Коап глава 6 2018

Кодекс Украины об административных нарушениях

Раздел I. Общие положения
Глава 1
Общие положения

Статью 3 исключен на основании Закона N 2342-III от 05.04.2001

Статью 4 исключен на основании Закона N 2342-III от 05.04.2001

Раздел II. АДМИНИСТРАТИВНОЕ ПРАВОНАРУШЕНИЕ И АДМИНИСТРАТИВНАЯ
ОТВЕТСТВЕННОСТЬ
I. Общая часть Глава 2
АДМИНИСТРАТИВНОЕ ПРАВОНАРУШЕНИЕ И АДМИНИСТРАТИВНАЯ
ОТВЕТСТВЕННОСТЬ

Глава 3
АДМИНИСТРАТИВНОЕ ВЗЫСКАНИЕ

Глава 4
НАЛОЖЕНИЕ АДМИНИСТРАТИВНОГО ВЗЫСКАНИЯ

II. ОСОБЕННАЯ ЧАСТЬ
Глава 5
Административные правонарушения в области охраны
ТРУДА И ЗДОРОВЬЯ НАСЕЛЕНИЯ

Статья 42-3 исключена на основании Закона № 1602-VII от 22.07.2014

Статью 43 исключено на основании Закона N 352-XIV от 23.12.98

Глава 6
Административные правонарушения, посягающие на
СОБСТВЕННОСТЬ

Статья 51-1 исключена на основании Закона № 2677-VI от 04.11.2010

Глава 7
Административные правонарушения В СФЕРЕ
ОХРАНЫ ПРИРОДЫ, ИСПОЛЬЗОВАНИЯ ПРИРОДНЫХ РЕСУРСОВ,
ОХРАНЫ КУЛЬТУРНОГО НАСЛЕДИЯ

Статья 79-1 исключена на основании Закона № 4220-VI от 22.12.2011

Статьи 84 исключен на основании Закона N от 06.03.96

Статью 86 исключен на основании Закона N от 06.03.96

Глава 8
Административные правонарушения в промышленности,
СТРОИТЕЛЬСТВЕ И В СФЕРЕ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ
ТОПЛИВНО-ЭНЕРГЕТИЧЕСКИХ РЕСУРСОВ

Статья 97 исключена на основании Закона № 4220-VI от 22.12.2011

Статья 97-1 исключена на основании Закона № 2342-III от 05.04.2001

Статью 100 исключена на основании Закона N 2342-III от 05.04.2001

Глава 9
АДМИНИСТРАТИВНЫЕ ПРАВОНАРУШЕНИЯ В СЕЛЬСКОМ ХОЗЯЙСТВЕ.
НАРУШЕНИЯ ВЕТЕРИНАРНО-САНИТАРНЫХ ПРАВИЛ

Глава 10
Административные правонарушения на транспорте,
В области дорожного хозяйства И СВЯЗИ

Статья 131 исключена на основании Закона N 586-VI от 24.09.2008

Статью 132 исключена на основании Закона N 586-VI от 24.09.2008

Статью 143 исключена на основании Указа ПВР N от 19.05.89

Глава 11
Административные правонарушения в области
ЖИЛИЩНЫХ ПРАВ ГРАЖДАН, ЖИЛИЩНО-КОММУНАЛЬНОГО
ХОЗЯЙСТВА И БЛАГОУСТРОЙСТВА

Глава 12
Административные правонарушения в области ТОРГОВЛИ,
ОБЩЕСТВЕННОГО ПИТАНИЯ, СФЕРЕ УСЛУГ, В ОБЛАСТИ
ФИНАНСОВ И ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

Статью 157 исключена на основании Закона N 2635-IV от 02.06.2005

Статья 158 исключена на основании Закона N 2342-III от 05.04.2001

Статью 165 исключено на основании Закона N от 28.01.94

Статью 166 исключена на основании Закона N 2342-III от 05.04.2001

Глава 13
Административные правонарушения в области стандартизации,
КАЧЕСТВА ПРОДУКЦИИ, МЕТРОЛОГИИ И СЕРТИФИКАЦИИ

Статья 168 исключена на основании Закона № 4025-VI от 15.11.2011

Статья 169 исключена на основании Закона № 124-VIII от 15.01.2015

Статья 170-1 исключена на основании Закона № 124-VIII от 15.01.2015

Глава 13-А
АДМИНИСТРАТИВНЫЕ ПРАВОНАРУШЕНИЯ, СВЯЗАННЫЕ С КОРРУПЦИЕЙ

Статья 172-2 исключена на основании Закона № 221-VII от 18.04.2013

Статья 172-3 исключена на основании Закона № 221-VII от 18.04.2013

Глава 13-Б
ВОЕННЫЕ АДМИНИСТРАТИВНЫХ ПРАВОНАРУШЕНИЯХ

Глава 14
Административные правонарушения, посягающие на
ОБЩЕСТВЕННЫЙ ПОРЯДОК И ОБЩЕСТВЕННУЮ БЕЗОПАСНОСТЬ

Глава 15
Административные правонарушения, посягающие на
УСТАНОВЛЕННЫЙ ПОРЯДОК УПРАВЛЕНИЯ

Статья 188-21 исключена на основании Закона № 1540-VIII от 22.09.2016

Статья 196 исключена на основании Закона № 1742-VIII от 15.11.2016

Статья 199 исключена на основании Закона № 888-VIII от 10.12.2015

Статья 208 исключена на основании Закона N 2415-III от 17.05.2001

Статью 209 исключена на основании Закона N 2415-III от 17.05.2001

Статья 212 исключена на основании Закона N от 15.06.92

Глава 15-А
Административные правонарушения,
Посягающие на ОСУЩЕСТВЛЕНИЕ НАРОДНОГО ВОЛЕИЗЪЯВЛЕНИЯ И
УСТАНОВЛЕННЫЙ ПОРЯДОК ЕГО ОБЕСПЕЧЕНИЯ

Раздел III. ОРГАНЫ, уполномоченные рассматривать дела об
Административные правонарушения
Глава 16
ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ

Глава 17
ПОДВЕДОМСТВЕННОСТЬ ДЕЛ ОБ АДМИНИСТРАТИВНЫХ ПРАВОНАРУШЕНИЯХ

Статья 220 исключена на основании Закона N от 15.11.94

Статья 226 исключена на основании Закона N 2686-III от 13.09.2001

Статью 227 исключена на основании Закона N 2686-III от 13.09.2001

Статья 230 исключена на основании Закона N 8/95-вр от 19.01.95

Статья 231-1 исключена на основании Закона N 5456-VI (5456-17) от 16.10.2012

Статья 232 исключена на основании Закона N от 19.01.95

Статья 233 исключена на основании Закона N 2342-III от 05.04.2001

Статья 234 исключена на основании Закона N 2415-III от 17.05.2001

Статья 237 исключена на основании Закона N 352-XIV от 23.12.98

Статья 238-1 исключена на основании Закона N 5462-VI (5462-17) от 16.10.2012

Статья 238-3 исключена на основании Закона N 5462-VI (5462-17) от 16.10.2012

Статья 244-11 исключено на основании Закона N 77-VIII (77-19) от 28.12.2014

Статья 244-14 исключена на основании Закона N 3830-VI (3830-17) от 06.10.2011 — изменение вводится в действие со дня вступления в силу Указа Президента Украины о создании соответствующего центрального органа исполнительной власти по государственному энергетическому надзору в системе центральных органов исполнительной власти

Статья 244-15 исключено на основании Закона N 1540-VIII (1540-19) от 22.09.2016

Раздел IV. ПРОИЗВОДСТВО ПО ДЕЛАМ ОБ АДМИНИСТРАТИВНЫХ
ПРАВОНАРУШЕНИЯХ
Глава 18
ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ

Глава 19
Протокол об административном правонарушении

Глава 20
МЕРЫ ОБЕСПЕЧЕНИЯ ПРОИЗВОДСТВА ПО ДЕЛАМ
О АДМИНИСТРАТИВНОЕ ПРАВОНАРУШЕНИЕ

Статья 265-3 исключена на основании Закона N 222-VIII (222-19) от 02.03.2015

Глава 21
ЛИЦА, УЧАСТВУЮЩИЕ В ПРОВЕДЕНИИ В ДЕЛЕ О
АДМИНИСТРАТИВНОЕ ПРАВОНАРУШЕНИЕ

Глава 22
РАССМОТРЕНИЕ ДЕЛА ОБ АДМИНИСТРАТИВНЫХ ПРАВОНАРУШЕНИЯХ

Глава 23
ПОСТАНОВЛЕНИЕ ПО ДЕЛУ ОБ АДМИНИСТРАТИВНОМ ПРАВОНАРУШЕНИИ

Статью 286 исключена на основании Закона N 586-VI от 24.09.2008

Глава 24
ОБЖАЛОВАНИЕ ПОСТАНОВЛЕНИЯ ПО ДЕЛУ О
АДМИНИСТРАТИВНОЕ ПРАВОНАРУШЕНИЯ

Глава 24-1. ОБЗОР ПОСТАНОВЛЕНИЯ ПО ДЕЛУ О
АДМИНИСТРАТИВНОМ ПРАВОНАРУШЕНИИ В СЛУЧАЕ УСТАНОВЛЕНИЯ МЕЖДУНАРОДНЫМ СУДЕБНЫМ УЧРЕЖДЕНИЕМ,
ЮРИСДИКЦИЯ КОТОРОГО ПРИЗНАНА УКРАИНА,
НАРУШЕНИЕ УКРАИНА МЕЖДУНАРОДНЫХ ОБЯЗАТЕЛЬСТВ ПРИ РЕШЕНИИ ДЕЛА СУДОМ

Раздел V. ИСПОЛНЕНИЕ ПОСТАНОВЛЕНИЙ О наложении АДМИНИСТРАТИВНЫХ
ВЗЫСКАНИЙ
Глава 25
ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ

Глава 26
Производство по исполнению постановления о вынесении
ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ

Глава 27
Производство по исполнению постановления о наложении штрафа

Глава 28
Производство по исполнению постановления о возмездном
Изъятие предмета

Глава 29
Производство по исполнению постановления о конфискации
ПРЕДМЕТА, ДЕНЕГ

Глава 30
Производство по исполнению постановления о лишении
СПЕЦИАЛЬНОГО ПРАВА

Статья 320 исключена на основании Закона N 586-VI от 24.09.2008

Глава 30-А
ПРОИЗВОДСТВО О ВЫПОЛНЕНИИ ПОСТАНОВЛЕНИЯ
О ПРИМЕНЕНИИ ОБЩЕСТВЕННЫХ РАБОТ

Глава 31
Производство по исполнению постановления О ПРИМЕНЕНИИ
ИСПРАВИТЕЛЬНЫХ РАБОТ

Глава 31-А
ПРОИЗВОДСТВО О ИСПОЛНЕНИЕ ПОСТАНОВЛЕНИЯ О ПРИМЕНЕНИИ ОБЩЕСТВЕННО ПОЛЕЗНЫХ РАБОТ

Глава 32
ПРОИЗВОДСТВО ПО ИСПОЛНЕНИЮ ПОСТАНОВЛЕНИЯ О ПРИМЕНЕНИЯ
АДМИНИСТРАТИВНОГО АРЕСТА И АРЕСТ С СОДЕРЖАНИЕМ НА ГАУПТВАХТЕ

Глава 33
ПРОИЗВОДСТВО ПО ИСПОЛНЕНИЮ ПОСТАНОВЛЕНИЯ В ЧАСТИ
ВОЗМЕЩЕНИЯ ИМУЩЕСТВЕННОГО ВРЕДА

Кодекс України про адміністративні правопорушення

Глава 1. Загальні положення

Глава 2. Адміністративне правопорушення і адміністративна відповідальність

Глава 3. Адміністративне стягнення

Глава 4. Накладення адміністративного стягнення

Глава 5. Адміністративні правопорушення в галузі охорони праці і здоров’я населення

Глава 6. Адміністративні правопорушення, що посягають на власність

Глава 7. Адміністративні правопорушення у сфері охорони природи, використання природних ресурсів, охорони культурної спадщини

Глава 8. Адміністративні правопорушення в промисловості, будівництві та у сфері використання паливно-енергетичних ресурсів

Глава 9. Адміністративні правопорушення у сільському господарстві. порушення ветеринарно-санітарних правил

Глава 10. Адміністративні правопорушення на транспорті, в галузі шляхового господарства і зв’язку

Глава 11. Адміністративні правопорушення в галузі житлових прав громадян, житлово-комунального господарства та благоустрою

Глава 12. Адміністративні правопорушення в галузі торгівлі, громадського харчування, сфері послуг, в галузі фінансів і підприємницькій діяльності

Глава 13. Адміністративні правопорушення в галузі стандартизації, якості продукції, метрології та сертифікації

Глава 13-А. Адміністративні правопорушення, пов’язані з корупцією

Глава 13-Б. Військові адміністративні правопорушення

Глава 14. Адміністративні правопорушення, що посягають на громадський порядок і громадську безпеку

Глава 15. Адміністративні правопорушення, що посягають на встановлений порядок управління

Глава 15-А. Адміністративні правопорушення, що посягають на здійснення народного волевиявлення та встановлений порядок його забезпечення

Глава 16. Основні положення — органи, уповноважені розглядати справи про адміністративні правопорушення

Глава 17. Підвідомчість справ про адміністративні правопорушення

Глава 18. Основні положення — провадження в справах про адміністративні правопорушення

Глава 19. Протокол про адміністративне правопорушення

Глава 20. Заходи забезпечення провадження у справах про адміністративне правопорушення

Глава 21. Особи, які беруть участь у провадженні в справі про адміністративне правопорушення

Глава 22. Розгляд справ про адміністративне правопорушення

Глава 23. Постанова по справі про адміністративне правопорушення

Глава 24. Оскарження постанови по справі про адміністративне правопорушення

Глава 24-1. Перегляд постанови по справі про адміністративне правопорушення у разі встановлення міжнародною судовою установою, юрисдикція якої визнана україною, порушення україною міжнародних зобов’язань при вирішенні справи судом

Глава 25. Основні положення — виконання постанов про накладення адміністративних стягнень

Глава 26. Провадження по виконанню постанови про винесення попередження

Глава 27. Провадження по виконанню постанови про накладення штрафу

Глава 28. Провадження по виконанню постанови про оплатне вилучення предмета

Глава 29. Провадження по виконанню постанови про конфіскацію предмета, грошей

Глава 30. Провадження по виконанню постанови про позбавлення спеціального права

Глава 30-А. Провадження про виконання постанови про застосування громадських робіт

Глава 31. Провадження по виконанню постанови про застосування виправних робіт

Глава 31-А. Провадження по виконанню постанови про застосування виправних робіт

Глава 32. Провадження по виконанню постанови про застосування адміністративного арешту

Глава 33. Провадження по виконанню постанови в частині відшкодування майнової шкоди

Третий арбитражный апелляционный суд

ООО ПСК «Омега» обжаловало решение суда об отказе в признании заключенными договоров на подключение к сетям коммунальной инфраструктуры возведенных им жилых домов по ул. Норильская и здания по ул. Высотной

18 октября 2018 года Третий арбитражный апелляционный суд рассмотрит апелляционную жалобу общества с ограниченной ответственностью Производственно-строительная компания «Омега» на решение Арбитражного суда Красноярского края от 4 июля 2018 года по делу № А33-27795/2017.

Представление председателя Третьего арбитражного апелляционного суда

Акционерное общество «Главное управление жилищно-коммунального хозяйства» (г. Москва) обжаловало решение о взыскании с него более 10 млн. руб. задолженности за отпуск и потребление тепловой энергии в горячей воде и горячей воды

25 сентября 2018 года Третий арбитражный апелляционный суд рассмотрит апелляционную жалобу акционерного общества «Главное управление жилищно-коммунального хозяйства» на решение Арбитражного суда Красноярского края от «18» июля 2018 года по делу № А33-20072/2017.

Обобщение судебной практики применения главы 6 КоАП РФ

от 27.02.2010 № 7/2010

Обобщение судебной практики применения главы 6 КоАП РФ

«Административные правонарушения, посягающие на здоровье, санитарно-эпидемиологическое благополучие населения и общественную нравственность»

В соответствии с планом работы Третьего арбитражного апелляционного суда на второе полугодие 2009 года проведено обобщение судебной практики применения главы 6 КоАП РФ «Административные правонарушения, посягающие на здоровье, санитарно-эпидемиологическое благополучие населения и общественную нравственность».

Целью подготовки настоящего обобщения явилась выработка единых подходов по рассмотрению дел, связанных с применением главы 6 КоАП РФ, выявление спорных вопросов, представляющих трудности в их решении и по которым не выработана единообразная практика применения, подготовка разъяснений по таким вопросам.

Предметом изучения настоящего обобщения стали постановления, вынесенные Третьим арбитражным апелляционным судом за период с 28.06.2007 по 31.10.2009, с учетом их проверки вышестоящими инстанциями.

1. СТАТИСТИЧЕСКИЕ ДАННЫЕ

Согласно данным статистической отчетности за период с 28.06.2007 по 31.10.2009 по спорам, связанным с применением главы 6 КоАП РФ, судом вынесено 33 постановления: в 2007 году — 10 постановлений, в 2008 году – 9 постановлений, в 2009 году – 14.

Применительно к конкретным составам административных правонарушений, предусмотренным главой 6 КоАП РФ, дела распределились следующим образом: 13 дел — по статье 6.3 КоАП РФ; 9 дел — по статье 6.4 КоАП РФ; 5 дел — по статье 6.5 КоАП РФ; по 2 дела по статьям 6.6 и 6.7 КоАП РФ; одно дело — по статье 6.14 КоАП РФ. Кроме того, 1 дело рассмотрено в связи с оспариванием постановления о привлечении к административной ответственности одновременно и по статье 6.3 и по статье 6.4 КоАП РФ.

Предметом рассмотрения в 32 случаях (97%) явились заявления об отмене и признании незаконными постановлений о привлечении к административной ответственности, в 1 случае (3%) административный орган обращался с заявлением о привлечении к административной ответственности. При этом Третьим арбитражным апелляционным судом отказано в удовлетворении заявления о признании незаконным и отмене постановления о привлечении к административной ответственности по 12 делам. По 20 делам такие заявления были удовлетворены, постановления административного органа о привлечении к административной ответственности признаны незаконными и отменены. Заявление административного органа о привлечении к ответственности удовлетворено.

По 9 делам причиной отмены постановления административного органа о привлечении к административной ответственности явилось нарушение административным органом процедуры привлечения к административной ответственности, что составило 45% от дел, по которым заявления о признании незаконным и отмене постановления о привлечении к административной ответственности были удовлетворены, постановления административного органа признаны незаконными и отменены.

Арбитражным судом апелляционной инстанции по 15 делам (45%) отменены решения суда первой инстанции и приняты новые судебные акты, оставлены без изменения решения суда первой инстанции по 18 делам (55%).

Кассационной инстанцией за анализируемый период рассмотрено 9 дел, все постановления Третьего арбитражного апелляционного суда оставлены без изменения.

По 1 делу Высшим Арбитражным Судом Российской Федерации отказано в передаче дела по заявлению о признании незаконным и отмене постановления уполномоченного органа о привлечении к административной ответственности для пересмотра в порядке надзора судебных актов.

2. АНАЛИЗ ПРИЧИН ОТМЕН СУДЕБНЫХ АКТОВ АРБИТРАЖНЫХ СУДОВ ПЕРВОЙ ИНСТАНЦИИ

Как уже было отмечено выше, по спорам, связанным с применением главы 6 КоАП РФ, арбитражным судом апелляционной инстанции отменены решения суда первой инстанции и приняты новые судебные акты по 15 делам (45%).

По 7 делам суд апелляционной инстанции отменил решение суда первой инстанции, установив нарушение административным органом процедуры привлечения к административной ответственности.

При этом в большинстве случаев нарушение административным органом процедуры привлечения к административной ответственности заключается в составлении протокола об административном правонарушении и (или) в рассмотрении дела об административном правонарушении в отсутствие лица, в отношении которого возбуждено дело об административном правонарушении, либо его законного представителя, не извещенного надлежащим образом о составлении протокола об административном правонарушении, о рассмотрении дела об административном правонарушении (дела № А33-9136/2008, № А33-9331/2008, № А33-3768/2007, № А33-56/2008, № А74-116/2009).

Также административным органом допускаются нарушения установленных законом требований к составлению протокола об административном правонарушении, постановления по делу об административном правонарушении:

— по делам № А33-9331/2008, № А33-14903/2008 судом апелляционной инстанции установлено, что указанное в протоколе об административным правонарушении и постановлении по делу об административном правонарушении время совершения правонарушения не совпадает с датой проведения измерений физических факторов производственной среды и датой протокола проведения указанных измерений. Кроме того, по делу № А33-9331/2008 в протоколе об административном правонарушении и постановлении по делу об административном правонарушении административным органом неверно указано место совершения правонарушения;

— по делу № А74-116/2009 в материалы представлены две копии протокола об административном правонарушении, не соответствующие друг другу, подлинный протокол по требованию апелляционного суда не представлен. В протоколе об административном правонарушении отсутствует указание на место составления протокола. Протокол подписан в одностороннем порядке. Ни в протоколе об административном правонарушении, ни в постановлении по делу об административном правонарушении не отражена объективная сторона правонарушения, не отражено по каким признакам заявитель признан субъектом правонарушения;

Кроме того, судом апелляционной инстанции установлено, что при доказывании объективной стороны совершенного лицом правонарушения административным органом представлены недопустимые доказательства:

— по делам № А33-9331/2008, № А33-14903/2008 протоколы измерений физических факторов производственной среды подписаны в одностороннем порядке;

— по делу № А74-116/2009 представленный в материалы дела акт по результатам проведения мероприятия по контролю подписан в одностороннем порядке.

Основанием для отмены судебных актов суда первой инстанции по иным делам послужило неполное выяснение судом первой инстанции обстоятельств, имеющих существенное значение для дела и (или) несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам дела. При этом речь идет об обстоятельствах, составляющих объективную сторону административного правонарушения, дополнительно по одному делу (№ А33-6970/2007) – об обстоятельствах, связанных с установлением субъекта административного правонарушения.

Конкретные обстоятельства, послужившие основанием для отмены судебных актов по делам № А33-6970/2007, № А33-10440/2007, № А33-3066/2008, № А33-9135/2009, № А33-13338/2007, приведены в обобщении.

По делам № А33-10713/2007, № А33-10714/2007 административный орган, привлекая общество к административной ответственности за совершение правонарушения, предусмотренного статьей 6.4. КоАП РФ, установил, что при эксплуатации канализационных насосных станций обществом нарушены требования СП 1216-75 «Санитарные правила содержания сливных станций» и статьи 24 Федерального закона «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения». Суд первой инстанции пришел к выводу о наличии в действиях общества состава административного правонарушения. С указанным выводом суд апелляционной инстанции не согласился, указав, что канализационные насосные станции и сливные станции являются различными инженерными сооружениями. Канализационные станции предназначены, оборудованы и используются обществом для перекачки сточных вод через канализационную сеть, доказательств использования их обществом для целей, для которых предназначены сливные станции, административным органом не представлено.

По делу № А33-9859/2007 общество (аптека) привлекалось к ответственности за совершение правонарушения, предусмотренного статьей 6.3. КоАП РФ, выразившееся в нарушений условий реализации биологически активных добавок (БАД). Суд первой инстанции исходил из доказанности наличия в действиях общества состава вменяемого административного правонарушения. Отменяя решение суда первой инстанции, суд апелляционной инстанции указал, что административный орган не доказал обязанность аптеки подтверждать соответствие организации условиям реализации БАД, а также факт нарушения обществом условий их реализации.

3. ПРАКТИКА РАССМОТРЕНИЯ СПОРОВ, СВЯЗАННЫХ С ПРИМЕНЕНИЕМ ГЛАВЫ 6 КОАП РФ

Применение статьи 6.3 КоАП РФ

Суд удовлетворил заявление о признании незаконным и отмене постановления о привлечении к административной ответственности за нарушение, предусмотренное статьей 6.3 КоАП РФ, так как административный орган не доказал факта нахождения деревьев именно на границе трассы, не обосновал, что границей трассы является граница участка, предназначенного для горнолыжной трассы.

Общество обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании незаконным и отмене постановления о привлечении к административной ответственности, предусмотренной статьей 6.3 КоАП РФ.

Решением арбитражного суда в удовлетворении заявленных требований отказано.

Не согласившись с указанным решением, общество обратилось с апелляционной жалобой в арбитражный суд апелляционной инстанции.

Постановлением арбитражного суда апелляционной инстанции обжалуемое решение отменено, принят новый судебный акт об удовлетворении заявленных требований ввиду следующего.

Статьей 6.3 КоАП РФ предусмотрена административная ответственность за нарушение законодательства в области обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения, выразившееся в нарушении действующих санитарных правил и гигиенических нормативов, невыполнении санитарно-гигиенических и противоэпидемических мероприятий.

Объективная сторона данного правонарушения выражается в нарушении (несоблюдении) гигиенических нормативов, санитарно-эпидемиологических требований, определенных санитарными правилами, а также в невыполнении санитарно-гигиенических и противоэпидемических мероприятий.

Согласно части 1 статьи 24 ФЗ «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения» при эксплуатации производственных, общественных помещений, зданий, сооружений, оборудования и транспорта должны осуществляться санитарно-противоэпидемические (профилактические) мероприятия и обеспечиваться безопасные для человека условия труда, быта и отдыха в соответствии с санитарными правилами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.

В соответствии с пунктом 38 СП 1567-76 «Санитарные правила устройства и содержания мест занятий по физической культуре и спорту» участки, предназначаемые для горнолыжных трасс и массового катания с гор, должны располагаться на северных или северо-восточных склонах, быть лавинобезопасными, а также без пней, камней, ям и других препятствий, представляющих опасность для горнолыжников. При наличии отдельных опасных мест должны предусматриваться специальные противооползневые и противолавинные мероприятия (защитные и отбойные стенки, направляющие контрфорсы и т.п.). Такие препятствия, как деревья, валуны, расположенные по границам участка, должны ограждаться наклонными стенками (сетками), снежными валами и т.п.

Из протокола об административном правонарушении, постановления о привлечении общества к административной ответственности видно, что административное правонарушение, совершенное обществом, изложено следующим образом: горнолыжная трасса № 9 на расстоянии 350 метров от точки старта имеет пересечение с трассой № 7. В месте пересечения этих двух трасс, трасса № 9 имеет изгиб — поворот в северо-западном направлении. На внешней границе данного участка горнолыжной трассы № 9 с северо-восточной стороны деревья не имеют ограждения сетками, снежными валами и т.п., что является нарушением пункта 38 СП 1567-76 «Санитарные правила устройства и содержания мест занятий по физической культуре и спорту», утвержденных Главным санитарным государственным врачом 30.12.1976, статьи 24 Федерального закона «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения».

Однако административный орган не доказал факта нахождения деревьев именно на границе трассы. Протокол об административном правонарушении, постановление о привлечении к административной ответственности не содержат обоснования того, что границей трассы является граница участка, предназначенного для горнолыжной трассы.

Из материалов дела следует, что деревья на границе сформированной горнолыжной трассы № 9 с северо-восточной стороны в спорном месте отсутствуют, они находится за пределами трассы, на участке склона, не занятого горнолыжной трассой.

Данный вывод не опровергнут административным органом.

Таким образом, административным органом не доказана объективная сторона административного правонарушения, предусмотренного статьей 6.3 КоАП РФ.

Постановлением арбитражного суда кассационной инстанции постановление арбитражного суда апелляционной инстанции оставлено без изменения.

Определением Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации отказано в передаче дела в Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации для пересмотра в порядке надзора.

Нарушение санитарно-эпидемиологических правил и нормативов «Гигиенические требования к персональным электронно-вычислительным машинам и организации работы. СанПиН 2.2.2/2.4.1340-03», выразившееся в превышении нормируемых показателей уровней электромагнитного излучения на рабочих местах пользователей ПВЭМ, образует объективную сторону правонарушения, ответственность за которое установлена статьей 6.3 КоАП РФ.

Центральный банк Российской Федерации в лице территориального учреждения (далее – банк, заявитель) обратился в арбитражный суд с заявлением о признании незаконным и отмене постановления о привлечении к административной ответственности, предусмотренной статьями 6.3 и 6.4 КоАП РФ. Решением в удовлетворении заявленного требования отказано, в связи с чем банк обратился в арбитражный суд апелляционной инстанции с апелляционной жалобой.

По результатам рассмотрения данной жалобы арбитражным судом апелляционной инстанции были сделаны следующие выводы.

Административным органом вменено банку нарушение санитарно-эпидемиологических правил и нормативов «Гигиенические требования к персональным электронно-вычислительным машинам и организации работы. СанПиН 2.2.2/2.4.1340-03», выразившегося в превышении нормируемых показателей уровней электромагнитного излучения на рабочих местах пользователей ПВЭМ. Требования указанных санитарно-эпидемиологических правил и нормативов направлены на предотвращение неблагоприятного влияния на здоровье человека вредных факторов производственной среды и трудового процесса при работе с ПЭВМ (п. 1.3), таким образом, их нарушение образует объективную сторону правонарушения, ответственность за которое установлена статьей 6.3 КоАП РФ.

Между тем, в протоколах об административном правонарушении, постановлении по делу об административном правонарушении выявленные административным органом нарушения санитарно-эпидемиологических правил и нормативов «Гигиенические требования к персональным электронно-вычислительным машинам и организации работы. СанПиН 2.2.2/2.4.1340-03» квалифицированы по статье 6.4 КоАП РФ. Вывод арбитражного суда первой инстанции о том, что неправильная квалификация не свидетельствует о незаконности оспариваемого постановления, поскольку наказание назначено заявителю в минимальном размере, предусмотренном как статьей 6.3 Кодекса, так и статьей 6.4 Кодекса, за совершение нескольких деяний, каждое из которых образует состав самостоятельного административного правонарушения, признан неправильным, так как в данном случае оспариваемое постановление следовало признать незаконным в части привлечения к ответственности по статье 6.4 КоАП РФ.

Арбитражный суд первой инстанции признал, что в нарушение санитарных правил «Организация и проведение производственного контроля за соблюдением санитарных правил и выполнением санитарно-противоэпидемических (профилактических) мероприятий. СП 1.1.1058-01», заявитель не производил производственный контроль, в том числе посредством проведения лабораторно-инструментальных исследований. Категории объектов, в отношении которых применяется данный вид производственного контроля, т.е. посредством проведения лабораторно-инструментальных исследований, перечислены в пункте 4.1 указанных санитарных правил. Заявитель указанными объектами не располагает и перечисленные виды деятельности не осуществляет, поэтому обязанность проведения производственного контроля с применением лабораторных исследований и испытаний у него отсутствует.

В протоколах об административных правонарушениях, постановлении по делу об административном правонарушении при определении объективной стороны правонарушения, связанного с неосуществлением производственного контроля, административным органом не приведены иные обстоятельства кроме отсутствия лабораторно-инструментальных исследований.

При отсутствии у банка обязанности по осуществлению производственного контроля в виде лабораторных исследований, административный орган не доказал, что заявителем не проводится производственный контроль.

Арбитражный суд первой инстанции пришел к выводу о нарушении банком пункта 13.1 санитарно-эпидемиологических правил и нормативов «Гигиенические требования к персональным электронно-вычислительным машинам и организации работы. СанПиН 2.2.2/2.4.1340-03», согласно которому лица, работающие с ПЭВМ более 50% рабочего времени (профессионально связанные с эксплуатацией ПЭВМ), должны проходить обязательные предварительные при поступлении на работу и периодические медицинские осмотры в установленном порядке.

Вместе с тем в протоколе об административном правонарушении и постановлении по делу об административном правонарушении не приведены обстоятельства наличия у заявителя сотрудников, работающих с ПЭВМ более 50 % рабочего времени. Доказательства данного обстоятельства административным органом при рассмотрении дела не представлены.

Арбитражный суд апелляционной инстанции признал неправильным применение арбитражным судом первой инстанции Санитарных правил и норм «Гигиенические требования к условиям труда женщин СанПиН 2.2.0.555-96», поскольку они утратили силу.

Арбитражный суд первой инстанции признал, что заявителем нарушен пункт 7.7 Санитарных правил по гигиене труда водителей автомобилей, а именно: не обеспечено прохождение водителями обязательных периодических медицинских осмотров согласно приказам Министерства здравоохранения СССР от 04.01.1983 № 3 и от 19.06.1984 № 700.

Приказом Министерства здравоохранения СССР от 29.09.1989 № 555 признаны утратившими силу приказы Министерства здравоохранения СССР от 04.01.1983 № 3 и от 19.06.1984 № 700, а также утвержден Перечень работ, для выполнения которых обязательны предварительные при поступлении на работу и периодические медицинские осмотры. Согласно названному Перечню для водителей автотранспортных средств предусмотрена периодичность медицинских осмотров один раз в три года. Административным органом в протоколе об административном правонарушении и в постановлении по делу об административном правонарушении не указаны обстоятельства, свидетельствующие о нарушении указанной периодичности проведения медицинский осмотров с учетом периода работы водителей автотранспортных средств.

Таким образом, выводы суда первой инстанции о соответствии оспариваемого постановления по делу об административном правонарушении действующему законодательству и наличии в действиях банка состава административного правонарушения основаны на обстоятельствах, которые не доказаны административным органом, неправильном применением норм материального и процессуального права. В связи с этим решение суда первой инстанции отменено, принят новый судебный акт о признании незаконным оспариваемого постановления.

Постановление арбитражного суда апелляционной инстанции оставлено без изменения арбитражным судом кассационной инстанции.

Административный орган, вменяя обществу нарушение требований пункта 3.4 санитарно-эпидемиологических правил «Профилактика туберкулеза. СП 3.1.1295-03», выразившееся в необеспечении прохождения работниками профессиональных осмотров по туберкулезу не реже 1 раза в два года, не доказал, что период работы указанных в постановлении по делу об административном правонарушении работников общества составляет более двух лет.

Административный орган не доказал нарушение обществом пункта 18.3 санитарно-эпидемиологических правил «Общие требования по профилактике инфекционных и паразитарных болезней. СП 3.1./3.2.1379-03», поскольку проведение профилактических прививок обязательно для отдельных видов работ, выполнение которых связано с высоким риском заболевания инфекционными заболеваниями, перечень которых утвержден постановлением Правительства РФ от 15.07.1999 № 825; факт занятости работников общества на указанных работах административным органом не доказан.

Общество обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании незаконным и отмене постановления по делу об административном правонарушении, предусмотренном статьей 6.3. КоАП РФ. Решением арбитражного суда в удовлетворении заявления отказано.

Арбитражный суд апелляционной инстанции указанное решение отменил в виду следующего.

Как следовало из материалов дела, общество привлечено к ответственности за нарушение санитарно-эпидемиологических правил «Общие требования по профилактике инфекционных и паразитарных болезней. СП 3.1./3.2.1379-03», выразившегося в необеспечении прохождения профилактических осмотров 1 раз в 2 года по туберкулезу работников участка водоснабжения и канализации.

В соответствии с пунктом 3.4 названных санитарно-эпидемиологических правил население проходит профилактические медицинские осмотры не реже 1 раза в 2 года. Административным органом не представлено доказательств того, что все указанные в постановлении по делу об административном правонарушении работники работают более двух лет. Между тем, указанные работники в обществе работают менее двух лет, соответственно, на дату проведения административным органом проверки срок, в течение которого общество обязано было обеспечить прохождение профилактических осмотров по туберкулезу данными работниками не истек.

Таким образом, административным органом не доказано наличие объективной стороны правонарушения в виде необеспечения прохождения профессиональных осмотров по туберкулезу.

Общество также привлечено к административной ответственности за нарушение санитарно-эпидемиологических правил «Профилактика туберкулеза. СП 3.1.1295-03», выразившегося в необеспечении вакцинации против кори 511 человек, из числа работающих в возрасте до 35 лет не болевших и ранее не привитых против нее. Согласно пункту 18.3 указанных санитарно-эпидемиологических правил и в соответствии с национальным календарем профилактических прививок и календарем профилактических прививок по эпидемическим показаниям обязательными являются прививки против туберкулеза, дифтерии, коклюша, столбняка, полиомиелита, кори, эпидемического паротита, краснухи и гепатита В. Согласно пункту 4 статьи 11 Федерального закона «Об иммунопрофилактике инфекционных болезней» профилактические прививки проводятся в соответствии с требованиями санитарных правил и в порядке, установленном федеральным органом исполнительной власти в области здравоохранения. Приказом Минздрава Российской Федерации от 27.06.2001 № 229 утверждены национальный календарь профилактических прививок и календарь профилактических прививок по эпидемическим показаниям. Постановлением Правительства Российской Федерации от 15.07.1999 № 825 утвержден перечень работ, выполнение которых связано с высоким риском заболевания инфекционными болезнями и требует обязательного проведения профилактических прививок. В данный перечень, помимо прочего, входят работы по обслуживанию канализационных сооружений, оборудования и сетей.

Таким образом, работники Общества, занятые обслуживанием канализационных сооружений, оборудования и сетей, должны иметь обязательные прививки, предусмотренные национальным календарем профилактических прививок (в том числе, прививки против кори), с учетом возрастной категории, в которой производятся прививки, и периодов ревакцинации. Однако из протокола об административном правонарушении и постановления по делу об административном правонарушении не следует, что административным органом устанавливался факт занятости лиц именно на работах, связанных с обслуживанием канализационных сооружений, оборудования и сетей. Таким образом, административным органом не доказано наличие объективной стороны правонарушения, выразившегося в необеспечении вакцинации против кори 511 человек.

Кроме того, в соответствии с частью 3 статьи 11 Федерального закона «Об иммунопрофилактике инфекционных болезней», профилактические прививки проводятся гражданам, не имеющим медицинских противопоказаний. Перечень медицинских противопоказаний к проведению профилактических прививок утверждается федеральным органом исполнительной власти в области здравоохранения. Однако административным органом наличие либо отсутствие у работников общества медицинских противопоказаний к прививкам против кори также не устанавливалось.

Требования санитарно-эпидемиологических правил «Санитарно-эпидемиологические требования к организации и осуществлению дезинфекционной деятельности. СП 3.5.1378-03» обязательны для всех физических и юридических лиц, занимающихся дезинфекционной деятельностью, независимо от наличия лицензии на осуществление такой деятельности.

Учреждение здравоохранения (далее – больница) обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании незаконным и отмене постановления по делу об административном правонарушении, предусмотренном статьей 6.3 КоАП РФ.

Арбитражный суд первой инстанции пришел к выводу о доказанности административным органом нарушения больницей санитарно-эпидемиологических правил и нормативов «Гигиенические требования к размещению, устройству, оборудованию и эксплуатации больниц, родильных домов и других лечебных стационаров. СанПиН 2.1.3.1375-03», а также санитарно-эпидемиологических правил «Санитарно-эпидемиологические требования к организации и осуществлению дезинфекционной деятельности. СП 3.5.1378-03». Не согласившись с указанным решением, больница обжаловала его в апелляционном порядке, в качестве одного из доводов апелляционной жалобы сославшись на то, что не имеет лицензии на дезинфекционную деятельность, следовательно, на нее не распространяются требования санитарно-эпидемиологических правил «Санитарно-эпидемиологические требования к организации и осуществлению дезинфекционной деятельности. СП 3.5.1378-03».

Арбитражный суд апелляционной инстанции согласился с выводами суда первой инстанции о нарушении больницей законодательства в области обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения. Оценивая довод, заявленный в апелляционной жалобе, арбитражный суд апелляционной инстанции указал следующее. Согласно статье 1 Федерального закона «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения» санитарными правилами являются нормативно-правовые акты, устанавливающие санитарно-эпидемиологические требования, несоблюдение которых создает угрозу жизни и здоровья человека, а также угрозу возникновения и распространения заболеваний.

В силу статей 11, 32 указанного Закона организации и индивидуальные предприниматели обязаны выполнять требования санитарного законодательства, а также постановлений, предписаний и санитарно-эпидемиологических заключений должностных лиц, осуществляющих санитарно-эпидемиологический надзор.

Как следует из содержания санитарно-эпидемиологических правил «Санитарно-эпидемиологические требования к организации и осуществлению дезинфекционной деятельности. СП 3.5.1378-03» они устанавливают санитарно-эпидемиологические требования к организации и осуществлению работ и услуг, включающих разработку, применение и утилизацию средств, оборудования, материалов для дезинфекции, стерилизации, дезинсекции, дератизации, а также контроль за эффективностью и безопасностью этих работ и услуг независимо от наличия либо отсутствия лицензии на осуществление такой деятельности.

Дезинфекционная деятельность, являясь частью медицинской деятельности, в свою очередь включает в себя разработку, испытание, производство, хранение, транспортирование, реализацию, применение и утилизацию средств, оборудования, материалов для дезинфекции, стерилизации, дезинсекции, дератизации, а также контроль за эффективностью и безопасностью этих работ и услуг. При осуществлении дезинфекционной деятельности используются химические и биологические средства, являющиеся потенциально опасными для человека. Административным органом доказано, что дезинфекционная деятельность является неотъемлемой частью деятельности больницы. Следовательно, независимо от наличия либо отсутствия лицензии больница должна соблюдать санитарно-эпидемиологические требования к организации и осуществлению дезинфекционной деятельности. В нарушение санитарно-эпидемиологических правил «Санитарно-эпидемиологические требования к организации и осуществлению дезинфекционной деятельности. СП 3.5.1378-03» больницей не представлены документы (сертификат, регистрационное удостоверение), подтверждающие отсутствие неблагоприятного воздействия на человека дезинфицирующего средства — гипохлорит кальция, не имеет профессиональной подготовки и аттестации дезинфектор.

Признан несостоятельным довод заявителя о том, что требование административного органа об отсутствии документов на гипохлорид кальция не обосновано, так как для проведения дезинфекции больница использует дезинфицирующее средства гипохлорид кальция (свидетельство о государственной регистрации). Использование дезинфицирующих средств допускается только при наличии свидетельства о государственной регистрации (регистрационное удостоверение), выданного в установленном порядке, инструкций (методических указаний) по их применению, сертификата соответствия. Сертификат соответствия на используемое дезинфицирующее средство гипохлорид кальция больницей не представлен.

При изложенных обстоятельствах арбитражный суд апелляционной инстанции решение арбитражного суда первой инстанции оставил без изменения, апелляционную жалобу — без удовлетворения. Решение арбитражного суда первой инстанции и постановление арбитражного суда кассационной инстанции оставлены без изменения арбитражным судом кассационной инстанции.

Использование водного объекта в целях купания, отдыха населения при отсутствии санитарно-эпидемиологического заключения о соответствии водного объекта санитарным правилам и условиям безопасного для здоровья населения использования водного объекта, образует объективную сторону правонарушения, предусмотренного статьей 6.3 КоАП РФ. Наступление административной ответственности за указанное правонарушение не поставлено в зависимость от наличия у лица права собственности, иного вещного права либо юридического титула на обладание водным объектом.

Муниципальное предприятие (далее по тексту – заявитель, предприятие) обратилось в арбитражный суд с заявлением об отмене постановления по делу об административном правонарушении. Оспариваемым постановлением заявитель привлечен к административной ответственности, предусмотренной статьей 6.3 КоАП РФ, за нарушение пункта 3 статьи 18 Федерального закона «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения», выразившееся в использовании водного объекта в целях купания, отдыха населения при отсутствии санитарно-эпидемиологического заключения о соответствии водного объекта санитарным правилам и условиям безопасного для здоровья населения использования водного объекта. Решением в удовлетворении заявленных требований отказано.

Не согласившись указанным решением, предприятие обжаловало его в апелляционном порядке, указав в апелляционной жалобе на то, что не является собственником, обладателем иного вещного права или юридического титула на обладание водным объектом, а также на то, что у него отсутствуют договорные отношения, предусматривающие обязанность произвести действия по получению санитарно-эпидемиологического заключения о соответствии водного объекта санитарным правилам и условиям безопасного для здоровья населения использования водного объекта, в связи с чем, оно не подлежит привлечению к административной ответственности за действия (бездействие), которые не обязано совершать.

Суд апелляционной инстанции, оставляя указанное решение без изменения, указал следующее. Субъектом ответственности по статье 6.3 КоАП является лицо, допустившее нарушение законодательства в области обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения, выразившееся в нарушении действующих санитарных правил и гигиенических нормативов, невыполнении санитарно-гигиенических и противоэпидемических мероприятий. Наступление административной ответственности за правонарушение, выразившееся в использовании водного объекта в целях купания, отдыха населения при отсутствии санитарно-эпидемиологического заключения о соответствии водного объекта санитарным правилам и условиям безопасного для здоровья населения использования водного объекта, не поставлено в зависимость от наличия у лица права собственности, иного вещного права либо юридического титула на обладание водным объектом.

Постановлением муниципального образования ответственным за благоустройство зоны отдыха на о. Татышев, на котором расположен спорный водный объект, является заявитель. В соответствии с уставом предприятие создает зоны отдыха на всех реках и водоемах на территории муниципального образования. Таким образом, за предприятием закреплена указанная рекреационная зона, в том числе водный объект на о. Татышев, в связи с чем, заявитель несет ответственность за состоянием безопасности жизни людей на данном водоеме, что влечет возникновение у предприятия обязанности получить санитарно-эпидемиологическое заключение о соответствии указанного водного объекта санитарным правилам и условиям безопасного для здоровья населения использования водного объекта.

Кроме того, в соответствии со статьей 1 Водного кодекса РФ водопользователь — физическое лицо или юридическое лицо, которым предоставлено право пользования водным объектом; использование водных объектов (водопользование) — использование различными способами водных объектов для удовлетворения потребностей Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований, физических лиц, юридических лиц.

Согласно статье 6 Кодекса поверхностные водные объекты, находящиеся в государственной или муниципальной собственности, являются водными объектами общего пользования, то есть общедоступными водными объектами, если иное не предусмотрено настоящим Кодексом. Использование водных объектов общего пользования осуществляется в соответствии с правилами охраны жизни людей на водных объектах, утверждаемыми в порядке, определяемом Правительством Российской Федерации, а также исходя из устанавливаемых органами местного самоуправления правил использования водных объектов для личных и бытовых нужд.

Как следует из анализа указанных положений Кодекса, под использованием водных объектов следует понимать использование водных объектов различными способами, в том числе, эксплуатацию водного объекта в целях благоустройства зоны отдыха предприятием, за которым закреплен соответствующий водоем.

Статьей 11 Кодекса предусмотрены случаи предоставления водных объектов в пользование на основании договора водопользования или решения о предоставлении водного объекта в пользование. Перечисленные в указанной статье случаи в рассматриваемой ситуации отсутствуют, в связи с чем, отсутствует необходимость наличия у предприятия договора водопользования или решения о предоставлении водного объекта в пользование.

С учетом изложенного, ссылки заявителя на то, что постановление муниципального образования не является актом, имеющим силу разрешения для последующего использования водных объектов, и что из анализа указанного постановления не следует, что полномочием органов местного самоуправления и предприятий и организаций является регламентация оснований и выдача разрешений на использование водных объектов, не приняты судом апелляционной инстанции, поскольку указанные выше положения Кодекса не предусматривают обязательное наличие какого-либо разрешения для того, чтобы можно было сделать вывод об использовании водного объекта в форме его эксплуатации в целях благоустройства зоны отдыха.

Административный орган, привлекая общество к ответственности за нарушение пункта 2.11 санитарно-эпидемиологических правил и нормативов «Санитарно-защитные зоны и санитарная классификация предприятий, сооружений и иных объектов. СанПиН 2.2.1/2.1.1.1200-03», не доказал, что общество относится к субъектам, оказывающим негативное воздействие на окружающую среду, для которых установлено обязательное создание санитарно-защитной зоны.

Вменяя нарушение обществом пункта 2.31 указанных санитарно-эпидемиологических правил и нормативов, административный орган не доказал размеры фактического расстояния от границы промплощадки до жилого дома.

Общество обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании незаконным и отмене постановления о привлечении к административной ответственности, предусмотренной статьей 6.3 КоАП РФ.

Решением в удовлетворении заявленных требований отказано.

Не согласившись с указанным решением, общество обратилось с апелляционной жалобой, в которой просит решение отменить.

Арбитражный суд апелляционной инстанции по результатам рассмотрения указанной апелляционной жалобы решение отменил, принял новый судебный акт – признал незаконным и отменил оспариваемое постановление о привлечении к административной ответственности, указав следующее.

Согласно пункту 2.11 санитарно-эпидемиологических правил и нормативов «Санитарно-защитные зоны и санитарная классификация предприятий, сооружений и иных объектов. СанПиН 2.2.1/2.1.1.1200-03» в предпроектной, проектной документации на строительство новых, реконструкцию или техническое перевооружение действующих предприятий и сооружений должны быть предусмотрены мероприятия и средства на организацию и благоустройство санитарно-защитных зон, включая переселение жителей в случае необходимости. Проект организации, благоустройства и озеленения представляется одновременно с проектом на строительство (реконструкцию, техническое перевооружение) предприятия.

Представленные административным органом в материалы дела документы не содержат данных, позволяющих отнести Общество к предприятиям и сооружениям, на которых проводится реконструкция или техническое перевооружение.

В соответствии с пунктом 2.31 санитарно-эпидемиологических правил и нормативов «Санитарно-защитные зоны и санитарная классификация предприятий, сооружений и иных объектов. СанПиН 2.2.1/2.1.1.1200-03», в зависимости от характеристики выбросов для предприятий, по которым ведущим для установления санитарно-защитных зон фактором является химическое загрязнение атмосферы, размер санитарно-защитных зон устанавливается от границы промплощадки и от источника выбросов загрязняющих веществ.

От границы территории промплощадки:

— от организованных и неорганизованных источников при наличии технологического оборудования на открытых площадках;

— в случае организации производства с источниками, рассредоточенными по территории предприятия;

— при наличии наземных и низких источников, холодных выбросов средней высоты.

От источников выбросов:

— в случае наличия только высоких источников нагретых выбросов.

Указанный пункт санитарно-эпидемиологических правил и нормативов называет условия, при которых размер санитарно-защитной зоны определяется или от границы промплощадки или от источника выбросов загрязняющих веществ. Административным органом не исследовались и документально не подтверждены ни указанные в данном пункте условия, ни границы, от которых следует исчислять размер санитарно-защитной зоны.

Применение статьи 6.4 КоАП РФ

Заявление о признании незаконным постановления по делу об административном правонарушении за нарушение санитарно-эпидемиологических требований к эксплуатации жилых помещений удовлетворено, поскольку в протоколе об административном правонарушении и в постановлении по делу об административном правонарушении отражены не существующие в реальности обстоятельства.

Общество обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании незаконным и отмене постановления административного органа по делу об административном правонарушении, ответственность за которое предусмотрена статьей 6.4 КоАП РФ, выразившееся в следующем: не организованы санитарно-технические мероприятия для исключения возможности доступа грызунов в помещение, препятствующие их расселению и не благоприятствующие обитанию, а именно: в подвальном помещении не оборудованы места выхода вентиляционных отверстий металлической сеткой (решеткой), что не соответствует требованиям пункта 3.2 Санитарных норм и правил 3.5.3.1129-02 «Санитарно-эпидемиологические требования к проведению дератизации».

Решением арбитражного суда в удовлетворении заявления отказано.

Не согласившись с данным решением, общество обратилось с апелляционной жалобой, в которой одним из доводов указало на то, что в проверяемом жилом доме места выхода вентиляционных отверстий не предусмотрены проектом; в данном доме имеются отверстия, предназначенные для проведения промывки общедомовой системы отопления, которые не предназначены для оборудования металлической сеткой.

Суд апелляционной инстанции решение суда первой инстанции отменил, принял новый судебный акт, которым признал незаконным и отменил постановление административного органа, указав следующее.

Согласно проекту и плану жилого дома, находящемся на обслуживании общества, в данном жилом доме не предусмотрены вентиляционные отверстия. В материалах дела отсутствуют доказательства реального существования вентиляционных отверстий в подвале указанного дома. При отсутствии вентиляционных отверстий требование об их оборудовании сеткой (решеткой) является объективно невыполнимым. Таким образом, в протоколе об административном правонарушении и в постановлении по делу об административном правонарушении отражены не существующие в реальности обстоятельства, отсутствующее событие правонарушения — не оборудование мест выхода вентиляционных отверстий в подвальном помещении металлической сеткой (решеткой).

При этом довод административного органа в ходе судебного разбирательства о том, что в обязанности эксплуатирующей организации входит защита любых отверстий решетками (сетками) не подтверждается нормативно и не имеет относимости к обстоятельствам дела, так как административный орган привлек юридическое лицо к административной ответственности не за отсутствие защиты «любых» отверстий, а конкретно за отсутствие защиты вентиляционных отверстий.

Довод апелляционной жалобы общества о том, что нарушение требований санитарно-эпидемиологических правил и нормативов при эксплуатации контейнерной площадки для временного хранения твердых бытовых и пищевых отходов, осуществляемой исключительно в связи с эксплуатацией жилого дома на основании договора управления многоквартирным домом, должно квалифицироваться по статье 6.3 КоАП РФ, отклонен судом апелляционной инстанции, поскольку нарушение указанных санитарных правил образует объективную сторону административного правонарушения, предусмотренного статьей 6.4 КоАП РФ.

Общество обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании незаконным и отмене постановления по делу об административном правонарушении, ответственность за которое предусмотрена статьей 6.4 КоАП РФ, выразившееся в следующем:

— расстояние от контейнерной стоянки для временного хранения твердых бытовых и пищевых отходов, расположенной напротив ограждения территории детского сада и находящейся на обслуживании у Общества составляет не более 3-х метров от ограждения территории детского сада при нормативном расстоянии не менее 20 метров, что является нарушением пункта 2.2.3. СП 4690-88 «Санитарные правила содержания территорий населенных мест»;

— на контейнерной площадке для временного хранения твердых бытовых и пищевых отходов установлено 8 контейнеров при норме не более 5, что является нарушением пункта 2.2.3. СП 4690-88 «Санитарные правила содержания территорий населенных мест».

Решением арбитражного суда первой инстанции в удовлетворении заявления оказано.

Не согласившись с данным решением, общество обратилось с апелляционной жалобой, в которой указало на то, что отсутствуют основания для привлечения общества к административной ответственности по статье 6.4 КоАП РФ, поскольку выявленные административным органом нарушения образуют объективную сторону административного правонарушения, предусмотренного статьей 6.3 КоАП РФ; административным органом не доказан факт нарушения обществом санитарно – эпидемиологических требований, предъявляемых к эксплуатации жилых помещений и общественных помещений, зданий, сооружений.

Арбитражный суд апелляционной инстанции не согласился с доводами апелляционной жалобы, оставил решение арбитражного суда первой инстанции без изменения, указав, что имеются основания для отнесения контейнерной площадки как принадлежности жилого дома к объектам, поименованным в статье 6.4 КоАП РФ, поскольку эксплуатация заявителем контейнерной площадки осуществляется исключительно в связи с эксплуатацией жилого дома на основании договора управления многоквартирным домом.

Применение статьи 6.5 КоАП РФ

Довод апелляционной жалобы общества о том, что нарушение требований санитарно-эпидемиологических правил и нормативов «Зоны санитарной охраны источников водоснабжения и водопроводов питьевого назначения. СанПиН 2.1.4.1110-02» должно квалифицироваться по статье 8.13 КоАП РФ, отклонен судом, поскольку нарушение указанных санитарных норм и правил образует объективную сторону административного правонарушения, предусмотренного статьей 6.5 КоАП РФ.

Общество обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании незаконным и отмене постановления по делу об административном правонарушении, ответственность за которое предусмотрена статьей 6.5 КоАП РФ, выразившееся в нарушении пунктов 3.2.1.1, 3.2.1.2, 3.2.1.3 СанПиНа 2.1.4.1110-02 «Зоны санитарной охраны источников водоснабжения и водопроводов питьевого назначения».

Решением арбитражного суда в удовлетворении заявленных требований отказано.

Общество обратилось с апелляционной жалобой, в которой одним из доводов указало на то, что вменяемое административное правонарушение должно квалифицироваться по ст. 8.13 КоАП РФ, а не по ст. 6.5 КоАП РФ.

Однако суд апелляционной инстанции указанный довод апелляционной жалобы отклонил по следующим основаниям.

Часть 1 статьи 8.13 КоАП РФ предусматривает ответственность за нарушение водоохранного режима на водосборах водных объектов, которое может повлечь загрязнение указанных объектов или другие вредные явления. Водный объект — природный или искусственный водоем, водоток либо иной объект, постоянное или временное сосредоточение вод в котором имеет характерные формы и признаки водного режима. Названная статья устанавливает специальный объект посягательства — водоохранный режим на водосборах водных объектов, нарушение которого, как следует из части 1 статьи 8.13 КоАП РФ, не влечет нарушение требований к питьевой воде и питьевому водоснабжению населения. При проверке же установлено нарушение требований к организации и эксплуатации зон санитарной охраны источников водоснабжения и водопроводов питьевого назначения. Следовательно, действия Общества не образуют объективную сторону административного правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 8.13 КоАП РФ.

Выводы суда апелляционной инстанции по настоящему делу поддержаны судом кассационной инстанции в постановлении от 13.02.2008.

Общество, приняв на себя в соответствии с договором управления многоквартирным домом обязанности по обеспечению предоставления собственникам коммунальных услуг, несет ответственность за нарушение санитарно-эпидемиологических требований, предъявляемых к питьевой воде и питьевому водоснабжению населения, образующее состав административного правонарушения, предусмотренного статьей 6.5 КоАП РФ.

Общество обратилось в арбитражный суд с заявлением об оспаривании постановления по делу об административном правонарушении, ответственность за которое предусмотрена статьей 6.5 КоАП РФ, выразившееся в нарушении требования пункта 2.1 СанПиНа 4723 – 88 «Санитарные правила устройства и эксплуатация систем централизованного горячего водоснабжения», пункта 3.1 СанПиНа 2.1.4 1074-01 «Питьевая вода. Гигиенические требования к качеству воды централизованных систем питьевого водоснабжения. Контроль качества».

Решением суда в удовлетворении заявления отказано.

Не согласившись с решением суда первой инстанции, общество обратилось с апелляционной жалобой, полагая, что ответственность за качество горячей воды, подаваемой потребителю, возлагается на ресурсоснабжающие организации, осуществляющие теплоснабжение и эксплуатирующие сети горячего водоснабжения, к каковым общество не относится.

Арбитражный суд апелляционной инстанции не согласился с доводами апелляционной жалобы, оставил решение арбитражного суда первой инстанции без изменения, указав следующее.

Суд первой инстанции правильно указал на наличие у общества как управляющей организации обязанности обеспечить качество подаваемой горячей воды населению.

В силу пункта 2 статьи 19 Федерального закона от 30.03.1999 № 52-ФЗ «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения» индивидуальные предприниматели и юридические лица, осуществляющие эксплуатацию централизованных, нецентрализованных, домовых распределительных, автономных систем питьевого водоснабжения населения систем питьевого водоснабжения населения, обязаны обеспечить соответствие качества питьевой воды указанных систем санитарным правилам.

Из материалов дела следует, что по договору управления многоквартирным домом общество является Управляющей организацией и в силу пункта 2.1.1. указанного договора несет обязанности по содержанию, техническому обслуживанию и текущему ремонту внутридомовых сетей. Пунктом 2.1.2 вышеназванного договора установлено, что Управляющая организация обязана обеспечить предоставление собственнику коммунальных услуг в соответствии с действующими Правилами предоставления коммунальных услуг.

Согласно пункту 6 Приложения № 1 к Правилам предоставления коммунальных услуг гражданам, утвержденным постановлением Правительства Российской Федерации от 23.05.2006 № 307, не допускается отклонение состава и свойств горячей воды от санитарных норм и правил.

Таким образом, в силу нормативного регулирования с учетом установленных обязанностей Управляющей организации по договору управления многоквартирным домом, последняя несет ответственность за предоставление потребителям коммунальных услуг питьевой воды надлежащего качества. В связи с этим, довод апелляционной жалобы заявителя о возложении ответственности за качество горячей воды, подаваемой потребителю, на организации, осуществляющие теплоснабжение и эксплуатирующие сети горячего водоснабжения, является несостоятельным.

Применение статьи 6.7 КоАП РФ

Довод апелляционной жалобы муниципального образовательного учреждения о фактической передаче имущества присоединенных школы и детского сада в связи с реорганизацией после проведенной административным органом проверки не влияет на выводы суда о наличии в действиях (бездействии) заявителя состава административного правонарушения ввиду подтверждения факта перехода прав и обязанностей присоединенных юридических лиц к учреждению.

Муниципальное образовательное учреждение обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании незаконным и отмене постановления по делу об административном правонарушении, ответственность за которое предусмотрена статьей 6.7 КоАП РФ.

Решением арбитражного суда в удовлетворении требований учреждения отказано.

Не согласившись с данным судебным актом, учреждение обратилось с апелляционной жалобой на принятое решение, в которой одним из доводов указал на то, что фактическая передача имущества присоединенных школ и детского сада произошла после проведенной административным органом проверки. Следовательно, учреждение не могло отвечать за отсутствие производственного контроля на момент проведения проверки административным органом.

Суд апелляционной инстанции указанный довод апелляционной жалобы отклонил по следующим основаниям.

В соответствии с частью 2 статьи 58 ГК РФ при присоединении юридического лица к другому юридическому лицу к последнему переходят права и обязанности присоединенного юридического лица в соответствии с передаточным актом.

Согласно выпискам из Единого государственного реестра юридических лиц налоговым органом в Единый государственный реестр юридических лиц внесены записи о прекращении деятельности юридических лиц при реорганизации в форме присоединения.

Следовательно, в соответствии с ГК РФ муниципальное образовательное учреждение считается реорганизованным путем присоединения к ней вышеуказанных юридических лиц.

В соответствии с частью 4 статьи 2.10 КоАП РФ при присоединении юридического лица к другому юридическому лицу к административной ответственности за совершение административного правонарушения привлекается присоединившее юридическое лицо.

С учетом изложенного, привлечение к административной ответственности заявителя за правонарушения, установленные в присоединенных юридических лицах, является правомерным.

Применение статьи 6.14 КоАП РФ

Реализация алкогольной продукции, не соответствующей требованиям государственных стандартов, санитарным правилам и гигиеническим нормативам, является основанием для привлечения к административной ответственности по статье 6.14 КоАП РФ.

Наличие документов о соответствии реализуемой алкогольной продукции требованиям государственных стандартов, санитарных правил и гигиенических нормативов, само по себе не освобождает от ответственности, если она фактически не соответствует названным требованиям.

Административный орган обратился в арбитражный суд с заявлением о привлечении общества к административной ответственности по статье 6.14 КоАП РФ.

Решением арбитражного суда заявление удовлетворено.

Арбитражный суд апелляционной инстанции по результатам рассмотрения апелляционной жалобы ответчика пришел к следующим выводам.

Объективной стороной правонарушения, ответственность за которое установлена статьей 6.14 КоАП РФ, является производство либо оборот этилового спирта, алкогольной или спиртосодержащей продукции, не соответствующих требованиям государственных стандартов, санитарных правил и гигиенических нормативов.

Согласно статье 2 ФЗ «О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции» под оборотом понимаются закупка, поставка, хранение и розничная продажа.

В силу пункта 1 статьи 9 ФЗ «О качестве и безопасности пищевых продуктов» требования к качеству пищевых продуктов, процедурам оценки и подтверждения их соответствия требованиям нормативных документов, методикам их испытании устанавливаются соответствующими государственными стандартами.

Согласно требованиям пункта 5.1.3 ГОСТа Р 51618-2000 «Коньяки российские. Общие технические условия» коньяки должны быть прозрачными, с блеском, без посторонних включений и осадка.

Арбитражным судом первой инстанции установлено и материалами дела подтверждается факт реализации Обществом коньяка, не соответствующего требованиям ГОСТа Р 51618-2000.

Общество не исполнило обязанности по организации и проведению производственного контроля (статья 11 Федерального закона «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения», пункт 140 Правил продажи отдельных видов товаров, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 19.01.1998 № 55), не предприняло все зависящие от него меры по соблюдению указанных норм, осуществив оборот алкогольной продукции, не соответствующей требованиям ГОСТа.

Арбитражный суд апелляционной инстанции отклонил довод апелляционной жалобы о том, что коньяк имеет сертификат соответствия гигиеническим требованиям безопасности и санитарным правилам, в связи с чем отсутствуют основания для привлечения общества к административной ответственности.

Наличие документов о соответствии реализуемой алкогольной продукции требованиям государственных стандартов само по себе не освобождает общество от ответственности, если данная продукция фактически не соответствует названным требованиям.

Ввиду изложенного, вывод арбитражного суда первой инстанции о наличии в действиях общества состава административного правонарушения, ответственность за которое предусмотрена статьей 6.14 КоАП РФ, признан правильным, привлечение общества к административной ответственности — правомерным.