Правовые нормы информатизации

Правовая информатизация

«…Широкое применение информационных технологий во всех областях жизнедеятельности человека существенно влияет на мировое развитие, создает важные предпосылки для крупных экономических и социальных преобразований, ведет к формированию передового общества.

На любом этапе информатизации особое значение приобретают процессы правовой информированности граждан, что является одним из приоритетных факторов динамичного развития цивилизованного государства.

Внедрение в правовую сферу современных информационных технологий требует активного международного сотрудничества. Проводимый под эгидой ЮНЕСКО форум будет способствовать решению этих задач, станет значительной вехой в подготовке к Тунисскому этапу Всемирной встречи на высшем уровне по информационному обществу…»

Из приветствия Президента Республики Беларусь А.Г.Лукашенко участникам II Международной научно-практической конференции «Информационные технологии и право (Правовая информатизация-2004)»

«Информационное общество … должно основываться на принципах, закрепленных в Уставе Организации Объединенных Наций и Всеобщей декларации прав человека, и характеризоваться универсальным доступом к информации и ее использованием в целях создания, накопления и распространения знаний…» (Декларация принципов «Построение информационного общества – глобальная задача в новом тысячелетии», Женева, 2003)

Республика Беларусь, будучи государством-учредителем Организации Объединенных Наций, членом ЮНЕСКО с 1954 года, закрепила право человека на свободу искать, получать и распространять информацию, прежде всего, на уровне Основного Закона. Статья 34 Конституции Республики Беларусь гарантирует право на получение, хранение и распространение полной, достоверной и своевременной информации о деятельности государственных органов, общественных объединений, о политической, экономической, культурной и международной жизни, состоянии окружающей среды.

Для того чтобы правовая информация была доступной для всех заинтересованных, государство и общество постоянно вырабатывают определенный (и адекватный) механизм доведения ее до их сведения. Конец ХХ века предоставил для этого возможности информатизации и, в частности, – правовой информатизации. Информатизация ставит еще один вопрос – сохранение цифрового наследия. Так, в соответствии с Хартией о сохранении цифрового наследия целью его сохранения (а к нему относится и информация правового характера) является обеспечение доступности информации для населения.

В связи с этим одной из приоритетных задач государственного строительства на современном этапе развития белорусского общества является создание адекватной информационной среды и в ней – устойчивой обратной связи между государством, его официальными органами и обществом. В этих условиях информационно-правовая политика государства должна быть последовательно направлена на создание условий для эффективного и качественного обеспечения правовой информацией заинтересованных на самых разных уровнях – от государственных органов до каждого гражданина.

Исходя из этого, Главой государства концептуально определено одно из магистральных направлений развития правовой сферы — формирование единого информационно-правового пространства, внедрение достижений правовой информатизации. Решение задач, стоящих перед правовой информатизацией, тесно связано с закономерностями и особенностями информационных процессов в целом и информационных процессов в сфере юридической деятельности, их компьютеризацией (автоматизацией), принципами построения и использования информационных, управленческих, экспертных и консультационных систем на основе всеобъемлющих процессов глобальной информатизации.

Отличительной особенностью правовой информатизации (под которой понимается правовой, организационный, социально-экономический и научно-технический процесс обеспечения потребностей государственных органов, юридических лиц и граждан в получении правовой информации на базе информационных технологий, систем и сетей, позволяющих осуществлять создание, формирование, накопление, обработку, организацию (систематизацию) и выдачу пользователю правовой информации) от процессов внедрения современных информационно-коммуникационных технологий (ИКТ) в другие сферы жизнедеятельности общества является то, что формирование и использование правовой информации осуществляются на всех стадиях процесса правового регулирования и охватывают весь спектр общественных отношений.

Впервые в Республике Беларусь научно-практическая проблема «Правовая информатизация» была обозначена в Концепции судебно-правовой реформы в 1992 году. Однако новый и существенный импульс развитию процессов правовой информатизации придало создание Указом Президента Республики Беларусь от 30 июня 1997 г. № 338 Национального центра правовой информации Республики Беларусь (НЦПИ), на который были возложены:

В соответствии с решением Координационного научно-технического совета по информатизации правоохранительных органов Республики Беларусь (КНТС по ИПО) от 31 августа 1995 г. НЦПИ в 1997–1998 г.г. разработал Концепцию правовой информатизации, которая была согласована с:

В настоящее время многие приоритетные направления в области правовой информатизации, изначально предусмотренные Концепцией и получившие правовое обеспечение в ряде декретов и указов Президента Республики Беларусь, нашли свою практическую реализацию.

Так, НЦПИ создана и развивается государственная система правовой информации (ГСПИ), предназначенная прежде всего для информационно-правового обеспечения принятия решений на основе процессов сбора, учета, систематизации и распространения правовой информации. ГСПИ основывается на:

Созданная НЦПИ системно-комплексная парадигма формирования информационно-правовых ресурсов и соответствующих технологий позволяет в настоящее время оперативно обеспечивать все государственные органы Республики Беларусь актуальной и официальной правовой информацией.

Это нашло отражение в итоговых документах Международной научно-практической конференции «Современные компьютерные технологии в системах правовой информации» (Правовая информатизация-2002), а также II Международной научно-практической конференции «Информационные технологии и право (Правовая информатизация-2004)», проведенной под эгидой ЮНЕСКО.

В сфере нормотворческой деятельности государственных органов НЦПИ в соответствии с Указом Президента Республики Беларусь от 24 июля 1998 г. № 376 «О создании компьютерного банка данных проектов законов Республики Беларусь» разработал и внедрил в деятельность нормотворческих государственных органов КБДПЗ. Указанный банк данных создан с целью информирования субъектов права законодательной инициативы (и иных заинтересованных) о законотворческой деятельности и совершенствования процесса законотворческой деятельности. КБДПЗ представляет собой автоматизированную систему централизованного учета, накопления и доведения до сведения субъектов права законодательной инициативы и иных заинтересованных информации о законотворческой деятельности в Республике Беларусь.

Кроме этого, на основе результатов научных исследований, проведенных НЦПИ в области информатизации нормотворческой деятельности и подготовки проектов нормативных правовых актов, Национальным центром законопроектной деятельности при Президенте Республики Беларусь была разработана и распространяется среди государственных органов компьютерная программа «Автоматизированная система подготовки проектов нормативных правовых актов Республики Беларусь». Данная компьютерная программа в соответствии с Указом Президента Республики Беларусь от 11 августа 2003 г. № 359 «О мерах по совершенствованию нормотворческой деятельности» предназначена для внедрения во всех государственных органах, осуществляющих подготовку проектов нормативных правовых актов.

В рамках информатизации правоприменительной деятельности судебных органов НЦПИ создана, внедрена и функционирует автоматизированная информационно-телекоммуникационная система правовой информации для обеспечения ею Конституционного Суда, общих и хозяйственных судов (АСПИ «Суд»). Данная разработка предназначена для максимально полного удовлетворения запросов судебной системы по обеспечению правовой информацией.

С целью развития данной автоматизированной информационно-телекоммуникационной системы в 2003 году НЦПИ создан и внедрен в деятельность Конституционного Суда, Министерства юстиции, систем общих и хозяйственных судов интегрированный банк данных правовой информации «Судебная практика», призванный обеспечить указанные органы актуальной и достоверной информацией о правоприменительной практике органов судебной власти в Республике Беларусь.

Разрабатываются или уже внедрены в судах Республики Беларусь системы, позволяющие автоматизировать правоприменительную деятельность судов. Так, в системе хозяйственных судов в 2000–2001 годах внедрена автоматизированная информационная система (ИАСУ – СХС), позволяющая автоматизировать судопроизводство системы хозяйственных судов Республики Беларусь. В системе общих судов Республики Беларусь осуществляются работы по созданию автоматизированной системы Верховного Суда Республики Беларусь (АИС Верховный Суд). Действует ряд решений в сфере применения ИКТ при реализации задач судебной статистики и др.

Кроме указанных сфер правовой информатизации, в которых тем или иным образом достаточно широкое распространение получили современные ИКТ, следует особо выделить вопрос, связанный с обеспечением доступа граждан к правовой информации и, прежде всего, к законодательству. По своей сути данная задача является задачей не только развития правовой информатизации, а выступает в рамках организации всеобщего правового просвещения и образования в Республике Беларусь. Так, НЦПИ создана и развивается сеть публичных центров правовой информации.

Вместе с тем формирование в Республике Беларусь гражданского общества и создание на этой основе демократического правового государства объективно привели к необходимости существенного изменения информационных отношений в обществе. Это нашло отражение в выступлении Президента Республики Беларусь на церемонии подписания Решения, принятого во время республиканского референдума, состоявшегося 17 октября 2004 года. Доступ граждан ко всему массиву правовой информации, как правило, ограничивается их возможностями. Не решена проблема доступа к территориально удаленным и региональным правовым информационно-правовым ресурсам. Большинство населения получает информацию в традиционном виде – печатные издания, радио, телевидение. В этих условиях необходимость оперативного и эффективного правового урегулирования постоянно усложняющихся и изменяющихся общественных отношений, установления правопорядка, соответствующего степени развития правового государства и формирования гражданского общества в Республике Беларусь, предполагает еще более активное внедрение в юридическую практику (практику нормотворчества, систематизации законодательства, правоприменения, реализации правоотношений) современных технологий создания, обработки и анализа правовой информации.

Кроме того, с учетом трансграничного характера информационных отношений международный обмен информацией сегодня приобретает особое значение. В этом отношении существует необходимость дальнейшей интеграции информационных ресурсов Республики Беларусь, в том числе и правовых, в международное информационное пространство как в рамках Союзного государства и Содружества Независимых Государств (СНГ), так и Евразийского экономического сообщества (ЕврАзЭС), других международных и межгосударственных образований, участником которых выступает Республика Беларусь. Интеграция указанных информационных ресурсов Республики Беларусь может быть с успехом реализована только при наличии согласованного с международными нормами, модельными нормативными правовыми актами указанных международных и межгосударственных объединений национального законодательства в сфере информатизации.

Немаловажное значение в условиях развития правовой информатизации в Республике Беларусь приобретает подготовка высококвалифицированных кадров в этой сфере, а также обучение юристов, государственных служащих, управленческих кадров всестороннему и эффективному использованию достижений современных информационных технологий в юридической практике.

Создана и действует кафедра ЮНЕСКО по информационным технологиям и праву НЦПИ. Основные ее цели:

Таким образом, основной целью дальнейшего поступательного развития правовой информатизации является создание единой системы информационно-правовых ресурсов государственных органов, научных учреждений, иных субъектов правоотношений, основанной на единой технологии создания, предоставления, обработки, организации и доступа к открытой правовой информации на всех стадиях процесса правового регулирования общественных отношений.

В конечном итоге именно единое информационно-правовое пространство на основе комплексного внедрения и использования ИКТ в юридической практике (нормотворческой, правоприменительной деятельности и практике реализации правовых норм) позволит оптимизировать социальные процессы создания, систематизации, накопления и распространения актуальной, полной и достоверной правовой информации. Это в свою очередь не просто приближает существующую национальную правовую систему к современному состоянию развития информационного общества в Республике Беларусь, но и выводит ее на передовые рубежи.

Государственная политика в области правовой информатизации

Концепция правовой информатизации разработана по инициативе Государственно-правового управления Президента РФ, осуществлявшего в соответствии с Указом Президента РФ от 4 апреля 1992 г. N 363 функции генерального заказчика систем правовой информации, в целях активизации процесса создания государственных правовых информационных систем и утверждена Указом Президента РФ от 28 июня 1993 г. N 966*(77).

Основываясь положениях Концепции правовую информатизацию России можно трактовать как процесс создания оптимальных условий максимально полного удовлетворения информационно-правовых потребностей государственных и общественных структур, предприятий, учреждений и граждан на основе эффективной организации и использования информационных ресурсов с применением прогрессивных технологий*(78).

Известно, что в рамках программы правовой информатизации России решается двуединая задача: информатизация правовой сферы, с одной стороны, и правовое обеспечение информационных процессов и информатизации, с другой. Для решения этих задач намечены следующие основные направления информатизации правовой сферы и законодательного регулирования процессов информатизации:

информатизация правоприменительной деятельности;

информатизация правоохранительной деятельности;

информатизация правового образования и воспитания;

правовое обеспечение процессов информатизации.

Информатизация правотворчества предусматривает оперативное и качественное обеспечение законодателей и специалистов, действующих в области правотворчества, информацией о нормативных правовых актах, о зарубежном законодательстве, а также экономической, социальной, политической и любой другой информацией, необходимой для правотворчества; выявление связей создаваемых норм права с действующим законодательством, приведение его с соответствие с вновь принятыми нормативными актами, своевременную отмену и изменение устаревших правовых норм; совершенствование систематизации законодательства в целях устранения множественности и противоречивости нормативных актов; совершенствование самого процесса правотворчества в результате внедрения перспективных информационных технологий в этот процесс*(79).

Информатизация правоприменительной деятельности направлена на обеспечение правовой информацией или информационно-правовыми ресурсами всех участников правовых отношений, исполняющих законы или иные нормы права*(80).

Информатизация правоохранительной деятельности имеет целью автоматизацию информационных процессов в правоохранительных органах — прокуратуре, органах внутренних дел, юстиции, судебных органах, арбитраже и др.*(81)

Информатизация правового образования и воспитания направлена на создание локальных сетей, включающих автоматизированные рабочие места школьника, студента, слушателя института повышения квалификации*(82).

Правовое обеспечение процессов информатизации представляет совокупность нормативных актов, принимаемых на различных уровнях власти и управления, регулирующих комплекс общественных отношений, связанных с созданием и использованием информации и перспективных информационных технологий*(83).

Другим Указом для реализации этой концепции была утверждена Президентская программа «Правовая информатизация органов государственной власти Российской Федерации» (Указ Президента РФ от 4 августа 1995 г. N 808)*(84).

Основным направлением этой работы было определено создание и развитие в три этапа к 2000 г. общегосударственной правовой системы, охватывающей все республики, края, области России, создание региональных абонентских сетей, предоставляющих информационно-правовые услуги гражданам и организациям, в том числе создание в 1996-1997 годах и сохранение единого информационно-правового пространства органов государственной власти Российской Федерации и создание предпосылок для формирования единого общегосударственного информационно-правового пространства. При этом было заявлено, что формирование общегосударственных информационных ресурсов в правовой сфере предполагает ориентацию на создание общего информационного пространства, в том числе и в наднациональном, общемировом контексте.

И хотя цели и задачи этой Концепции не были реализованы на практике, с научной точки зрения ее теоретические положения представляют безусловный интерес.

Контрольные вопросы

1. Каковы основные этапы формирования государственной политики Российской Федерации в информационной сфере?

2. Какие безотлагательные для решения задачи в информационной сфере определяет Доктрина информационной безопасности РФ?

3. Каковы основные направления государственной политики в информационной сфере?

4. Охарактеризуйте положение дел в России в области использования современных информационных компьютерных технологий.

5. Сформулируйте основные цели Федеральной целевой программы «Электронная Россия (2002-2010 гг.)».

6. Что такое правовая информатизация?

7. Охарактеризуйте основные направления правовой информатизации.

Рекомендуемая литература:

1. Бачило И.Л. Информационное право. Основы практической информатики. Учебное пособие. М., 2001.

2. Бачило И.Л., Лопатин В.Н., Федотов М.А. Информационное право/Под ред. Б.Н. Топорнина. СПб.: «Юридический центр Пресс», 2001.

3. Введение в правовую информатику. Справочные правовые системы КонсультантПлюс: Учебное пособие/Под ред. Д.Б. Новикова, В.Л. Камынина. М.: АО «КонсультантПлюс», 1999.

4. Вершинин М.С. Политическая коммуникация в информационном обществе. СПб.: Изд-во Михайлова В.А., 2001.

5. Гаврилов О.А. Информатизация правовой системы России. М., 1998.

6. Гаврилов О.А. Курс правовой информатики: Учебник для вузов. М.: Норма, 2000.

7. Нисневич Ю. Информационная политика России: проблемы и перспективы. М., 1999.

8. Пашин С.А., Косовец А.А. Экспертные системы в области правосудия и законотворчества: опыт и перспективы//НТИ. Сер. 1, 1992, N 10-11.

9. Рассолов М.М., Элькин В.Д., Рассолов И.М. Правовая информатика и управление в сфере предпринимательства. М.: Юристъ, 1996.

Дата добавления: 2016-01-30 ; просмотров: 582 ; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ

ІТ право: проблеми і перспективи розвитку в Україні

Доктор юридических наук, професор

Луганский государственный университет внутренних дел

им. Э.А. Дидоренко

Уголовно-правовое отражение социальных тенденций информатизации

Появление преступлений в сфере компьютерной информации является далеко не единственным последствием взрывной информатизации общества. Значительным потенциалом общественной опасности характеризуются также следующие факторы: чрезмерная капитализация информационного пространства; развитие возможностей манипуляции общественным сознанием в политической сфере; формирование сверхмощных баз персональных данных, представляющих опасность тотального контроля над личностью; рост уровня идеологической уязвимости политических систем из-за наличия глубоких социальных конфликтов, которые могут быть задействованы путем использования информационных технологий; интеллектуальная и духовная деградация общества и т.д. Все это означает, что задача совершенствования уголовно-правового обеспечения противодействия преступлениям в сфере компьютерной информации должна решаться не самостоятельно, а в контексте уголовно-правового обеспечения процессов информатизации в целом.

Прежде всего должен быть решен вопрос объекта уголовно-правовой охраны в сфере информатизации. Какие общественные отношения должны охраняться нормами права с тем, чтобы обеспечивать развитие положительных и минимизацию негативных социальных последствий информатизации? Очевидно, что речь идет об общественных отношениях, в пределах которых обеспечивается реализация информационной потребности граждан, общества или государства. Именно необходимость реализации возрастающей информационной потребности вызвала в своё время появление речи, письма и технологий книгопечатанья, стимулировала развитие радио и телевидения и обусловливает сегодня постоянное совершенствование и расширение сферы применения современных компьютерных технологий. Поэтому правовое регулирование и охрана именно этих отношений, отношений в сфере реализации информационной потребности, может обеспечить предупреждение негативных последствий информатизации.

Для обозначения системы общественных отношений, направленных на обеспечение реализации информационной потребности граждан, общества или государства предлагается использовать термин «информационная безопасность». Информационную безопасность субъекта следует считать обеспеченной тогда, когда он имеет возможность получать полную, достоверную и достаточную для принятия эффективных решений информацию. Такое состояние достигается социальной активностью в трех взаимосвязанных группах общественных отношений, представляющих собой структурные элементы информационной безопасности. Это общественные отношения: в сфере использования информационных технологий, в сфере обеспечения доступа к информационному ресурсу и в сфере формирования информационного ресурса.

В пределах первой группы общественных отношений выполняется задание обеспечения функционирования эффективных средств информационной деятельности, в пределах второй – обеспечивается возможность субъектов получать беспрепятственный доступ к необходимым информационным ресурсам, а в пределах третьей – обеспечивается формирование информационного ресурса, который отвечает потребностям субъектов[3].

Функционирование и эффективность каждого из элементов системы информационной безопасности обусловлены другими её элементами. Предоставление доступа к информации не имеет смысла без формирования информационного ресурса и является неэффективным без использования информационных технологий. Значение формирования информационного ресурса определяется возможностью дальнейшего доступа к нему и обеспечивается путем использования информационных технологий. Функционирование информационных технологий приобретает социальное значение именно как средства доступа и формирования информационных ресурсов.

Социальная значимость как формирования информационного ресурса, так и предоставления доступа к информации, а также использования информационных технологий определяется значением тех общественных отношений, в пределах которых возникает информационная потребность. То есть общей чертой отношений информационной безопасности является то, что целесообразность их уголовно-правовой охраны определяется социальной значимостью тех общественных отношений, в пределах которых возникает информационная потребность. Именно актуальность последних определяет значимость отношений информационной безопасности, а также целесообразность и интенсивность соответствующих мер правового регулирования. Например, значимость доступа к информации и, как следствие, необходимость его правового регулирования не является самостоятельной и определяется важностью той деятельности, для осуществления которой нужен доступ. Последствия незаконного получения доступа к информации определяются не самим фактом незаконного ознакомления с определенной закрытой информацией, а содержанием тех отношений, в пределах которых возникла потребность ограничения доступа. Опасность нарушения функционирования определенной компьютерной сети определяется важностью заданий, для которых она используется, именно последние выступают критерием обоснованности применения соответствующих средств уголовной юстиции.

Таким образом, информационная безопасность понимается как система общественных отношений, обеспечивающих возможность реализации информационной потребности граждан, общества, государства. Реализация информационной потребности осуществляется путем получения доступа к необходимой информации, базируется на использовании информационных технологий и обеспечивается формированием информационного ресурса.

В наиболее общем понимании лицо следует считать находящимся в состоянии информационной безопасности тогда, когда его потребность в информации обеспечена должным образом. То есть тогда, когда лицо имеет возможность получать достоверную и достаточную для осуществления эффективной деятельности информацию. А общественно опасными следует признавать такие посягательства в сфере информационной безопасности, которые исключают или значительно усложняют реализацию информационной потребности.

Отметим также, что термин «информационная безопасность» достаточно широко применяется в информатике и обозначает, как правило, комплекс мероприятий по обеспечению защиты информации от уничтожения или незаконного доступа; совокупность организационных, программных и технических средств, обеспечивающих целостность, конфиденциальность и доступность данных. Тем не менее, применение его в юридическом контексте для обозначения самостоятельного объекта уголовно-правовой охраны, также представляется обоснованным. Вызвано это достижением соответствующими отношениями социального значения, требующего применения средств уголовной юстиции. Можно утверждать, что современные тенденции информатизации позволяют рассматривать информационную безопасность как в узком смысле (обеспечение защиты информации) так и в широком – обеспечение реализации социальной информационной потребности.

Итак, обеспечение уголовно-правового стимулирования положительных и минимизации негативных социальных последствий информатизации, предполагает определение в качестве самостоятельного объекта уголовно-правовой охраны системы общественных отношений, обеспечивающих реализацию информационной потребности. Для обозначения данной системы предлагается использовать термин «информационная безопасность», её структуру составляют отношения в сфере формирования информационного ресурса, обеспечения доступа к информации, а также отношения в сфере использования информационных технологий. Социальная значимость отношений информационной безопасности, а следовательно и целесообразность их уголовно-правовой охраны, определяются значимостью тех отношений, в пределах которых возникает информационная потребность.

Вместе с тем, обеспечение уголовно-правовой охраны каждой из обозначенных групп имеет определённую специфику.

Начнём с отношений в сфере использования информационных технологий. Основная правовая проблема здесь – обеспечение нормативно-правовой базы противодействия так называемым «компьютерным» преступлениям. С учётом высказанных ранее положений, сформулируем следующее положение: критерием отнесения определённых деяний к преступлениям в сфере использования информационных технологий следует считать вред, причиняемый той социально значимой деятельности, для осуществления которой применяется компьютерная техника. Очевидно, что уничтожение информации, обрабатываемой в компьютерной системе, опасно настолько, насколько социально значимой является задача, для решения которой используется определенный компьютер. Тем не менее, законы об уголовной ответственности некоторых государств не учитывают такой специфики. Так, судя по решению, принятому украинским законодателем, утечка, потеря, подделка, блокирование информации, нарушение установленного порядка ее маршрутизации или искажение процесса ее обработки (ст. 361, 362 УК Украины) признаются общественно-опасными сами по себе. Лишь на уровне квалифицирующих признаков мы встречаем зависимость уголовной ответственности от наступления «существенного вреда».

Подобная ситуация приводит к вполне ожидаемым проблемам: из-за отсутствия в законодательных определениях преступлений в сфере использования информационных технологий четких критериев общественной опасности под уголовно-правовой запрет и, соответственно, в сферу действия уголовной юстиции попадают не только деяния, которые действительно являются общественно опасными, но и не являющиеся таковыми. Это приводит к существенному снижению эффективности уголовно-правового противодействия указанным преступлениям. Данный вывод был доказан в ходе исследования практики применения украинского уголовного законодательства[3]. Проведенное исследование судебных решений, связанных с применением ст.ст. 361–362 КК Украины, позволяет утверждать, что эффективность уголовно-правовых мер противодействия преступлениям в сфере использования информационных технологий является недостаточной. Большинство исследованных приговоров не могут рассматриваться как средство противодействия действительно общественно опасным проявлениям в отмеченной сфере. При этом непоследовательность изученных судебных решений не в последнюю очередь обусловлена недостатками действующего уголовного законодательства, отсутствием в нем четких, понятных критериев общественной опасности посягательств в сфере использования информационных технологий. Необходимо отметить: при криминализации преступлений в сфере использования электронно-вычислительных машин, систем, компьютерных сетей и сетей электросвязи был нарушен принцип общественной опасности. Сущность этого нарушения можно сформулировать следующим образом: из-за отсутствия в законодательных определениях данных преступлений четких критериев общественной опасности под уголовно-правовой запрет и, соответственно, в сферу действия уголовной юстиции попадают не только деяния, которые действительно являются общественно опасными, но и не являющиеся таковыми. Именно это отчасти и приводит к существенному снижению эффективности уголовно-правового противодействия исследуемым преступлениям.

Исправление ситуации в первую очередь предусматривает включение в диспозиции соответствующих уголовно-правовых норм четких положений относительно критериев общественной опасности посягательств. Одним из возможных и наиболее оптимальных решений является обращение к законодательным конструкциям, свойственным преступлениям с производными последствиями. Структура объективной стороны преступлений в сфере использования компьютерной техники должна включать: 1) основные последствия — различные формы нарушения информационных отношений, выступающих непосредственными объектами (уничтожение, блокирование, нарушение целостности информации и т.д.); 2) производные последствия — нарушение отношений в сфере реализации прав и свобод отдельных физических лиц, государственных или общественных интересов, деятельности юридических лиц. Лишь при наличии совокупности таких последствий совершенное посягательство следует считать преступлением в сфере использования информационных технологий.

В самом общем смысле, правовое регулирование отношений обеспечения доступа к информации представляет собой поиск баланса между двумя группами противоположных социальных интересов: с одной стороны — интересов определенных субъектов в ограничении доступа к информации, а с другой — интересов определенных субъектов в получении информации. Поэтому, сущность нарушений информационной безопасности в данной сфере заключается в том, что нарушение реализации информационной потребности обусловлено или нарушением установленного режима доступа к определенному ресурсу, или неправомерным ограничением доступа к определенной информации. Следует отметить, что отношения доступа к информации весьма продолжительный период времени регулировались правом и охранялись уголовным законом, хотя до определенного уровня технологического развития не имели самостоятельного значения. С компьютеризацией общества, появлением Интернета произошел взрывной рост количественных и качественных показателей накопления и использования информации во всех сферах социальной жизни и жизни отдельных граждан. Современные информационные технологии радикально изменили структуру и формы общения. Сегодня сама форма организации общества, его эффективность прямо зависят от обеспечения достоверности информации, сохранения сформированных потоков данных и скорости их передачи. Если еще сто лет тому назад посягательства на информационные отношения преимущественно не рассматривались как такие, что характеризуются существенной общественной опасностью, то сегодня есть все основания ставить знак равенства между информационной безопасностью и безопасностью общества в целом. Нужно признать, что уголовным законодательством такие изменения остались скорее незамеченными. Нормы об уголовной ответственности за нарушения ограниченного доступа к информации рассредоточены, встречаются в различных законах об уголовной ответственности, хотя очевидно, что интенсивность уголовно-правовой охраны отношений в сфере ограниченного доступа к информации должна определяться не видом информации (государственная тайна, коммерческая, тайна усыновления и т.д.), а содержанием наступивших последствий.

Таким образом, имеющаяся в действующем законодательстве система норм об ответственности за преступления в сфере информационной безопасности должна рассматриваться с позиций ее оптимизации. Очевидно, что в ходе ее совершенствования должен решаться вопрос о целесообразности, обоснованности и пределах замены имеющейся рассредоточенной системы специальных уголовно-правовых запретов такими нормами, которые бы обеспечивали охрану более широких сегментов отношений информационной безопасности. Есть смысл отказаться от чрезмерной детализации уголовно наказуемых видов нарушений ограниченного доступа к информации.

Наконец, об уголовно-правовой охране общественных отношений в сфере формирования информационного ресурса. Следует отметить, что проблема уголовно-правового обеспечения формирования информационных ресурсов не является новой. Уголовное законодательство подавляющего числа государств содержит нормы об ответственности за: призывы к насильственному свержению конституционного строя; умышленные действия, направленные на разжигание национальной, расовой или религиозной вражды и ненависти, на унижение национальной чести и достоинства, или обиды чувств граждан в связи с их религиозными убеждениями; публичные призывы к совершению террористического акта; призывы к совершению действий, которые угрожают общественному порядку; изготовление или распространение порнографических предметов и т.д.

Однако, в современных условиях – условиях повышения интенсивности массовой коммуникации – соответсвующие угрозы, обусловленные нарушениями в сфере формирования информационного ресурса, гораздо глубже и сложнее. Уже сегодня специалисты отмечают, что средства массовой коммуникации все чаще вводят своего потребителя в состояние, при котором действуют механизмы и неписаные законы личного обогащения, отчужденности, безразличия к обществу, все более развращают его насилием, пропагандой наркотиков, алкоголя, преступности и безнаказанности[5]. Обосновывается, что одним из факторов формирования мотивации противоправного поведения несовершеннолетних является деструктивное влияние СМИ[1]. Современная массовая коммуникация, ориентированная в первую очередь на философию потребления, может привести к духовному и интеллектуальному вырождению общества[4].

При этом обоснованно прогнозировать, что ожидаемое увеличение интенсивности массовой коммуникации существенно обострит данные угрозы, приведет к тому, что их развитие ускорится. Зафиксировав, настолько тревожные социальные тенденции, рассмотрим, какие меры уголовно-правовой охраны могут быть использованы для их предупреждения и минимизации последствий. Наиболее распространенным и, возможно, исторически первым средством противодействия общественно опасным проявлениям в сфере формирования информационного ресурса является контроль за содержанием сообщений и ограничение доступа к ним. Именно к таким средствам следует относить упомянутые ранее нормы действующего уголовного законодательства. Однако эти уголовно-правовые запреты нельзя рассматривать как целостную систему, они представляют собой законодательную реакцию на наиболее опасные проявления нарушений формирования информационного ресурса, относящиеся к разнообразным сферам социального бытия: национальной безопасности, противодействию расовой неприязни и ксенофобии, общественной безопасности, морали и т. д.

Возможно, установленные общественно опасные последствия современных процессов формирования информационного поля требуют уголовно-правовых запретов более широкого спектра действия? Таких, которые бы обеспечивали противодействие включению любого негативного контента в общественный информационный ресурс, исключали бы возможность манипулирования общественным сознанием [див. 7]?

Ответ на поставленные вопрос является негативным. И дело не только в том, что усиление государственного контроля за деятельностью средств массовой информации путем включения дополнительных уголовно-правовых норм потенциально опасно свертыванием процессов демократизации и, естественно, повлечет нарушения прав человека. Попытка сформулировать подобные новеллы приведет к ожидаемой проблеме: принципиально невозможно сформулировать определение для обозначения тех сведений, включение которых в информационное поле следует считать общественно опасным. Весьма проблематичной будет и попытка четкого (что является обязательным для уголовно-правовой нормы) определения общественно опасных последствий. Такая ситуация с необходимостью приведет к формулировке уголовно-правового запрета на основе оценочных понятий, что, в свою очередь, создаст необоснованный риск злоупотреблений уголовным правом.

Кроме того, распространение глобальных информационных технологий (Интернет, сети спутникового вещания) вообще делает все менее эффективными методы, основывающиеся на ограничении или запрете распространения определенной информации. Например, тотальный мониторинг Интернета, по мнению западных специалистов по вопросам информационной безопасности, не может помочь в борьбе с экстремизмом даже теоретически. Плотность современных информационных потоков настолько велика, что даже для выборочной своевременной проверки отдельных информационных источников понадобится такое количество специалистов, которое в несколько раз превышает экономически обоснованную численность всех правоохранительных органов государства[6].

Стоит согласиться и с тем, что вертикальная регуляторная схема, срабатывающая относительно минимизации угроз, связанных с распространением вредоносного контента в традиционных масс-медиа, не действует в условиях интерактивности и глобальности[2]. Ярким примером здесь может послужить широко известный «эффект Стрейзанд».

Очевидно, что комплекс вопросов, связанных с правовым регулированием процессов формирования информационного ресурса, имеет свое решение преимущественно за пределами уголовно-правового поля. Вместе с тем, следует учитывать, что вывод о потенциальной неэффективности и, как следствие, отсутствии целесообразности расширения средств уголовно-правовой охраны отношений информационной безопасности в сфере формирования информационного ресурса, сделан с учетом современного уровня развития науки и техники. Вместе с тем развитие компьютерных технологий, психологии, социологии и криминологии может обеспечить возможность формулирования четких уголовно-правовых норм. В таком случае, дополнение предложенного УК нормами, обеспечивающими уголовно-правовую охрану отношений в сфере формирования информационного ресурса станет целесообразным.

Таким образом, основные требования к содержанию уголовно-правовой охраны общественных отношений в сфере информатизации заключаются в следующем:

  1. объектом уголовно-правовой охраны в данной сфере следует считать информационную безопасность – систему общественных отношений, в пределах которых обеспечивается реализация информационной потребности граждан, общества, государства;
  2. указанная система состоит из трёх элементов – отношения в сфере формирования информационного ресурса, отношения в сфере обеспечения доступа к информации, отношения в сфере использования информационных технологий;
  3. целесообразность уголовно-правовой охраны информационной безопасности, определяются значимостью тех отношений, в пределах которых возникает информационная потребность;
  4. повышение эффективности уголовно-правовой охраны отношений в сфере использования информационных технологий предполагает включение в соответствующие законы четких положений относительно критериев общественной опасности посягательств, обеспечивающих применение средств уголовной юстиции только в тех случаях, когда имеет место обусловленное посягательством в сфере информационных технологий существенное нарушение отношений в сфере реализации прав и свобод отдельных физических лиц, государственных или общественных интересов, деятельности юридических лиц;
  5. система норм об уголовной ответственности за преступления в сфере ограниченного доступа к информации требует оптимизации, в ходе ее совершенствования должен решаться вопрос о целесообразности, обоснованности и пределах замены имеющейся рассредоточенной системы специальных уголовно-правовых запретов такими нормами, которые бы обеспечивали охрану более широких сегментов отношений информационной безопасности;
  6. несмотря на то, что количественные и качественные показатели информатизации позволяют прогнозировать усиление развития негативных социальных последствий в сфере формирования информационных ресурсов, расширение уголовно-правовых средств в данной сфере, дополнение уголовного законодательства новыми нормами об ответственности за распространение «общественно опасной информации», является нецелесообразным из-за прогнозируемой неэффективности таких норм, непринадлежности решений данных социальных проблем к уголовно-правовому полю.