по-старому: шантажистами, адвокатами-оборотнями, решалами на городском уровне. Убитый Чернышов не был для такой публики «своим», а его вдова и подавно. По тому, как будут развиваться направленные против нее судебные дела, будет видно, очистился ли украинский суд, и стал ли таким, как должен быть – справедливым и беспристрастным.

Кто решил завладеть активами убитого основателя СК «Лемма» Сергея Чернышева

После убийства предпринимателя возник конфикт в отношении раздела активов

После убийства главы СК «Лемма» началась борьба за его имущество между родственниками и адвокатами, опасаясь за свою жизнь, его жена вынуждена была покинуть пределы страны.

«Я и дети, находимся в настоящем аду. Это ежедневные угрозы убить, если я, или мой брат пересечем границу Украины, чтобы появиться на заседаниях судов. Что меня в лучшем случае арестуют, и посадят в изолятор СБУ. Лишь бы мы не свидетельствовали о подделке и подлоге документов». – сказала вдова убитого Чернышева Ольга.

Он уверена, что за этим процессом стоит некий адвокат Капустин. Также она отметила, что бандитов координировал бывший бизнес-партнер ее мужа Арнур Саменов, который утверждает, что у него были деловые отношения с Чернышовым и тот должен ему 223 миллиона гривен, которые якобы занимал как частное лицо. Через своих харьковских представителей Саменов обратился в Дзержинский суд Харькова, но процесс продолжается до сих пор.

Кроме этого, также существует конфликт между родственниками убитого. Брат предпринимателя Владимир Чернышов заявил, что брат вдовы Владимир Бутенко занял у него 1 млн 200 тыс. долларов и вроде как, одалживал их под залог помещения по адресу ул. Чернышевская, 4, — бывшего «Земельного банка», владельцем контрольного пакета акций которого являлась СК «Лемма». Защита была построена на том, что документ о займе – поддельный. Брат вдовы Владимир Бутенко заявил, что преступники подделали его подпись с помощью бывшего директора фирмы «Антье», который взял несколько образцов его подписи на чистых листах бумаги, объясняя это потребностью оперативно принимать решения.

«По сути, адвокат Ушаков просто сам себе выписал документ, что Бутенко должен ему денег. Этот защитник воспользовался тем, что ему доверяли и не брали с него документальных подтверждений, о займе средств. В результате чего он просто выписал квитанции на ту сумму, на которую сам захотел, и подложил их к материалам дела», – сказал адвокат Михаил Ольховский.

Защита близких убитого Чернышева обратились в квалификационно-дисциплинарную комиссию адвокатуры Харьковской области с жалобой на Ушакова. В данный момент проходит процесс ее рассмотрения.

Как сообщали «Комментарии», 31 января в Киеве был убит председатель правления страховой компании «Лемма» Сергей Чернышов. Во время осмотра места происшествия следователи выяснили, что все ценные вещи остались на местах, а замки в квартире невредимы.

Сергей Чернышев был кандидатом технических наук, доцентом, лауреатом госпремии Украины в области науки и техники, член Национальной академии наук Украины, член Европейского геофизического общества.

Он автор более 40 изобретений и патентов, более 55 научных работ в области страхования, биологии, биохимии, экологии, приборостроения, математического моделирования. В 1994 году Чернышов в Харькове основал страховую компанию «Лемма», которая была одной из крупнейших страховых компаний Украины и специализируется на рисковом страховании.

Акционерами СК являются компания «Лемма Космос» (Великобритания) с долей в 41,4% и компания Lemma Victoria (остров Мэн) с долей 22,7% и физлицо с долей 19,1%.

Сергей Чернышев: «Бейте его, пока не начнет кровью харкать», — приказал «Бес», прострелив мне оба колена»

Начальник Дарницкого районного управления Национальной полиции Киева, три года назад вырвавшийся из плена российского диверсанта Игоря Безлера, заново научился ходить и вернулся на службу

45-летний начальник управления полиции Дарницкого района Киева Сергей Чернышев — выходец из Донбасса. Весной 2014 года он служил в Горловке в должности начальника Никитовского райотдела милиции. Был захвачен в плен боевиками, после перенесенных пыток полгода не мог встать на ноги. Но нашел в себе силы вернуться в строй.

— Сергей Владимирович, ваши товарищи по работе рассказывают, что в оккупированной Горловке вы были первым милиционером, кого весной 2014 года боевики взяли в плен. В то время многие правоохранители, не желая переходить на сторону оккупантов, но понимая, что боевики будут им за это мстить, срочно выезжали на мирные территории. Почему вы не последовали их примеру?

— Я не успел и подумать о таком варианте, как оказался лицом к лицу с самым одиозным оккупантом Горловки — кадровым российским офицером Игорем Безлером с позывным «Бес». Он лично руководил захватом горуправления милиции, а затем объявил себя «военным комендантом» города.

*Игорь Безлер — диверсант «Бес» — уверяет, что «любит Украину». Фото Павла Каныгина

Меня назначили начальником Никитовского райотдела милиции в Горловке 11 апреля 2014 года. А на следующий день началась оккупация городов севера Донбасса, одновременно были захвачены горотделы милиции в Славянске, Краматорске и Лимане.

Ночью «парламентеры» от «Донецкой народной республики» явились и в наш райотдел. Я столкнулся с ними, вернувшись на работу после выполнения важного задания. Тогда милицией Горловки руководил Андрей Крищенко (сегодня он возглавляет Главное управление Национальной полиции в городе Киеве). Андрей Евгеньевич, узнав о том, что в Славянске после захвата горотделов милиции и СБУ «добытые» в этих зданиях около 500 единиц оружия раздали на площади участникам пророссийского митинга, дал команду срочно эвакуировать из райотделов Горловки табельное оружие и рабочие документы. Мы выполнили этот приказ.

А по возвращении я увидел перед райотделом человек 50 «пикетчиков» в масках. Судя по манере речи, это был наш «родной» контингент — местные ранее судимые, алкаши и наркоманы. Этими людьми явно кто-то руководил — сами они не способны ни на какие акции. «Делегаты» попросили меня снять со здания флаг Украины. Я отказал, заявив им: «Вы — граждане Украины. Это — территория Украины. Какие тут еще могут быть флаги, кроме украинского?» И предложил разойтись по домам.

Спустя два дня, 14 апреля, Горловское горуправление милиции было захвачено. Андрей Крищенко и его тогдашний первый заместитель Герман Леонидович Приступа (ныне начальник Шевченковского районного управления Национальной полиции Киева) дали отпор нападавшим. Но силы были неравны. Дежурную часть разгромили, а Приступа и Крищенко с травмами попали в больницу.

Оккупант Безлер назначил «народным начальником милиции» бывшего начальника патрульной службы Горловки Александра Шульженко, который тут же вместе с группой примкнувших к нему подчиненных присягнул «Бесу» на верность и нацепил георгиевскую ленточку. В тот же день был разгромлен Центрально-Городской райотдел милиции.

Ко мне снова пришли «ходоки» от «ДНР»: «Давайте совместное патрулирование наладим». Я ответил, что у нас собственных сил достаточно. Звонил мне и новоявленный заместитель предателя Шульженко: «Надо обсудить, как мы с вами будем работать. У нас же теперь новый начальник». Я ответил, что начальник у меня прежний — Крищенко. «Вы об этом пожалеете, ведь скоро здесь будет Россия», — пригрозил он мне.

Обстановка в городе накалялась ежечасно. Сепаратисты под руководством российских диверсантов постепенно захватывали власть и прибирали к рукам все ключевые объекты.

Мы, выполняя будничные милицейские обязанности, попутно документировали и преступления захватчиков. Собирали информацию о группе Безлера — устанавливали их связи, личности тех, кто им помогает, транспорт, на котором они перемещаются. Все это протоколировали, затем обменивались информацией в узком кругу коллег-единомышленников. Мы надеялись, что вскоре вместе с украинской армией милиция будет освобождать захваченный город. Но увы…

— Наработки так и не пригодились?

— Пригодились. В частности, благодаря им после освобождения ряда городов были задержаны приспешники оккупантов, которые не удрали на захваченные территории или не смогли осесть в России и вернулись домой. Они надеялись избежать ответственности. Но благодаря наработанной нами базе данных кто-то уже «сидит», кто-то привлечен к ответственности заочно, объявлен в розыск. Никто из предателей не избежит суда и заслуженного наказания! Это лишь вопрос времени.

— Но, наблюдая за боевиками и их пособниками, вы ведь понимали, что и они следят за вами и могут отомстить?

— Конечно, понимал. Тем более что уже 17 апреля был похищен депутат Горловского горсовета Владимир Рыбак, которого вывезли в Славянск, где в тот же день убили. Ему отомстили за то, что он пытался снять со здания горсовета вывешенный участниками сепаратистского митинга флаг «ДНР». Патриотам стало опасно оставаться в захваченных городах.

— А вы как попали в плен?

— За мной уже следили — надеялись узнать, куда перемещено табельное оружие Никитовского райотдела. Шестого мая я, проведя утреннюю оперативку с сотрудниками, выехал по служебным делам на своей машине. Но едва отъехал от райотдела, как со мной поравнялся автомобиль «ДЭУ». В нем опустили стекла, и я увидел в салоне четверых российских десантников — в форме, голубых беретах, с автоматами Калашникова. Направив в мою сторону оружие, россияне знаками приказывали мне остановиться. Я знаками же поинтересовался — зачем. В ответ они выстрелили поверх моего авто. Пришлось остановить машину и выйти. Мне тут же скомандовали: «Ноги — на ширине плеч, руки на капот». Обыскали, вытащили у меня удостоверение с прежнего места работы — замначальника УБНОН, которое я еще не успел сдать. «Трафик тут налаживаешь?» — они пытались обвинить меня в коррупции. Тогда это только входило в моду — захватывать людей и, обвиняя их в чем-либо, грабить, отправлять «на подвал», убивать. Я ответил, что работаю уже в должности начальника райотдела. Десантники доложили об этом по телефону Безлеру и Шульженко. Те велели им доставить меня в Горловское гор­управление милиции, которое в тот момент было штабом террористов и приобрело «славу» пыточной.

Допрашивать меня явились оба — и Шульженко, и Безлер. На меня надели наручники и забрали блокнот, в котором я документировал в том числе и их преступления. Полистав этот блокнот, Безлер скомандовал: «Тащите его в подвал!»

Уже там «Бес» забрал у меня удостоверение и телефон. Обнаружил, что я звонил своему начальнику Крищенко, и взбесился: ведь считал, что теперь главный в Горловке он! Демонстративно перезарядив пистолет, Безлер спросил меня: «Где оружие, которое ты вывез из райотдела, и где Крищенко?» Я ответил: «Не знаю». И он тут же прострелил мне обе ноги, всадив по две пули в каждое колено и еще одну — в голень. Затем набрал с моего телефона Крищенко, велев сообщить ему, где я и что со мной произошло. Я доложил начальнику все как есть. Безлер выхватил телефон и стал требовать у Крищенко милицейский арсенал. Но, конечно же, ничего не добился.

К счастью, «Бес» стрелял в меня из пистолета системы «Глок», скорее всего, отобранного у захваченных в плен сотрудников спецподразделения СБУ «Альфа» (у них «Глоки» были на вооружении). Если бы я получил пули из пистолета Макарова, то, наверное, уже никогда не встал бы на ноги.

Безлер ушел, велев охране: «Бейте его, пока не начнет кровью харкать», и пытки продолжили два ублюдка, один из которых был вооружен молотом для укладки тротуарной плитки. Он лупил меня им по спине и по простреленным ногам, норовя попасть и по голове, которую я, как мог, закрывал руками. Второй пинал меня ногами.

Периодически я терял сознание. Затем эти урки стали изучать мою барсетку. Нашли визитки из «бандеровского» Львова, в котором мы с семьей часто отдыхаем, и семь долларов. В их глазах я сразу вырос до разведчика «Правого сектора». «Связным платил», — решили мучители, рассматривая «вещдоки». Периодически меня приводили в сознание и спрашивали все о том же: где Крищенко и оружие из райотдела.

— Как же вы выжили после таких пыток?

— Благодаря настойчивости медиков. «На подвал» я попал примерно в 10.30, в обед ко мне привели медсестру. Та, увидев меня, сказала, что без помощи врача ей не справиться. Допущенный ко мне врач стал настаивать на госпитализации. Но Безлер отказал, заявив: «Пусть лежит. Два-три дня пролежит, если протянет, потом все равно издохнет». Тогда доктор принялся оказывать мне хирургическую помощь прямо на месте. Извлек из ног пули, наложил жгуты. И, уходя, еще раз объяснил моим мучителям, что необходимо хирургическое вмешательство в условиях стационара.

В подвале, истекая кровью, я пролежал примерно до 19.30 — в это время доктор велел медсестре сменить повязки и проверить жгуты. «Он уже «отъезжает», — сказала медсестра, измерив давление и попытавшись нащупать у меня пульс.

После этого мне все же вызвали «скорую», врачам которой пришлось еще долго упрашивать Безлера отвезти меня в больницу. Он разрешил свозить в… поликлинику. Везли меня туда под капельницами.

— Как удалось вырваться из лап «Беса»?

— Мои земляки из Бахмута — спортсмены и товарищи по прежней работе — уже держали ситуацию на контроле и готовили мое похищение. Они подъехали к поликлинике на другой карете «скорой», припарковавшись у второго входа в здание. Когда меня на носилках внесли в помещение, «группа захвата» уже была там. Друзья незаметно перехватили меня и вынесли через другой вход, перегрузив в свою «скорую». Прибывшие следом «орлы» Безлера, обнаружив пропажу, подняли кипиш, но догонять не стали, решив, что я все равно уже не жилец.

— Куда же вас вывезли?

— В родной Бахмут. Несмотря на то что сепаратисты захватили в Бахмуте здание прокуратуры, шастали по горсовету и назначили своего «народного коменданта», реальной власти они там не имели. Резервную танковую базу в центре города охранял кировоградский спецназ, бойцы которого так же свободно перемещались по городу, как и особи с нашивками «ДНР». И в соседнем селе Прасковеевка склады с оружием в отработанных соляных шахтах тоже охранял полк спецназа, который поддерживал связь с коллегами в Бахмуте.

Меня под другим именем сначала положили в больницу, где срочно прооперировали — врачи констатировали сложнейшие ранения и травмы. Одну мою ногу заковали в гипс, на другую поставили аппарат Илизарова — от ступни до бедра. С неделю я пробыл в больнице, все это время меня по очереди, вооружившись тем, что было под рукой — кто табельным оружием, кто личным охотничьим, — охраняли друзья. В том числе милиционеры Леонид Бровкин и Ярослав Меженный.

Долго оставаться в больнице было опасно, поэтому меня выписали домой. А вскоре друзья помогли спрятаться на «явочной» квартире. Транспортировать меня из города с раздробленными ногами было рискованно. К тому же все знали, что на блокпостах «ДНР» на меня и моих земляков Бровкина и Меженного, которые тогда работали в милиции соседнего города Лимана, есть «ориентировки» как на «правосеков». В случае задержания нас должны были доставить либо к «Стрелкову»-Гиркину в Славянск, либо — к Безлеру. А «на приеме» у Безлера я уже был. И теперь к «Бесу» у меня личный счет… Спустя неделю, 12 мая, Бровкина и Меженного все же захватили и тоже жестоко пытали. Друзья также организовали их похищение («ФАКТЫ» об этом писали. — Авт.).

В убежище ко мне приходили лишь близкие и проверенные друзья. Они привозили на дом доктора и дважды в день поднимали меня на ноги, выполняя рекомендации врачей.

Моя «явка» была неподалеку от выезда на Горловку. Я слышал гул танков, которые мчались из Горловки на штурм базы танкового резерва в Бахмуте. Но наш спецназ их остановил. После освобождения Бахмута первыми меня посетили Андрей Евгеньевич Крищенко, советник министра МВД Зорян Шкиряк и народный депутат Александр Бригинец.

— Когда вернулись на службу?

— Освобождение Бахмута я встретил в гипсе и аппарате Илизарова. Гипс сняли в августе, а аппарат Илизарова — в сентябре 2014 года. Меня отправили на комиссию в госпиталь МВД в Харькове, где врачи готовы были присвоить группу инвалидности и «списать» в отставку. Но я решил иначе. Прошел реабилитацию, заново научился ходить и был признан пригодным к службе. В ноябре 2014-го я прибыл в Краматорск, где меня распределили в уголовный розыск главка Донецкой области. Бровкин и Меженный тоже вернулись на службу.

Переформатирование милиции в полицию 4 августа 2015 года я застал, работая в родном Бахмуте. Затем получил предложение перейти на работу в столицу. В марте 2016 года возглавил Дарницкое районное управление полиции в Киеве.

— Ну, и как работается в столице?

— С началом войны нашу работу усложняет тот самый «родной» контингент, который активно перебирается «на заработки» с оккупированных территорий Донбасса. Там, если грабителя или угонщика поймают, то могут убить на месте, отправить «на подвал» либо рыть окопы на передовую. А на контролируемой властями Украины территории даже самому отпетому рецидивисту обязательно предоставят адвоката. Поэтому максимум, что может грозить правонарушителю с тюремным «стажем», — это «отдых», продолжительность которого определит суд. «Отпуск» в привычной обстановке, на нарах, гарантирует осужденному койку, «обед по расписанию», медпомощь — по требованию и общение с близкими — в рамках, установленных законом.

Фото в заголовке с сайта полиции Киева

Чернышов Сергей Иванович

Страховой рынок, наука, финансы, общественная деятельность

02 Октября 1965, 53 года

с. Шандриголово Донецкой области, Украина

г. Харьков, Украина

Страховой рынок, наука, финансы, общественная деятельность

Харьковский институт радиоэлектроники, инженер-конструктор-технолог электронно-вычислительной аппаратуры;
Университет внутренних дел, юрист;
Харьковский государственный экономический университет, экономист

Сергей Чернышов – украинский ученый, бизнесмен, общественный деятель и меценат. Лауреат Государственной премии в области науки и техники, кандидат технических наук, доцент, последовательный сподвижник развития национальной фундаментальной науки, техники и технологий, ведущий экспортер страховой услуги.

Родился 2 октября 1965 года в с. Шандриголово Донецкой области в семье школьных учителей.

«Моим главным учителем в жизни был отец. Он как учитель математики взял руководство над нашим классом в школе, чтобы сына «не испортили». По жизни я, как и отец, математик. Еще со времен учебы приходилось занимать руководящие должности в студенческих организациях, разрабатывать конспекты лекций, даже вести практические занятия для студентов младших курсов», — вспоминал он. (Форбс, февраль 2014 год)

С 1987 по 1996 годы работал инженером-конструктором на Харьковском приборостроительном заводе им. Т. Г. Шевченко. С 1988 по 1991 год служил в Советской Армии.

Бизнес-деятельность

В 1994 году на базе перестраховочного товарищества «АЭК» (Ассоциация «Энергетика-Космос») создал в Харькове страховую компанию «Лемма». Компания с 1999 по 2010 год входила в тройку лидеров страхового рынка Украины по показателям: активы (2 026 млн грн), уставный фонд (550 млн грн), страховые резервы (311,2 млн грн) и страховые премии (730,2 млн грн), активно развивала экспорт страховых услуг, привлекая валютные средства из-за рубежа в Украину (269,6 млн грн). (прим. – данные за 2008 г.).

«СК «Лемма» в большой степени является научным проектом, так как идеология и стратегия бизнеса компании основана на математических расчетах и применении на практике актуарной науки, методов технического андеррайтинга и управления рисками. Поддержка науки «Леммой» является процессом взаимным, так как именно наука позволяет «Лемме» реализовывать инновационные проекты и находиться на острие самых современных тенденций в своем бизнесе», — говорил Чернышов в интервью Украина Бизнес Ревю, ноябрь 2014 г.

СК «ЛЕММА» признана лидером десятилетия на страховом рынке по версии издания «Украинская инвестиционная газета». Компания первой среди страховых компаний Украины вышла на международные рынки, единственная в стране имела рейтинг финансовой устойчивости B+ от A.M.Best. С 2001 по 2006 год «ЛЕММА» заключила соглашения с зарубежными экспортно-кредитными агентствами: с чешским EGAP, словацким Eximbanka, Malaysia Export Credit Insurance Berhard, австрийским OeKB Versicherung AG, Zurich Gruppe, согласно которым единственная в стране предоставляла гарантии украинским экспортерам при внешнеэкономической деятельности. Компания работает со 160 партнерами в 40 странах мира, принимает на удержание от брокеров и перестраховщиков крупные объекты. Среди них такие сложные риски как страхование плавучих отелей, имущества шейхов, электростанций, заводов, запусков космических спутников. С 2004 по 2014 годы СК «ЛЕММА» занимала 90% рынка экспорта страховых услуг Украины.

«Лемма» взорвала рынок. Он, Чернышов, фактически организовал приток валюты в Украину – у него была единственная страховая компания, которая была поставщиком валюты в страну, и которая активно работала на зарубежном страховом рынке», – рассказывает эксперт страховой отрасли Ибрагим Габидулин.

В 1997 году СК «ЛЕММА» перестраховала риски выполнения Миссии STS-87 первым космонавтом Украины Леонидом Каденюком на корабле «Колумбия». С 2004 по 2014 года перестраховала более 170 разнообразных космических рисков, среди которых спутники «Сич-1М», «Экспресс», «Ямал», «Vinasat-1», «Луч», «Интелсат». Суммарный лимит принятой СК «ЛЕММА» ответственности составил $372 млн, крупнейшие выплаты осуществлены в 2006 году ($1,2 млн – «Сич-1М») и в 2013 году ( $0,7 млн — «Intelsat 27»).

В 2003 году СК «ЛЕММА» выступила одним из учредителей Ядерного страхового пула Украины. Сергей Чернышов участвовал в капитализации и выводе на рынок более 200 компаний, в том числе около 50 страховщиков и 10 банков. С 2004 по 2010 год СК «ЛЕММА» была владельцем контрольного пакета акций Земельного банка (90%).

С 2010 года Чернышов занимался внедрением в Украине электронных протоколов лечения, электронной цифровой подписи, электронного страхового полиса, медицинских информационных систем.

«Он умел вносить идеи, которые опережали время. Многие не придавали им значение, полагая, что время не пришло тех решений, которые он инициировал. Cегодня все активно обсуждают электронные носители информации, электронный полис, электронную подпись, но я помню, как эти технологии ровно 10 лет назад пропагандировал Чернышов», — сказал президент Лиги страховых организаций Украины Александр Филонюк.

В течение 2014 года СК «ЛЕММА» столкнулась с проблемами. Несмотря на уменьшение объемов и показателей бизнеса, журнал «Фокус включал Чернышова рейтинги богатых. По оценкам издания «Фокус» его состояние в 2013 году в $161,2 млн (87 место рейтинга «200 самых богатых людей Украины»).

Научная и общественная деятельность

Заслугой Чернышова эксперты рынка считают создание законодательной базы страховой деятельности, разработку методологических подходов и наукоемких государственных программ, внедрение инновационных технологий в различных отраслях.

С этой целью в 1996 году Чернышов создал в Харькове Научно-технологический институт транскрипции, трансляции и репликации и до 2004 года был его первым президентом.

Институт разработал и зарегистрировал 30 патентов на изобретения и полезные модели, выполнил наукоемкие исследования по заказу различных министерств и крупных организаций страны. В 2004 году по заказу МТСБУ впервые разработана «Методика расчета базового платежа при обязательном страховании гражданско-правовой ответственности владельцев наземных транспортных средств». Таким образом, в 2005 году благодаря методологическому вкладу института Чернышова в Украине было запущено ОСАГО.

В 2004 году Чернышов стал соорганизатором Общества актуариев Украины, в 2006-2007 годах – Института Риска и программ обучения украинских актуариев совместно с Европейской актуарной академией.

В 2005 году ученые института разработали «Автоматизированную систему комплексного мониторинга технического состояния памятников архитектуры Национального заповедника «София Киевская» и «Методику оценки страховых рисков и управления ими при страховании памятников архитектуры», что позволило обеспечить надежность зданий с объектами особой культурно-исторической ценности в экстремальной ситуации подтопления.

В 2003, 2008, 2010 и 2013 годах актуарии института Чернышова по заказу ГП НАЭК «Энергоатом» и Чернобыльской атомной электростанции выполнили научно-исследовательские работы по расчету тарифов по обязательному страхованию гражданской ответственности оператора ядерных установок за ядерный вред, который может быть причинен третьим лицам в результате ядерного инцидента.

«Его идеи копировались многими компаниями и становились отраслевыми стандартами», — говорит Андрей Климов, президент Украинской ассоциации сертифицированных бухгалтеров и аудиторов.

В 2001 году Чернышов впервые внедрил в Украине уникальную технологию Rapid Prototyping, известную как технология 3D-печати. Меценат приобрел комплекс инновационного оборудования, до 2014 года не имеющего аналогов в Украине. Оборудование было установлено в НТУ «ХПИ» на кафедре «интегрированных технологий машиностроения».

С 2001 по 2015 год созданный для этого Чернышовым на базе НТУ «ХПИ» Учебно-научно-производственный Центр «Высокие технологии в машиностроении» посетили десятки делегаций на высшем уровне, выполнено более 500 крупных заказов для крупнейших предприятий Украины. Таким образом, принесенная технология вызвала прорыв в отечественном производственном процессе в различных отраслях экономики.

В 2008 году за научную работу «Разработка и внедрение интегрированных комплексных технологий для производства наукоемкой продукции машиностроения (авиационных двигателей нового поколения)» Чернышов был удостоен высшей награды Украины — Государственной премии в области науки и техники.

Награды

Сергей Иванович — лауреат Государственной премии Украины в области науки и техники, лауреат награды «Святая София» за личный вклад в развитие экономики и возрождение духовности; Кавалер Ордена Ломоносова; Кавалер Ордена Cв. Николая Чудотворця; лауреат Золотой медали «100 лет со дня рождения М.Ф. Семко» за личный вклад в развитие Харьковского национального университета «ХПИ»; кавелер ордена и нагрудного знака «Достоинство» Международной Лиги защиты человеческого достоинства и безопасности, обладатель звания «Харьковчанин года», Лауреат звания «Лучший ТОП-менеджер страхового рынка» по версии страхового рейтинга Insurance TOP, «Лучший руководитель компании» по версии журнала «Украина Business». Его имя вписано в Книгу меценатов Национального заповедника «София Киевская» и выгравировано в алтаре Софийского собора.

Чернышов автор более 40 изобретений и патентов и более 55 научных работ в области страхования, биологии, биохимии, экологии, приборостроения, математического моделирования, кандидат технических наук, доцент ХНЭУ им. С.Кузнеца. Член Украинской Академии Наук, член Европейского геофизического сообщества, член кураториума Немецко-Украинского форума, член правления УСПП, Лиги страховых организаций Украины, основатель Харьковского союза страховщиков, соучредитель Ядерного страхового пула Украины, Общества актуариев Украины и др. профессиональных организаций.

30 января 2015 года Сергей Чернышов трагически погиб.