Пленум вс рф по ст 201 ук рф

Квалификация превышения полномочий лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, по ст. 201 УК РФ

Проблема квалификации превышения полномочий лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, по ст. 201 УК РФ является одной из ключевых при применении нормы об ответственности за злоупотребление полномочиями. В настоящее время в уголовно-правовой доктрине существует два основных подхода к ее решению: положительный и отрицательный.

В соответствии с первым подходом, сторонником которого является, например, Б.В. Волженкин, превышение полномочий предлагается рассматривать как частный случай злоупотребления полномочиями, в силу чего совершение управленцами активных действий, явно выходящих за пределы их полномочий и повлекших существенный вред, следует квалифицировать по ст. 201 УК РФ.

Согласно второму подходу злоупотребление полномочиями и превышение полномочий управленцами следует рассматривать в качестве смежных составов, которые не соотносятся между собой как общая и специальная норма, в силу чего общая норма об ответственности за превышение полномочий управленцами в уголовном законодательстве просто-напросто отсутствует, хотя отдельные виды превышения полномочий данными субъектами криминализированы в рамках других составов — превышения полномочий частным детективом или работником частной охранной организации (ст. 203 УК РФ), нарушения неприкосновенности частной жизни лицом с использованием своего служебного положения (ч. 2 ст. 137 УК РФ), служебного нарушения тайны переписки, переговоров и сообщений (ч. 2 ст. 138 УК РФ) и др. Главный критерий разграничения злоупотребления полномочиями и превышения полномочий управленцами — разница в признаках объективной стороны, которая в злоупотреблении полномочиями предполагает использование полномочий, которые предоставлены управленцу, а в рамках превышения полномочий — выход за пределы таких полномочий.

В пользу второго подхода высказывается большинство исследователей. Так, по мнению А.В. Шнитенкова, «отсутствие нормы о превышении управленцем полномочий — пробел уголовного законодательства, и он должен быть устранен по аналогии со ст. 286 УК РФ», а также по аналогии с положениями КоАП РФ, который до августа 2006 г. предусматривал самостоятельные составы административного злоупотребления полномочиями («ненадлежащего управления юридическим лицом», ст. 14.21 КоАП РФ) и превышения полномочий («совершения сделок и иных действий, выходящих за пределы установленных полномочий», ст. 14.22 КоАП РФ). В связи с тем, что ч. 2 ст. 3 УК РФ запрещает применение уголовного закона по аналогии, злоупотребление полномочиями может выражаться «лишь в использовании тех полномочий, которыми наделено лицо, выполняющее управленческие функции в коммерческой или иной организации», а совершение управленцем действий, выходящих за пределы его полномочий не охватывается признаками состава ст. 201 УК РФ .

Следует отметить, что судебная практика, несмотря на отсутствие каких-либо разъяснений по данной проблеме со стороны Верховного Суда РФ, в целом следует первому подходу: суды квалифицируют по ст. 201 УК РФ действия управленцев, явно выходящие за пределы их полномочий. Есть отдельные решения, в которых суды руководствуются вторым подходом и указывают, что превышение полномочий управленцами не охватывается ст. 201 УК РФ, но они крайне редки Апелляционное определение Верховного суда Удмуртской Республики от 25 июля 2013 г. N 22-1836.

В судебных решениях, как правило, прямо не указывается, что суд расценил действия подсудимого, превысившего полномочия, как злоупотребление полномочиями, хотя из фабулы самих дел это очевидно. Встречаются и исключения, когда суд прямо указывает, что фактически имело место превышение полномочий.

Например, председатель сельскохозяйственного производственного кооператива признан виновным в злоупотреблении полномочиями, которое выразилось в том, что он без производственной необходимости и в целях извлечения выгод для себя заключил два договора подряда на проведение строительно-ремонтных работ на сумму, при которой он мог заключать их только при наличии решения органов кооператива. Согласно заключенным договорам строители должны были провести капитальный ремонт родильного отделения молочно-товарной фермы, животноводческих помещений и телятника кооператива, однако по указанию председателя выделенные средства, а также сами строители регулярно направлялись на ремонт дома, принадлежавшего кооперативу, который председатель планировал приватизировать.

В результате действий председателя работы по данным договорам не были выполнены в полном объеме, а строительной бригаде со счета кооператива было необоснованно выплачено 3 млн руб., чем кооперативу причинен существенный ущерб. В обвинительном приговоре суд указал, что председатель заключал указанные договоры, «осознавая, что его действия явно выходят за пределы полномочий» Приговор Давлекановского районного суда Республики Башкортостан от 25 апреля 2011 г. N 1-13/11.

Можно привести еще одно дело. Суд квалифицировал по ч. 2 ст. 201 УК РФ действия генерального директора закрытого акционерного общества, который вопреки требованиям устава и положения о генеральном директоре общества, запрещавших ему заключать сделки на сумму свыше 250 тыс. долларов США без одобрения совета директоров и общего собрания акционеров, в целях извлечения выгод для других организаций и причинения ущерба обществу заключил ряд экономически нецелесообразных сделок на сумму в несколько миллионов долларов каждая. В частности, в рамках одной из этих сделок закрытым акционерным обществом была приобретена технология производства лекарств, которая не могла использоваться обществом и не планировалась для использования из-за отсутствия необходимого оборудования и технических условий для начала производства. Как установил суд, генеральному директору заранее было известно, что по указанной причине условия заключенных сделок в полном объеме не будут выполнены. Суд констатировал, что директор заключил эти сделки, действуя вопреки законным интересам организации и «превысив свои полномочия, регламентированные нормативными документами предприятия и ФЗ «Об акционерных обществах», причинив организации материальный ущерб в размере около 200 млн руб., повлекший тяжкие последствия . Суд кассационной инстанции оставил приговор без изменения.

Приговор Подольского городского суда Московской области от 14 февраля 2012 г. N 1-3/2012

Кассационное определение Московского областного суда от 29 мая 2012 г. N 22-3989

Типичным примером квалификации превышения управленцем полномочий по ст. 201 УК РФ является квалификация совершенных им сделок с нарушением предусмотренной для них специальной процедуры, без соблюдения которой управленец не вправе был эту сделку совершать. Например, если сделка им совершена без согласия собственника имущества государственного или муниципального предприятия в случаях, когда такое согласие обязательно, по совершению крупных сделок и сделок с заинтересованностью без их одобрения в порядке, предусмотренном федеральным законом.

Так, суд признал виновным в злоупотреблении полномочиями по ч. 1 ст. 201 УК РФ директора муниципального унитарного предприятия, который в целях извлечения выгод для других лиц без согласия собственника имущества сдал в аренду своей супруге и третьему лицу помещения буфета и парикмахерской, принадлежавшие предприятию, по заниженным ставкам арендной платы (по сравнению с минимальными ставками, утвержденными представительным органом муниципального образования). В результате действий директора местный бюджет недополучил 31 тыс. руб. С учетом того, что местный бюджет был дотационным более чем на 50% в соответствующий период, суд признал данный вред существенным Приговор Полесского районного суда Калининградской области от 17 января 2011 г. N 1-2/2011.

В соответствии с п. 2 ст. 295 ГК РФ и ч. 2 ст. 18 Федерального закона от 14 ноября 2002 г. N 161-ФЗ «О государственных и муниципальных унитарных предприятиях» муниципальное унитарное предприятие не вправе сдавать в аренду имущество, принадлежащее ему на праве хозяйственного ведения, или иным способом распоряжаться им без согласия собственника имущества. Данное требование и было нарушено управленцем в указанном примере.

В другом деле объективная сторона злоупотребления полномочиями выразилась в том, что директор муниципального унитарного предприятия от имени организации заключил договор аренды личного автомобиля с самим собой как физическим лицом, не получив согласия собственника. Затем на основании этого договора директор по расходно-кассовым ордерам получил денежные средства в размере 24,5 тыс. руб. Данный имущественный вред был признан судом существенным для предприятия с учетом его убыточного состояния. В силу ст. 22 Федерального закона от 14 ноября 2002 г. N 161-ФЗ «О государственных и муниципальных унитарных предприятиях» такая сделка является сделкой с заинтересованностью, которая не может быть совершена предприятием без согласия собственника.

С точки зрения гражданско-правового регулирования порядка совершения сделок в перечисленных примерах видно, что управленцы, строго говоря, не злоупотребляли полномочиями, а превысили их, совершая сделки, на совершение которых они в конкретной ситуации не имели права. В то же время может возникнуть резонный вопрос: почему соответствующие действия управленцев нужно рассматривать именно как превышение полномочий, а не злоупотребление полномочиями по смыслу п. 15 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 16 октября 2009 г. N 19 «О судебной практике по делам о злоупотреблении должностными полномочиями и о превышении должностных полномочий»? Согласно данному разъяснению, «в частности, как злоупотребление должностными полномочиями должны квалифицироваться действия должностного лица, которое из корыстной или иной личной заинтересованности совершает входящие в круг его должностных полномочий действия при отсутствии обязательных условий или оснований для их совершения» (выделено мной. — А.К.). Ведь в приведенных примерах управленцы в принципе были наделены правом совершать сделки, но отсутствовали обязательные условия для их совершения — согласие собственника или одобрение сделки органами управления организацией.

С другой стороны, согласно п. 19 указанного Постановления разновидностью превышения полномочий является совершение должностным лицом при исполнении служебных обязанностей действий, которые могут быть совершены только при наличии особых обстоятельств, указанных в законе или подзаконном акте. Кроме того, в качестве превышения полномочий согласно данному пункту следует расценивать действия должностного лица, которые совершаются им единолично, хотя могут быть произведены только коллегиально либо в соответствии с порядком, установленным законом, по согласованию с другим должностным лицом или органом.

Формально все перечисленные случаи подпадают под оба определения (с учетом специфики субъекта ст. 201 УК РФ). Действительно, управленцы заключали сделки, которые могли быть совершены только при наличии особых обстоятельств — согласия собственника или одобрения органов управления организацией. Как указывалось выше, данные особые обстоятельства были предусмотрены законом. Применительно к сделкам по распоряжению имуществом государственных и муниципальных предприятий, совершения ими сделок с заинтересованностью — ст. 18 и 22 Федерального закона от 14 ноября 2002 г. N 161-ФЗ «О государственных и муниципальных унитарных предприятиях».

Несколько сложнее ситуация с рассмотренным делом в отношении генерального директора закрытого акционерного общества, совершившего ряд сделок, которые могли быть заключены при одобрении совета директоров и общего собрания акционеров, что было предусмотрено все же не законом, а внутренними документами организации — уставом и положением о генеральном директоре общества. Тем не менее можно говорить, что соответствующие «особые обстоятельства», наличие которых требовалось для заключения сделок, были установлены уставом в соответствии с прямым указанием ч. 1 ст. 78 Федерального закона от 26 декабря 1995 г. N 208-ФЗ «Об акционерных обществах», согласно которому устав акционерного общества может расширить применение порядка одобрения крупных сделок на случаи, прямо не предусмотренные данным Законом. Кроме того, положение о генеральном директоре общества, запрещавшее управленцу заключать сделки на сумму свыше 250 тыс. долларов США без одобрения органов управления обществом, по смыслу ст. 8 ТК РФ следует рассматривать как локальный нормативный акт, который согласно ст. 5 ТК РФ является источником трудового права и особой разновидностью подзаконного акта.

Здесь следует отметить, что применительно к составу ст. 201 УК РФ грань между злоупотреблением полномочиями управленцем в приведенной трактовке Пленума Верховного Суда РФ и превышением данным лицом своих полномочий в случаях, описанных в п. 19 указанного Постановления, фактически отсутствует. Похожим образом выглядит ситуация с разграничением составов должностного злоупотребления полномочиями (ст. 285 УК РФ), когда оно совершается в форме действия при отсутствии обязательных условий или оснований для его совершения и превышения полномочий (ст. 286 УК РФ), когда должностное лицо совершает действия, которые могут быть совершены только при наличии особых обстоятельств, предусмотренных нормативным актом. В последнем случае единственным основанием для разграничения составов ст. 285 и 286 УК РФ является мотив в виде корыстной или иной личной заинтересованности. При наличии такого мотива соответствующие действия должностного лица следует квалифицировать как злоупотребление полномочиями, а при отсутствии — по ст. 286 УК РФ, выступающей в данной ситуации общей нормой по отношению к ст. 285 УК РФ.

Так как в рамках состава ст. 201 УК РФ никакая вариация в субъективной стороне невозможна, такое основание для разграничения злоупотребления полномочий управленцами и превышения ими своих полномочий в рассмотренных выше случаях отсутствует. В связи с этим следует заключить, что какой-либо разницы между составами злоупотребления полномочиями при отсутствии «обязательных условий или оснований» для использования полномочий и превышения полномочий при отсутствии «особых условий» для их реализации или нарушении порядка согласования решения просто нет. Объективная сторона злоупотребления полномочиями и превышения полномочий в данной ситуации полностью сливается, и поэтому нет никаких препятствий для квалификации действий управленцев, совершающих сделки, которые могут быть совершены только при определенных условиях, по ст. 201 УК РФ, если есть остальные признаки данного состава (существенный вред, цель и др.).

Статья 201 УК РФ. Злоупотребление полномочиями

1. Использование лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, своих полномочий вопреки законным интересам этой организации и в целях извлечения выгод и преимуществ для себя или других лиц либо нанесения вреда другим лицам, если это деяние повлекло причинение существенного вреда правам и законным интересам граждан или организаций либо охраняемым законом интересам общества или государства, —

наказывается штрафом в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев, либо обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до четырех лет, либо арестом на срок до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до четырех лет.

2. То же деяние, повлекшее тяжкие последствия, —

наказывается штрафом в размере до одного миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до пяти лет или без такового, либо принудительными работами на срок до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового, либо лишением свободы на срок до десяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет.

Примечания. 1. Выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, а также в некоммерческой организации, не являющейся государственным органом, органом местного самоуправления, государственным или муниципальным учреждением, в статьях настоящей главы, а также в статьях 199.2 и 304 настоящего Кодекса признается лицо, выполняющее функции единоличного исполнительного органа, члена совета директоров или иного коллегиального исполнительного органа, а также лицо, постоянно, временно либо по специальному полномочию выполняющее организационно-распорядительные или административно-хозяйственные функции в этих организациях.

2 — 3. Утратили силу. — Федеральный закон от 02.11.2013 N 302-ФЗ.

Комментарии к ст. 201 УК РФ

1. Принципиальное отличие составов преступлений, помещенных в гл. 23 УК, от преступлений против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления (гл. 30 УК) состоит в особенностях субъекта этих преступлений, что определяет и иной объект посягательства.

Субъектом преступлений против интересов службы в коммерческих и иных организациях, а также в некоммерческой организации, не являющейся государственным органом, органом местного самоуправления, государственным или муниципальным учреждением, признаются: а) лица, выполняющие функции единоличного исполнительного органа, члена совета директоров или иного коллегиального исполнительного органа; б) лица, постоянно, временно либо по специальному полномочию выполняющие организационно-распорядительные или административно-хозяйственные функции в этих организациях.

Согласно гражданскому законодательству (ст. 50 ГК РФ) коммерческие организации — это организации различных форм собственности, преследующие извлечение прибыли в качестве основной цели своей деятельности. Они могут создаваться в форме хозяйственных товариществ (полное товарищество, товарищество на вере), обществ (акционерное общество, общество с ограниченной ответственностью, общество с дополнительной ответственностью), производственных кооперативов, государственных и муниципальных унитарных предприятий, основанных на праве оперативного управления или хозяйственного ведения.

Иные организации, о которых говорится в гл. 23 УК, — это некоммерческие организации, кроме государственных органов, органов местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждений, государственных корпораций, не преследующие извлечение прибыли в качестве основной цели своей деятельности и не распределяющие прибыль между участниками (ст. 2 Федерального закона от 12.01.1996 N 7-ФЗ «О некоммерческих организациях» ). Они могут создаваться в форме потребительских кооперативов, общественных или религиозных организаций (объединений), финансируемых собственником учреждений, благотворительных и иных фондов, а также в других формах, предусмотренных законом, для достижения социальных, благотворительных, культурных, образовательных, научных и управленческих целей, в целях охраны здоровья граждан, развития физической культуры и спорта, удовлетворения духовных и иных нематериальных потребностей граждан, защиты прав и законных интересов граждан и организаций, разрешения споров и конфликтов, оказания юридической помощи, а также в иных целях, направленных на достижение общественных благ.

СЗ РФ. 1996. N 3. Ст. 145.

Коммерческие и (или) некоммерческие организации могут объединяться в форме ассоциаций и союзов.

2. Любая коммерческая и некоммерческая организация имеет свои органы управления. Лица, работающие в этих органах, выполняют различные управленческие функции, связанные с руководством деятельностью других людей, распоряжением или управлением имуществом. Обязанности, связанные с руководством деятельностью других людей, принято считать организационно-распорядительными. К ним, в частности, относятся руководство в целом коммерческой или некоммерческой организацией, структурным подразделением, участком работы, производственной деятельностью отдельных работников (организация и планирование работы, подбор и расстановка кадров, прием на работу и увольнение, организация труда подчиненных, контроль и проверка исполнения обязанностей, поддержание трудовой дисциплины и т.п.).

Административно-хозяйственные обязанности заключаются в распоряжении и управлении имуществом, совершении сделок, заключении контрактов от имени организации, установлении порядка хранения, переработки и реализации имущества, учете и контроле над расходованием материальных ценностей, организации реализации товаров и оказания услуг, получении и выдаче денежных средств и документов и т.п. (п. 3 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10.02.2000 N 6 «О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе» ).

БВС РФ. 2000. N 4.

Лицами, выполняющими в коммерческих и некоммерческих организациях управленческие функции, можно, в частности, считать членов совета директоров (наблюдательных советов), директоров, управляющих, председателей правлений и других руководителей организаций, их заместителей и членов правлений, руководителей структурных подразделений (начальники цехов, начальники планово-хозяйственных, снабженческих, финансовых и других отделов и служб, заведующие лабораториями, кафедрами, магазинами, ателье, ресторанами, пунктами проката и т.д. и их заместители), бухгалтеров, руководителей участков работ (мастера, прорабы, бригадиры) и т.п.

Как отметил Пленум Верховного Суда РФ в названном выше Постановлении (п. 6), лицами, выполняющими управленческие функции в коммерческих организациях, следует также признавать поверенных, представляющих в соответствии с договором интересы государства в органах управления акционерных обществ (хозяйственных товариществ), часть акций (долги, вклады) которых закреплена (находится) в федеральной собственности.

3. Ответственность за злоупотребление полномочиями (ст. 201 УК) и за коммерческий подкуп (ч. 3 ст. 204 УК) могут нести и такие служащие коммерческих и некоммерческих организаций, управленческие функции которых связаны с правом совершать по службе юридически значимые действия, способные порождать, изменять или прекращать правовые отношения, т.е. имеющие распорядительный характер.

Поскольку здесь имеются в виду прежде всего различные специалисты коммерческих и иных организаций, негосударственных и немуниципальных учреждений, существует проблема разграничения управленческо-распорядительной деятельности этих служащих-специалистов, в ходе которой они могут совершить преступление против интересов службы, от их сугубо профессионально-производственной деятельности, не связанной с управлением. Например, имеются основания для привлечения к ответственности за преступления против интересов службы преподавателей негосударственных и немуниципальных учебных заведений за нарушение обязанностей, возложенных на них как на членов экзаменационных комиссий, учителей и воспитателей также негосударственных и немуниципальных учебно-воспитательных учреждений за нарушение или неисполнение возложенных на них обязанностей по обеспечению порядка проведения различных мероприятий и их безопасности и т.п. .

БВС РФ. 1999. N 3. С. 20.

4. Управленческие функции могут выполняться постоянно, временно или по специальному полномочию. При этом нужно иметь в виду, что лицо, временно или по специальному полномочию исполняющее обязанности организационно-распорядительного или административно-хозяйственного характера, может быть признано субъектом преступлений, предусмотренных гл. 23 УК, при условии, если эти обязанности были возложены на него в установленном порядке. Лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой организации, может быть признан арбитражный управляющий (временный управляющий, административный управляющий, внешний управляющий, конкурсный управляющий), утвержденный арбитражным судом для проведения процедур банкротства и осуществления полномочий, установленных Федеральным законом от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», и руководитель временной администрации, назначенной Центральным банком РФ в соответствии с Федеральным законом от 25.02.1999 N 40-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций».

5. Объективная сторона злоупотребления полномочиями включает: 1) использование лицом своих полномочий вопреки законным интересам организации; 2) последствия в виде существенного вреда правам и законным интересам граждан или организаций либо охраняемым законом интересам общества и государства; 3) причинную связь между поведением служащего и этими последствиями.

Использование лицом, выполняющим управленческие функции, своих полномочий совершается как путем действия, когда оно совершает действия в пределах своих полномочий организационно-распорядительного или административно-хозяйственного характера или с превышением этих полномочий, так и путем бездействия, когда не совершаются необходимые действия управленческого характера, выполнить которые лицо было обязано по своему служебному положению.

Существенный вред от злоупотребления полномочиями может выражаться как в виде материального (имущественного) ущерба различным собственникам (включая организацию, где служит субъект), так и в виде причинения физического вреда, нарушения прав и законных интересов граждан, общественных и государственных интересов.

При решении вопроса о том, является ли причиненный вред существенным, следует учитывать степень отрицательного влияния злоупотребления полномочиями на нормальную работу организации, характер и размер понесенного ею либо другими организациями материального ущерба, число потерпевших граждан, тяжесть причиненного им материального, физического или морального вреда и т.п.

Содержащееся в статье положение об использовании лицом своих полномочий вопреки законным интересам коммерческой или иной организации следует понимать достаточно широко — как действие (бездействие), связанное с нарушением закона. Действие служащего, связанное с нарушением закона, других правовых норм нельзя считать совершенным в законных интересах организации, даже если оно принесло этой организации какую-либо выгоду, например материальную.

Законные действия руководителей коммерческих и иных организаций, причинившие вред другим организациям в рамках допустимой рыночной конкуренции или политической борьбы, естественно, не влекут никакой ответственности.

6. Злоупотребление полномочиями — умышленное преступление, совершаемое с прямым или косвенным умыслом (возможно, с неконкретизированным). Виновное лицо осознает общественно опасный характер своего поведения, понимает, что оно использует свои полномочия с нарушением закона, что это повлечет (может повлечь) существенный вред либо тяжкие последствия, и желает (сознательно допускает) наступления таких последствий.

Обязательным признаком субъективной стороны преступления является цель:

1) извлечь различные выгоды и преимущества имущественного или неимущественного характера для себя или других лиц либо

2) нанести вред другим лицам.

Мотивы совершения этого преступления могут быть самыми разными и значения для квалификации не имеют.

7. Квалифицированным видом преступления является злоупотребление полномочиями, повлекшее тяжкие последствия. Таковыми можно признать крупные аварии, нанесение материального ущерба в особо крупных размерах или значительному числу потерпевших и т.п. При этом необходимо, чтобы кроме указанных тяжких последствий имелись и другие предусмотренные законом признаки состава злоупотребления полномочиями. Если при злоупотреблении полномочиями умышленно причиняются смерть или тяжкий вред здоровью, содеянное квалифицируется по совокупности.

8. Злоупотребление полномочиями — это общий состав преступления против интересов службы в коммерческих и иных организациях. В этой же главе, а также в других главах УК содержится ряд специальных норм о злоупотреблениях управленческими работниками коммерческих и иных организаций своими полномочиями: например, невыплата заработной платы, пенсий, стипендий, пособий и иных выплат (ст. 145.1); легализация денежных средств или имущества, приобретенных преступным путем (ст. ст. 174 и 174.1); незаконное получение кредита (ст. 176); незаконное использование товарного знака (ст. 180); злоупотребление при выпуске ценных бумаг (ст. 185); неправомерные действия при банкротстве (ст. 195); уклонение от уплаты налогов и (или) сборов с организации (ст. 199) и др. При конкуренции общей и специальной нормы предпочтение отдается специальной норме.

При совершении лицами, выполняющими управленческие функции, с использованием своих полномочий общеуголовных преступлений, в составах которых (основном или квалифицированном) не предусмотрена возможность их совершения такими субъектами (например, ст. ст. 147, 148, 153 УК и др.), требуется квалификация по совокупности преступлений.

Хищение чужого имущества, совершенное лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации с использованием своих полномочий, полностью охватывается ч. 3 ст. 159 и ч. 3 ст. 160 УК и дополнительной квалификации по ст. 201 не требует.

9. Положения, содержащиеся в примечаниях 2 и 3 к ст. 201 УК, имеют не столько уголовно-правовое, сколько процессуальное значение. В ст. 23 УПК РФ вопрос о привлечении к ответственности по статьям гл. 23 УК решен несколько иначе: «Если деяние, предусмотренное главой 23 Уголовного кодекса Российской Федерации, причинило вред интересам исключительно коммерческой или иной организации, не являющейся государственным или муниципальным предприятием, и не причинило вреда интересам других организаций, а также интересам граждан, общества или государства, то уголовное дело возбуждается по заявлению руководителя данной организации или с его согласия». Поскольку положение об уголовном преследовании имеет прежде всего процессуальное значение, руководствоваться в данном вопросе следует положениями УПК РФ.

Статья 201. УК РФ

Злоупотребление полномочиями

1. Использование лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, своих полномочий вопреки законным интересам этой организации и в целях извлечения выгод и преимуществ для себя или других лиц либо нанесения вреда другим лицам, если это деяние повлекло причинение существенного вреда правам и законным интересам граждан или организаций либо охраняемым законом интересам общества или государства, —

наказывается штрафом в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев, либо обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до четырех лет, либо арестом на срок до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до четырех лет.

2. То же деяние, повлекшее тяжкие последствия, —

наказывается штрафом в размере до одного миллиона рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до пяти лет или без такового, либо принудительными работами на срок до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового, либо лишением свободы на срок до десяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет.

Примечания. 1. Выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, а также в некоммерческой организации, не являющейся государственным органом, органом местного самоуправления, государственным или муниципальным учреждением, в статьях настоящей главы, а также в статьях 199.2 и 304 настоящего Кодекса признается лицо, выполняющее функции единоличного исполнительного органа, члена совета директоров или иного коллегиального исполнительного органа, а также лицо, постоянно, временно либо по специальному полномочию выполняющее организационно-распорядительные или административно-хозяйственные функции в этих организациях.

2 — 3. Утратили силу. — Федеральный закон от 02.11.2013 N 302-ФЗ.

Комментарии к статье 201 УК РФ

Глава 23 УК РФ объединяет в себе нормы, устанавливающие ответственность за нарушение нормальной деятельности коммерческих и иных организаций. Нормы этой главы призваны защитить интересы организаций, акционеров, собственников, служащих организаций, иных лиц от незаконных действий специального круга субъектов, использующих предоставленные им полномочия вопреки интересам службы в коммерческих и иных организациях и причиняющих вред правам и законным интересам граждан или организаций либо охраняемым законом интересам общества или государства.

К числу этих преступлений относится и преступление, предусмотренное ст. 201 УК РФ, — злоупотребление должностными полномочиями.

Основным объектом этого преступления является нормальная деятельность коммерческих или иных организаций, их управленческого аппарата. Дополнительными объектами служат права и законные интересы граждан, интересы общества или государства.

Коммерческими организациями в соответствии со ст. 50 ГК РФ являются организации, преследующие извлечение прибыли в качестве основной цели своей деятельности. Они могут создаваться в форме хозяйственных товариществ и обществ, производственных кооперативов, государственных и муниципальных унитарных предприятий. Таким образом, действие ст. 201 УК РФ распространяется и на предприятия, где собственником является государство или муниципальное образование. Так, в соответствии со ст. 113 ГК РФ государственные и муниципальные унитарные предприятия являются коммерческими организациями, что означает квалификацию злоупотреблений полномочиями лиц, выполняющих на этих предприятиях управленческие функции, по рассматриваемой статье УК РФ. Государственные и муниципальные унитарные предприятия представляют собой особую форму коммерческой организации. Эта форма в соответствии с законом должна быть прямо зафиксирована в уставных документах. Именно они (документы, фиксирующие организационно-правовую форму), а не слова, употребляемые в названии организации, являются определяющими при решении вопроса о форме организации, предприятия.

К примеру, Пенсионный фонд Российской Федерации именуется «фонд», однако по своей организационно-правовой форме является учреждением. Поэтому лица Пенсионного фонда Российской Федерации, обладающие признаками, указанными в примечании 1 к ст. 285 УК РФ, являются должностными лицами .

Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 26 июня 2002 г. // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2002. N 11.

Иные организации, о которых говорится в диспозиции ч. 1 ст. 201 УК РФ, — это некоммерческие организации, т.е. организации, не имеющие извлечение прибыли в качестве основной цели и не распределяющие полученную прибыль между участниками.

Юридические лица, являющиеся некоммерческими организациями, могут создаваться в форме потребительских кооперативов, общественных или религиозных организаций (объединений), учреждений, благотворительных и иных фондов, а также в других формах, предусмотренных законом. Действующий ГК РФ не включает в себя полного перечня форм некоммерческих организаций .

Федеральный закон от 12 января 1996 г. N 7-ФЗ «О некоммерческих организациях» (в ред. Федерального закона от 19 мая 2010 г. N 88-ФЗ) // СЗ РФ. 1996. N 3. Ст. 145; Федеральный закон от 11 августа 1995 г. N 135-ФЗ «О благотворительной деятельности и благотворительных организациях» (в ред. Федерального закона от 30 декабря 2008 г. N 309-ФЗ) // СЗ РФ. 1995. N 33. Ст. 3340.

Некоммерческие организации могут осуществлять предпринимательскую деятельность лишь постольку, поскольку это служит достижению целей, ради которых они созданы, и лишь соответствующую этим целям.

Злоупотребление полномочиями совершается вопреки законным интересам организации. Законность интересов прежде всего определяется исходя из положений действующего законодательства, иных нормативных правовых документов, учредительных документов, не противоречащих законам и учредительным документам, локальных документов организации, обычаев делового оборота. Поэтому законными следует признать интересы, вытекающие из указанных документов или не противоречащие им, в том числе по соблюдению порядка деятельности организации, порядка заключения сделок, обеспечению финансово-отчетной дисциплины и т.д.

Очевидно, что определение интересов той или иной организации следует осуществлять, соотнося их с целями конкретной организации. Так, основной целью коммерческой организации является извлечение прибыли, цели же некоммерческих организаций могут быть самыми различными.

Некоммерческие организации могут создаваться для достижения социальных, благотворительных, культурных, образовательных, научных и управленческих целей, в целях охраны здоровья граждан, развития физической культуры и спорта, удовлетворения духовных и иных нематериальных потребностей граждан, защиты прав, законных интересов граждан и организаций, разрешения споров и конфликтов, оказания юридической помощи, а также в иных целях, направленных на достижение общественных благ. Конкретные цели некоммерческой организации определяются в ее Уставе или ином внутреннем нормативном акте.

Учитывая цель создания организации, можно сказать, что основной ее интерес состоит в достижении этой цели. Но интерес организации состоит и в нормальном ее функционировании (внутреннем и внешнем), укреплении и развитии, приобретении авторитета в различных сегментах общества. В то же время интерес любой организации состоит и в установлении оптимального сочетания достижения собственных интересов и интересов общества и государства. Подводя итог, можно сказать, что интерес организации следует рассматривать как достижение цели создания на основе обеспечения ее нормальной деятельности и в оптимальном сочетании с интересами общества и государства.

Говоря об оптимальном сочетании интересов, мы имеем в виду, что, хотя интересы любой организации не могут быть противопоставлены интересам общества и государства, они могут быть не тождественны им. Но сказанное в большей мере относится к коммерческим организациям, поскольку если говорить о некоммерческих организациях, то их цели в соответствии с законом всегда связаны с достижением общественных благ .

См.: часть 2 ст. 2 Федерального закона от 12 января 1996 г. N 7-ФЗ «О некоммерческих организациях» // СЗ РФ. 1996. N 3. Ст. 145.

Интересы же коммерческих организаций не всегда совпадают с интересами общества и государства. К примеру, интересы получения большей прибыли (например, нефтяных компаний) могут корректироваться экспортными пошлинами, интересы получения большей прибыли за счет разового повышения цен на продукты питания могут корректироваться договоренностью с Правительством РФ об отложении времени повышения цен и т.д. Таким и иными способами может достигаться определенный баланс интересов между коммерческими организациями, обществом и государством.

В этой связи деяния, посягающие на иные интересы, например, государственные, общественные, не могут квалифицироваться по статьям о преступлениях против интересов службы в коммерческих и иных организациях.

Рассматривая вопрос об интересах коммерческих и иных организаций, следует обратить внимание на то, что в законе говорится о законных интересах. Поэтому деяние, совершенное хотя и вопреки интересам, например, коммерческой организации, но интересам незаконным, не может квалифицироваться по ст. 201 УК РФ.

Кроме того, положение закона об использовании лицом своих полномочий вопреки законным интересам коммерческой или иной организации не следует понимать только как действие (бездействие), связанное с нарушением закона или других нормативных правовых актов. Преступление может быть совершено как путем нарушения закона, так и при соблюдении всех нормативных правовых предписаний. Для выполнения объективной стороны состава злоупотребления полномочиями не требуется, чтобы субъектом были нарушены какие-либо правовые нормы.

Иное истолкование рассматриваемых положений закона существенно и необоснованно сузило бы круг деяний, подпадающих под действие ст. 201 УК РФ. К примеру, заключение заведомо невыгодной для организации гражданско-правовой сделки при соблюдении всех правил и полномочий лица, выполняющего управленческие функции, с целью извлечения выгод для себя не образовывало бы рассматриваемого состава преступления.

Объективная сторона злоупотребления полномочиями включает действие или бездействие, общественно опасные последствия в виде существенного вреда правам или законным интересам граждан или организаций либо охраняемым законом интересам общества или государства, а также причинную связь между действием (бездействием) и общественно опасными последствиями.

Злоупотреблением полномочиями могут быть признаны такие действия лица, выполняющего управленческие функции, которые вытекали из его служебных полномочий и были связаны с осуществлением прав и обязанностей, которыми это лицо наделено в силу занимаемой должности.

Использование полномочий может выражаться как в действии, так и в бездействии — принятии решения и соответствующей его реализации в рамках правовых, а также фактических возможностей.

Использование полномочий в форме действия заключается в выполнении, осуществлении лицом, выполняющим управленческие функции, в пределах своей компетенции действий, предписанных законами, уставными документами организации, инструкциями, функциональными обязанностями, приказами, распоряжениями и иными документами. Такими действиями могут быть, например, издание приказов, подписание договоров, распоряжение материальными ценностями и т.д. Чаще всего злоупотребление полномочиями в форме действия состоит в заключении убыточных сделок, нерациональном распоряжении имуществом, неправомерном расходовании средств организации, получении кредитов на невыгодных условиях и т.п.

Использование полномочий в форме бездействия состоит в неисполнении необходимых действий в интересах организации. Использование служебных полномочий в форме бездействия может заключаться в отказе от предъявления исков о возмещении ущерба, непринятии мер к нарушителям дисциплины, в незаключении или непролонгации необходимых договоров и т.д.

Правовые возможности лица, выполняющего управленческие функции, определяются вышеназванными нормативными правовыми актами, определяющими направление деятельности управляющего и те права и обязанности, которыми он наделяется для их реализации.

Фактические возможности определяются наличием трудовых, материальных, технических ресурсов, необходимых для реализации принятого решения и контроля за его осуществлением.

Поскольку объективная сторона состава преступления, установленного ст. 201 УК РФ, предусматривает использование полномочий в качестве обязательного конструктивного признака, в каждом конкретном случае необходимо устанавливать круг и характер служебных прав и обязанностей лица, выполняющего управленческие функции, нормативные акты, их регламентирующие, конкретные полномочия, которые были использованы при злоупотреблении.

Злоупотребление полномочиями может быть осуществлено как законными действиями (бездействием), так и выходящими за пределы закона. В этом случае при наличии соответствующих признаков можно говорить о наличии превышения полномочий. Однако поскольку уголовным законом не предусмотрен состав превышения полномочий применительно к преступлениям против интересов службы в коммерческих и иных организациях, превышение полномочий охватывается составом злоупотребления полномочиями (ст. 201 УК РФ). Это положение представляется важным, поскольку на практике в ряде случаев отрицается наличие состава злоупотребления полномочиями на том основании, что субъект вышел за их пределы. Однако выход за пределы полномочий возможен только при их использовании, поэтому изложенная выше позиция представляется дискуссионной.

Кроме того, следует обратить внимание на то, что полномочия управляющего формализованы и имеют определенное целевое назначение. Но поскольку сущность преступления заключается в злоупотреблении при использовании полномочий, они используются не по целевому назначению, нередко их формальные пределы нарушаются.

Как отмечалось выше, злоупотребление полномочиями должно быть совершено вопреки законным интересам организации, где субъект осуществляет управленческие функции. Однако в случаях, когда действия управляющего, связанные с нарушением своих служебных полномочий, были совершены в целях предупреждения вредных последствий, более значительных, чем фактически причиненный вред, когда этого нельзя было сделать другими средствами, такие действия в соответствии с законодательством о крайней необходимости не могут быть признаны преступными. Не образуют состава преступления и действия, совершенные в общественно полезных целях, даже если они расходятся с интересами организации. К примеру, установление скидок на покупку товаров для пенсионеров влечет за собой недополучение выгоды, но не образует состава преступления. Аналогичным образом решаются различные вопросы о благотворительных действиях и т.п. При этом следует обратить внимание на то, чтобы такого рода действия не были фикцией и маскировкой частного интереса (например, уклонения от уплаты налогов).

Состав злоупотребления полномочиями относится к числу материальных составов и будет являться оконченным с момента причинения существенного вреда правам или законным интересам граждан или организаций либо охраняемым законом интересам общества или государства.

Вред может выражаться в причинении не только материального (хотя это бывает наиболее часто), но и иного вреда: в нарушении конституционных прав и свобод граждан, подрыве деловой репутации организации, создании помех и сбоев в ее работе, сокрытии крупных хищений, других тяжких преступлений и т.п.

Существенность вреда — категория оценочная. В каждом конкретном случае должно быть принято решение о наличии существенности вреда и о том, в чем она выражается, а также решен вопрос о наличии причинной связи между вредом и совершенным деянием.

В этой связи при рассмотрении дел о преступлениях, предусмотренных ст. 201 УК РФ, надлежит, наряду с другими обстоятельствами дела, выяснять, какие именно права и законные интересы граждан или организаций либо охраняемые законом интересы общества или государства были нарушены и находится ли причиненный этим правам и интересам вред в причинной связи с допущенным нарушением своих полномочий.

Под существенным нарушением прав граждан или организаций следует понимать нарушение прав и свобод физических и юридических лиц, гарантированных общепризнанными принципами и нормами международного права, Конституцией Российской Федерации (например, права на уважение чести и достоинства личности, личной и семейной жизни граждан, права на неприкосновенность жилища и тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений и др.).

При оценке существенности вреда необходимо учитывать степень отрицательного влияния противоправного деяния на нормальную работу организации, характер и размер понесенного ею материального ущерба, число потерпевших граждан, тяжесть причиненного им физического, морального или имущественного вреда и т.п.

Как уже отмечалось, наиболее типичным последствием злоупотребления полномочиями является причинение имущественного ущерба организации, в которой виновный выполняет управленческие полномочия. Данный превалирующий характер вреда обусловлен тем, что охраняемые уголовным законом отношения в сфере управления организациями являются прежде всего гражданско-правовыми имущественными отношениями. Лицо, выполняющее управленческие функции в коммерческой или иной организации, в случаях совершения рассматриваемого преступления зачастую выполняет их недобросовестно, без разумного подхода, умышленно запутывая или осложняя хозяйственную ситуацию, тем самым создавая предпосылки для имущественных и иных потерь, подавления организации конкурентами. При этом истинные намерения виновного при управлении организацией, его личные и иные интересы скрываются, что призвано создать впечатление о нем как о добросовестном, исполнительном и преданном организации работнике.

Решая вопрос об имущественном ущербе, составляющем существенный вред, следует обратить внимание на то, что в соответствии с законом вред может быть причинен той организации, где работает виновный, а также иным субъектам, например другим организациям. В этой связи возникает вопрос о наличии состава злоупотребления полномочиями, если вред был причинен иной организации, но не вопреки законным интересам, как этого требует закон, организации, где выполняются управленческие функции. Думается, что состав преступления, предусмотренного ст. 201 УК РФ, в таком случае отсутствует, поскольку само по себе причинение существенного вреда иному субъекту данного состава преступления не образует.

Следует также обратить внимание на правильность исчисления причиненного ущерба. Так, П.В.В. был осужден за использование лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой организации, своих полномочий вопреки законным интересам этой организации и в целях извлечения выгод и преимуществ для себя или других лиц, нанесение вреда другим лицам, повлекшие тяжкие последствия, за преднамеренное банкротство, т.е. умышленное создание и увеличение неплатежеспособности, совершенное руководителем коммерческой организации в личных интересах или интересах иных лиц, причинившее крупный ущерб либо иные тяжкие последствия. Сделки проведены П.В.В. в короткий промежуток времени в интересах фактически одних и тех же лиц и именно в их интересах по ценам заведомо для П.В.В. ниже рыночных вопреки уставным задачам и интересам ОАО «Втормет», что в конечном счете привело к банкротству предприятия и причинению ущерба акционерам. Сумма же ущерба определялась без учета рыночной стоимости имущества. Поэтому в этой части состоявшиеся судебные решения были изменены, так как ущерб должен исчисляться исходя из разницы между рыночной стоимостью имущества и суммой, по которой его продавал виновный .

Надзорное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 12 октября 2005 г. N 50-Д05-22.

Квалифицирующим признаком преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 201 УК РФ, являются тяжкие последствия, вызванные злоупотреблением полномочиями.

Как и понятие существенного вреда, понятие тяжких последствий относится к категории оценочных понятий, и они подлежат установлению в каждом конкретном случае.

В частности, к тяжким последствиям можно отнести такой вред, как крупные аварии, длительная остановка транспорта или производственного процесса, дезорганизация работы организаций, учреждений, предприятий, нанесение материального ущерба в особо крупных размерах, причинение смерти или тяжких телесных повреждений хотя бы одному человеку и т.п. Решая вопрос о наличии тяжкого вреда, следует учесть, что он, так же как и существенный вред, может быть причинен не только организации, где работает виновный, но также гражданам, иным организациям, обществу, государству.

Злоупотребление полномочиями необходимо отграничивать от ряда смежных составов.

К примеру, на практике имеют место случаи, когда одна из сторон сделки выплачивает другой стороне часть причитающейся суммы наличными деньгами, не проводя их по соответствующим документам. Таким образом создается так называемая черная касса, деньги из которой идут на различные цели: выплата заработной платы, подкуп чиновников, оплата услуг преступных групп, расчеты с другими партнерами и т.д. В этой связи возникает вопрос о квалификации подобных действий, поскольку фактически указанные денежные и иные подобные средства используются в интересах организации, но, естественно, незаконно. В частности, путем создания неучтенных средств организации уклоняются от уплаты налогов.

В подобного рода ситуациях деяния наиболее часто квалифицируют как злоупотребление полномочиями или коммерческий подкуп в зависимости от ситуации, а при наличии оснований — и как уклонение от уплаты налогов.

Кроме того, на практике в ряде случаев возникают затруднения и в разграничении злоупотребления полномочиями и хищения. В подобных случаях следует исходить из того, что квалификация деяния как хищение возможна лишь тогда, когда в деянии содержатся все признаки, указанные в примечании 1 к ст. 158 УК РФ. Например, не может деяние квалифицироваться как хищение, если отсутствует такой его признак, как изъятие имущества.

Так, Определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 13 мая 1999 г. было отменено Постановление Президиума областного суда по делу В., которая, работая директором муниципального предприятия, незаконно, без должного оформления сделки сдавала в аренду помещения предприятия, деньги в кассу не передавала, а присваивала их, за что была осуждена районным судом по ч. 1 ст. 201 УК РФ. Президиум областного суда усмотрел в действиях В. состав присвоения (ст. 160 УК РФ). В свою очередь, Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ согласилась с позицией районного суда о наличии в действиях В. состава злоупотребления полномочиями, «поскольку она присваивала не деньги, вверенные ей учредителями муниципального коммерческого предприятия, а денежные суммы, полученные от арендаторов. и не поступавшие в кассу предприятия, т.е. не находившиеся в его собственности» .

Бюллетень Верховного Суда РФ. 2000. N 2.

Поэтому в отличие от хищения чужого имущества с использованием служебного положения злоупотребление полномочиями образуют такие деяния лица, выполняющего управленческие функции, которые либо не связаны с изъятием чужого имущества (например, получение имущественной выгоды от использования имущества не по назначению), либо связаны с временным и (или) возмездным изъятием имущества.

Если использование лицом своих полномочий выразилось в хищении чужого имущества, когда фактически произошло его изъятие, содеянное полностью охватывается ч. 3 ст. 159 УК РФ или ч. 3 ст. 160 УК РФ и дополнительной квалификации по ст. 201 УК РФ не требует.

В тех случаях, когда лицо, выполняющее управленческие функции, используя свои полномочия, наряду с хищением чужого имущества совершило другие незаконные действия, связанные со злоупотреблением полномочиями с целью извлечения выгод и преимуществ для себя или других лиц или нанесения вреда другим лицам, содеянное им надлежит квалифицировать по совокупности указанных преступлений.

Субъективная сторона злоупотребления полномочиями характеризуется умышленной формой вины, и преступление может быть совершено как с прямым, так и с косвенным умыслом: лицо осознает, что использует полномочия вопреки интересам организации, в которой выполняет управленческие функции, предвидит возможность или неизбежность наступления последствий в виде существенного вреда, желает или сознательно допускает наступление этих последствий либо относится к ним безразлично.

Обязательным признаком субъективной стороны состава злоупотребления полномочиями является цель извлечения выгод и преимуществ для себя или других лиц либо нанесения вреда другим лицам.

Говоря о цели преступления, необходимо обратить внимание прежде всего на то обстоятельство, что указанные в законе выгоды и преимущества не должны совпадать с законными интересами организации.

Под выгодой следует понимать приобретение или получение возможности приобретения дополнительных (к имеющимся) материальных благ, избавление от расходов (выгода имущественного характера). Выгода может иметь и неимущественный характер, заключаться в повышении социального статуса лица, укреплении его позиций в организации, приобретении большего авторитета, усилении влияния и т.д. К примеру, нарушение финансовой дисциплины может повлечь за собой возможность использования денежных средств организации в личных целях, а заключение невыгодной для организации сделки может иметь следствием получение предложения перехода на вышестоящую должность в другую организацию.

Преимуществом является превосходство, наличие дополнительных возможностей по сравнению с другим субъектом (субъектами) по реализации желаемых действий. Преимущество может быть связано с финансовым состоянием организации, ее авторитетом, наличием контактов с властью и другими обстоятельствами. Так, оказание услуги чиновнику с использованием ресурсов организации может создать лучшие условия по сравнению с условиями других участников, преимущество в победе на конкурсе.

Цель нанесения вреда другим лицам означает нанесение ущерба гражданам или организациям в нарушение требований закона и без соблюдения установленных правил конкурентной борьбы. В противном случае коммерческие организации вправе причинять ущерб другим участникам правоотношений. Этот ущерб может выражаться, например, в материальных потерях организации (снижение уровня продаж, сокращение выпуска объема продукции и др.), в потере деловой репутации, что может привести к снижению числа заключаемых сделок, снижению уровня кредитования и т.п.

Наличие цели причинения вреда другим лицам означает также, что причиненный вред является следствием деяния (последствием преступления), совершенного с выходом за пределы прав коммерческой или иной организации, и между указанным деянием и последствиями имеется причинная связь.

Мотивы преступления могут быть разнообразными, хотя преобладает уровень корыстной мотивации, но они не влияют на квалификацию деяния.

Глава 23 УК РФ не включает норму об ответственности за причинение вреда по неосторожности (недосмотр, производственный риск, ошибка в решении) лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации. Состав преступления, аналогичный составу халатности (ст. 293 УК РФ), относящемуся к преступлениям против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления (глава 30 УК РФ), в главе 23 УК РФ отсутствует. Поэтому причинение вреда в указанных случаях не образует состава преступления.

Субъект злоупотребления полномочиями специальный — лицо, выполняющее управленческие функции в коммерческой или иной организации, вменяемое и достигшее шестнадцатилетнего возраста.

В соответствии с примечанием 1 к ст. 201 УК РФ выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, а также в некоммерческой организации, не являющейся государственным органом, органом местного самоуправления, государственным или муниципальным учреждением, в статьях главы 23, а также в ст. ст. 199.2 и 304 УК РФ признается лицо, выполняющее функции единоличного исполнительного органа, члена совета директоров или иного коллегиального исполнительного органа, а также лицо, постоянно, временно либо по специальному полномочию выполняющее организационно-распорядительные или административно-хозяйственные функции в этих организациях.

В п. 11 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 16 октября 2009 г. N 19 «О судебной практике по делам о злоупотреблении должностными полномочиями и о превышении должностных полномочий» отмечено, что субъектами рассматриваемого преступления являются лица, выполняющие управленческие функции в коммерческой или иной организации, основной целью деятельности которых является извлечение прибыли, а также в некоммерческой организации, которая не является государственным органом, органом местного самоуправления, государственным или муниципальным учреждением, государственной корпорацией.

К лицам, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, относятся лица, выполняющие функции единоличного исполнительного органа, члена совета директоров или иного коллегиального исполнительного органа, а также лица, постоянно, временно или по специальному полномочию выполняющие организационно-распорядительные или административно-хозяйственные функции в этих организациях (например, директор, генеральный директор, член правления акционерного общества, председатель производственного или потребительского кооператива, руководитель общественного объединения, религиозной организации) .

Бюллетень Верховного Суда РФ. 2009. N 12.

Таким образом, лицо, выполняющее управленческие функции, должно обладать следующими признаками:

1) выполнять функции единоличного исполнительного органа, члена совета директоров или иного коллегиального исполнительного органа. Порядок избрания этих органов, их компетенция определяются законодательством Российской Федерации, уставными документами. Так, например, в ст. 69 Федерального закона от 26 декабря 1995 г. N 208-ФЗ «Об акционерных обществах» установлено, что руководство текущей деятельностью общества осуществляется единоличным исполнительным органом общества (директором, генеральным директором) или единоличным исполнительным органом общества (директором, генеральным директором) и коллегиальным исполнительным органом общества (правлением, дирекцией). Исполнительные органы подотчетны совету директоров (наблюдательному совету) общества и общему собранию акционеров;

2) выполнять организационно-распорядительные или административно-хозяйственные функции. Наличие этих функций является альтернативой функциям, указанным в п. 1. Иными словами, для того чтобы лицо могло быть отнесено к категории выполняющих управленческие функции, оно должно обладать функциями, указанными в п. п. 1 или 2, или и теми и другими функциями;

3) выполнять управленческие функции исключительно в тех организациях, которые указаны в законе: в коммерческих или иных организациях независимо от формы собственности; в некоммерческих организациях, не являющихся государственными органами, органами местного самоуправления, государственными или муниципальными учреждениями, государственными корпорациями.

Под организационно-распорядительными функциями следует понимать полномочия, которые связаны с руководством трудовым коллективом коммерческой или иной организации (ее структурного подразделения) или находящимися в их служебном подчинении отдельными работниками, с формированием кадрового состава и определением трудовых функций работников, с организацией порядка прохождения службы, применения мер поощрения или награждения, наложения дисциплинарных взысканий и т.п.

К организационно-распорядительным функциям относятся полномочия лиц по принятию решений, имеющих юридическое значение и влекущих определенные юридические последствия.

Как административно-хозяйственные функции надлежит рассматривать полномочия лица по управлению и распоряжению имуществом и (или) денежными средствами, находящимися на балансе и (или) банковских счетах организаций, а также по совершению иных действий (например, по принятию решений о начислении заработной платы, премий, осуществлению контроля за движением материальных ценностей, определению порядка их хранения, учета и контроля за их расходованием).

Не могут признаваться лицами, выполняющими управленческие функции в коммерческой или иной организации, сотрудники, исполняющие в этих организациях исключительно профессиональные или технические обязанности, например специалист отдела, секретарь, расчетчик бухгалтерии и др. Лица, занимающие эти и иные должности, не связанные с управленческими функциями, не несут ответственности по ст. 201 УК РФ.

Исполнение функций лица, выполняющего управленческие функции, по специальному полномочию означает, что лицо осуществляет эти функции, исполняет организационно-распорядительные или административно-хозяйственные функции, возложенные на него законом, иным нормативным правовым актом, приказом или распоряжением вышестоящего лица, выполняющего управленческие функции, либо правомочным на то исполнительным органом. Управленческие функции по специальному полномочию могут осуществляться в течение определенного времени или однократно, а также могут совмещаться с основной работой.

При временном исполнении управленческих функций или исполнении их по специальному полномочию лицо может быть признано выполняющим управленческие функции лишь в период исполнения возложенных на него функций.

Если лицо, назначенное на должность с нарушением требований или ограничений, установленных законом или иными нормативными правовыми актами, к кандидату на эту должность (например, при отсутствии диплома о высшем профессиональном образовании, необходимого стажа работы и т.п.), вопреки законным интересам коммерческой или иной организации и в целях извлечения выгод и преимуществ для себя или других лиц либо нанесения вреда другим лицам, использовало свои полномочия, что повлекло причинение существенного вреда правам и законным интересам граждан или организаций либо охраняемым законом интересам общества или государства, то такие действия следует квалифицировать как злоупотребление полномочиями.

Решая вопрос о потерпевшем, следует обратить внимание и на то обстоятельство, что в случае причинения вреда организации, где имеется доля акций государства, безусловно, затрагиваются и интересы государства. Аналогично следует решать подобные вопросы и при партнерстве не только государства, но и организаций, учреждений иных форм собственности.