Как собрать доказательства по уголовному делу

Представление доказательств без их собирания — право адвоката

Статья 86 УПК РФ регламентирует процесс собирания доказательств и определяет, что собирание доказательств осуществляется в ходе уголовного судопроизводства дознавателем, следователем, прокурором и судом путем производства следственных и иных процессуальных действий, предусмотренных УПК РФ. Подозреваемый, обвиняемый, а также потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик и их представители вправе собирать и представлять письменные документы и предметы для приобщения их к уголовному делу в качестве доказательств. Защитник вправе собирать доказательства путем:

  1. получения предметов, документов и иных сведений;
  2. опроса лиц с их согласия;
  3. истребования справок, характеристик, иных документов от органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и организаций, которые обязаны предоставлять запрашиваемые документы или их копии.

В случае участия подозреваемого, обвиняемого, а также потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика и их представителей доказательства формируются исключительно в процессуальном порядке согласно нормам УПК РФ. Адвокату-защитнику законодателем позволено собирать доказательства, не соблюдая требования УПК РФ.

Доказательства, предлагаемые следователем, дознавателем, прокурором, судом, отличаются по форме от тех доказательств, которые предоставляются защитником, поскольку доказательства защитника собираются без соблюдения процессуальной формы, но все же являются доказательствами в той связи, что могут оказаться сведениями, на основе которых устанавливаются обстоятельства, подлежащие доказыванию, т.е. по содержанию.

В российском уголовном процессе превалирует мнение: законодатель нечетко выразил позицию защитника по поводу собирания доказательств. Аргументами в защиту этой точки зрения являются, во-первых, то, что в УПК РФ практически не закреплен процессуальный порядок собирания доказательств; во-вторых, нормы, которые отчасти регламентируют процесс собирания доказательств, не наделены достаточным механизмом «претворения в жизнь», т.е. полученные защитником сведения крайне редко включаются в материалы уголовного дела и реально влияют на качество доказывания.

На наш взгляд, позиция законодателя относительно собирания доказательств защитником заслуживает похвал, а реализация нерегламентированной процедуры отдается на откуп защитнику, его профессионализму и тщанию в этом процессе.

Согласно ч. 2 ст. 74 УПК РФ существуют следующие виды доказательств:

  1. личностные, исходящие от подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, свидетеля, эксперта, специалиста;
  2. заключения эксперта, специалиста;
  3. вещественные доказательства;
  4. иные документы, т.е. письменные доказательства.

УПК РФ предоставляет возможность защитнику собирать все без исключения доказательства, не заботясь о какой-либо их форме. Мнение же о том, что адвокат-защитник не сможет трансформировать факты по делу в доказательства, выявляет упрощенный взгляд на данный вопрос и свидетельствует о незнании складывающейся практики, норм УПК РФ.

Собранные защитником доказательства согласно ч. 2 ст. 274 УПК РФ передаются в суд при предоставлении возможности стороне защиты предъявлять доказательства для исследования. При этом во всех случаях эти сведения не соответствуют той процессуальной форме, что определяет УПК РФ относительно доказательств, собираемых следователем, дознавателем, прокурором, судом. УПК РФ не требует от защитника обрамлять доказательства в какую-либо регламентированную форму. Главное, чтобы информация была достоверной и относимой. Именно поэтому ч. 1 ст. 74 УПК РФ указывает на доказательства по уголовному делу как на любые сведения, на основе которых устанавливается наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию при производстве по уголовному делу.

То есть представлять сведения — право защитника, обязанность следователя, дознавателя, суда проверять (исследовать, если это стадия судебного разбирательства) предъявляемые доказательства и на их основе устанавливать наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию.

Право собирания доказательств защитником в том отношении, что регламентирует УПК РФ для следователя, дознавателя, прокурора, суда, видоизменяется, как поиск адвокатом необходимых сведений для их представления в ходе производства по уголовному делу. При таком понимании право на собирание доказательств становится менее значительным, нежели право адвоката представлять доказательства.

Поиск же процессуалистами особого места адвоката-защитника в процессе собирания доказательств, выведение теорий о параллельном расследовании, критика законодателя в связи с этим отводят спектр развития уголовного процесса в этой, несомненно, актуальной проблеме в иную бесперспективную на сегодняшний день плоскость.

Поскольку нет диалога между государством и адвокатурой, нет и законодательных решений, каким-либо образом видоизменяющих место адвоката в процессе доказывания, о чем заявляют ученые-процессуалисты, практики. Свидетельством тому служит отсутствие каких-либо изменений за 9 лет действия УПК РФ в этой связи при наличии огромного количества возникающих проблем участия адвоката в уголовном процессе.

Согласно ч. 2 ст. 274 УПК РФ после исследования доказательств, представленных стороной обвинения, рассматриваются доказательства, представленные стороной защиты. Законодатель тем самым придает доказательствам иную интерпретацию, нежели доказательствам, собираемым следователем, дознавателем, прокурором, судом. В соответствии с ч. 2 ст. 17 УПК РФ «никакие доказательства не имеют заранее установленной силы», а все доказательства подлежат оценке в их совокупности, по закону и совести (ч. 1 ст. 17 УПК РФ).

КС РФ в Постановлениях от 10.12.1998 N 27-П «По делу о проверке конституционности части второй статьи 335 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобой гражданина М.А. Баронина», от 15.01.1999 N 1-П «По делу о проверке конституционности положений частей первой и второй статьи 295 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобой гражданина М.А. Клюева», от 14.02.2000 N 2-П «По делу о проверке конституционности положений частей третьей, четвертой и пятой статьи 377 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобами граждан А.Б. Аулова, А.Б. Дубровской, А.Я. Карпинченко, А.И. Меркулова, Р.Р. Мустафина и А.А. Стубайло», от 08.12.2003 N 18-П «По делу о проверке конституционности положений статей 125, 219, 227, 229, 236, 237, 239, 246, 254, 271, 378, 405 и 408, а также глав 35 и 39 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с запросами судов общей юрисдикции и жалобами граждан» указал, что необходимой гарантией судебной защиты и справедливого судебного разбирательства дела является равно предоставляемая сторонам реальная возможность довести свою позицию относительно всех аспектов дела до сведения суда, поскольку только при этом условии в судебном заседании реализуется право на судебную защиту, которая по смыслу ст. 46 Конституции РФ и ст. 6 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 года должна быть справедливой, полной и эффективной.

Практика предъявления доказательств в ходе судебного следствия не ограничивает защитника в числе представляемых для допроса свидетелей, устанавливающих обстоятельства, подлежащие доказыванию, в том числе лиц, обладающих специальными знаниями письменных документов: от характеристик до бухгалтерских документов, от актов адвокатского реагирования до документов, устанавливающих алиби обвиняемого. Представление для непосредственного исследования защитой показаний подсудимого отражает выдвигаемый тезис, ведь адвокат-защитник не собирает показания, он их представляет как данность, несмотря на то что следователь, дознаватель, прокурор, суд собирают их в установленной УПК РФ форме. Так, по уголовному делу, рассмотренному в Хамовническом районном суде г. Москвы в отношении М.Б. Ходорковского, П.Л. Лебедева, сторона защиты при реализации ч. 3 ст. 274 УПК РФ выразила желание пригласить в суд для непосредственного исследования показаний 478 человек. Среди них премьер-министр Российской Федерации, Министр финансов Российской Федерации, секретарь Совета Безопасности Российской Федерации, экс-премьер Российской Федерации, глава Торгово-промышленной палаты Российской Федерации, спикер Государственной Думы и многие другие. Естественно, сторона защиты не собирала доказательства (указанных должностных лиц) и даже не имела возможности предварительно получить какую-либо информацию от них, кроме как через СМИ. Но сторона защиты изъявила желание представить данные доказательства. Однако суд не помог защите обеспечить явку указанных свидетелей, т.е. не выполнил возложенные на него УПК РФ обязанности (ч. 3 ст. 15, ч. 1 ст. 243), нарушил закон. «В силу конституционного положения об осуществлении судопроизводства на основе состязательности и равноправия сторон (ч. 3 ст. 123 Конституции РФ) суд по каждому делу обеспечивает равенство прав участников судебного разбирательства по представлению и исследованию доказательств и заявлению ходатайств».

Согласно правовой позиции Европейского суда, отражаемой в его решениях, являющихся обязательными для всех государств — членов Совета Европы, равенство сторон — это необходимая составляющая справедливого судебного разбирательства. Так, согласно прецедентной практике Европейского суда, процесс не будет признан справедливым, если одна из сторон не имеет возможности отстаивать свою позицию по делу или представлять относящиеся к делу документы.

Поэтому на сегодняшний день УПК РФ предоставляет адвокату возможность для активной защиты и проявления изобретательности в формировании внутреннего убеждения суда.

Эта позиция законодателя устанавливает право адвоката представлять доказательства без их собирания в ином понимании, отличном от того, что определяет УПК РФ для собирания доказательств следователем, дознавателем, прокурором, судом.

Кто должен собрать материалы по уголовному делу ст 116 ч.1

Добрый вечер, я потерпевшая сторона , написал заявление , два раза у меня не приняли заявление, и ссылаются что мало доказательств, хотя к делу были приложены фотографии и в поликлинике зафиксированы побои и сотрясение мозга и этому делу не дают ход, ссылаясь что мало доказательств, кто должен собирать эти доказательства?

Ответы юристов (3)

Привлечение к уголовной ответственности по ч.1 Ст 116 УКРФ, происходит по заявлению лица, которое пострадало, подается такое заявление в мировой суд на судебном участке которого произошло данное преступление. Такая категория обвинения называется частно. Оно так и будет называться, заявление о привлечении к уголовной ответственности в порядке частного обвинения.

Правила подачи подобного заявления указаны в Ст 318 УПК РФ

1. Уголовные дела о преступлениях, указанных в части второй статьи 20 настоящего Кодекса, возбуждаются в отношении конкретного лица путем подачи потерпевшим или его законным представителем заявления в суд, за исключением случаев, предусмотренных пунктом 2 части первой и частью четвертой статьи 147 настоящего Кодекса.
2. В случае смерти потерпевшего уголовное дело возбуждается путем подачи заявления его близким родственником или в порядке, установленном частью третьей настоящей статьи.
3. Уголовное дело возбуждается следователем, а также с согласия прокурора дознавателем в случаях, предусмотренных частью четвертой статьи 20 настоящего Кодекса. При этом следователь приступает к производству предварительного расследования, а дознаватель — дознания.
4. Вступление в уголовное дело прокурора не лишает стороны права на примирение.
5. Заявление должно содержать:
1) наименование суда, в который оно подается;
2) описание события преступления, места, времени, а также обстоятельств его совершения;
3) просьбу, адресованную суду, о принятии уголовного дела к производству;
3.1) данные о потерпевшем, а также о документах, удостоверяющих его личность;
4) данные о лице, привлекаемом к уголовной ответственности;
5) список свидетелей, которых необходимо вызвать в суд;
6) подпись лица, его подавшего.
6. Заявление подается в суд с копиями по числу лиц, в отношении которых возбуждается уголовное дело частного обвинения. Заявитель предупреждается об уголовной ответственности за заведомо ложный донос в соответствии со статьей 306 Уголовного кодекса Российской Федерации, о чем в заявлении делается отметка, которая удостоверяется подписью заявителя. Одновременно мировой судья разъясняет заявителю его право на примирение с лицом, в отношении которого подано заявление.
7. С момента принятия судом заявления к своему производству, о чем выносится постановление, лицо, его подавшее, является частным обвинителем. Ему должны быть разъяснены права, предусмотренные статьями 42 и 43 настоящего Кодекса, о чем составляется протокол, подписываемый судьей и лицом, подавшим заявление.
8. Если после принятия заявления к производству будет установлено, что потерпевший в силу зависимого или беспомощного состояния либо по иным причинам не может защищать свои права и законные интересы, то мировой судья вправе признать обязательным участие в деле законного представителя потерпевшего и прокурора. Обязанность по доказывание и обвинению, возлагается нас, так как прокурор по такому делу отсутствует.

Есть вопрос к юристу?

Отказ в приеме заявления всегда незаконен. Вне зависимости от наличия или отсутствия доказательств его обязаны принять, зарегистрировать и рассмотреть в установленные законом сроки. Для того и предназначена стадия предварительного расследования, чтобы собрать доказательства.
Хотелось бы уточнить, куда Вы обращались со своим заявлением: к мировому судье или в полицию? От этого во многом будет зависеть правильный ответ на Ваш вопрос.
Правоотношения относительно сбора доказательств в уголовном судопроизводстве регламентируются ст. 86 УПК РФ.

Статья 86. Собирание доказательств

1. Собирание доказательств осуществляется в ходе уголовного судопроизводства дознавателем, следователем, прокурором и судом путем производства следственных и иных процессуальных действий, предусмотренных настоящим Кодексом.
2. Подозреваемый, обвиняемый, а также потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик и их представители вправе собирать и представлять письменные документы и предметы для приобщения их к уголовному делу в качестве доказательств.
3. Защитник вправе собирать доказательства путем:
1) получения предметов, документов и иных сведений;
2) опроса лиц с их согласия;
3) истребования справок, характеристик, иных документов от органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и организаций, которые обязаны предоставлять запрашиваемые документы или их копии.

Я предлагаю обратиться в полицию. Заявление там обязательно зарегистрируют и выдадут Вам талон-уведомление, согласно которому будет заявлению присвоен номер. На следующий день, если Вам не позвонят, обратитесь в отдел полиции и узнайте, кому отписан материал проверки (подразделение). Скорее всего в службу участковых. Узнайте телефон начальника участковых либо подойдите сами. У него узнайте данные участкового, кому отписан материал проверки, после чего придите на опорный пункт, где он работает, (учтите есть график приема по конкретным часам) и заявите ходатайство (в свободной форме) об опросе свидетелей происшествия.

Участковые по материалу проверки с Вашим заявлением опросит заподозренное лицо (если оно установлено), получит консультацию о вреде здоровья, проведен осмотр места происшествия, после чего направит материал проверки по подследственности в мировой суд. Об этом Вам придет уведомление. Обращаетесь к указанному в уведомлении мировому судье (указывается номер судебного участка), куда обращаетесь уже для написания повторного заявления на имя Мирового судьи. Назначает судья судебное заседание и все.

Описал вкратце. Будут вопросы, пишите. Писал формально, т.к. полностью Ваша история не раскрыта, достаточной для ответа информации не содержит. Как я понял, Вы обратились к мировому судье сразу. Обратитесь в полицию. Будет надежнее.

надеюсь был полезен

Ищете ответ?
Спросить юриста проще!

Задайте вопрос нашим юристам — это намного быстрее, чем искать решение.

Комментарий к СТ 86 УПК РФ

Статья 86 УПК РФ. Собирание доказательств

Комментарий к статье 86 УПК РФ:

1. Собирание доказательств — элемент процесса доказывания, включающий обнаружение, изъятие и фиксацию доказательств. В ком. статье выделено три группы участников судопроизводства, которые пользуются различными способами собирания доказательств. Первую группу составляют лица, ведущие уголовный процесс: дознаватель, следователь и суд. Ввиду отсутствия у прокурора по УПК РФ (в ред. ФЗ от 05.06.2007 N 87-ФЗ) права участвовать в проведении следственных действий на предварительном расследовании и принимать дело к своему производству собирание им доказательств возможно лишь в форме участия в судебных стадиях процесса. При этом прокурор не проводит здесь следственные действия (это прерогатива суда), а лишь принимает в них участие в качестве государственного обвинителя, а также может истребовать и представлять суду документы на основании ч. 4 ст. 21, а также дополнительные материалы в суд кассационной инстанции (ч. 5 ст. 377). Обращает на себя внимание то обстоятельство, что суд назван в числе субъектов собирания доказательств. Однако все доказательства делятся на уличающие и оправдывающие (ч. 1 ст. 332), поэтому, собирая доказательства, суд до некоторой степени рискует встать на обвинительные или оправдательные позиции — в зависимости от того, какого рода доказательства он преимущественно собрал. Однако суд не является органом уголовного преследования, не выступает на стороне обвинения или стороне защиты, он призван лишь создавать необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав (ч. 3 ст. 15). В связи с этим полномочия суда по собиранию доказательств следует толковать ограничительно. Активность суда в этой сфере должна носить лишь субсидиарный характер по отношению к сторонам обвинения и защиты (см. об этом пункт 2 ком. к ст. 15). Способами собирания доказательств, которыми могут пользоваться участники процесса, включенные в данную группу, являются следственные действия и иные процессуальные действия. К числу иных процессуальных действий относятся: направление следователем, дознавателем и органом дознания требований, поручений и запросов, которые обязательны для исполнения всеми учреждениями, предприятиями, организациями, должностными лицами и гражданами (ч. 4 ст. 21). В отличие от следственных действий эти способы не вполне обеспечены возможностью принудительного исполнения. Денежное взыскание, которое может быть наложено за неисполнение процессуальных обязанностей, предусмотрено только для участников уголовного судопроизводства (ст. 117) и не распространяется на других лиц, которые не исполняют названные требования поручения и запросы. Хотя суд не назван в ст. 21 в числе тех, кто может направлять запросы, требования и поручения, такое его право предусмотрено в других статьях УПК. Так, например, согласно ч. 7 ст. 115 руководители банков и иных кредитных организаций при наложении ареста на принадлежащие подозреваемому, обвиняемому денежные средства и иные ценности обязаны предоставить информацию об этих денежных средствах и иных ценностях по запросу суда. Толкование закона должно учитывать, что законодатель исходит из принципа полноты судебной власти. Так, согласно ст. 6 ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации» вступившие в законную силу постановления федеральных судов, мировых судей и судов субъектов Российской Федерации, а также их законные распоряжения, требования, поручения, вызовы и другие обращения являются обязательными для всех без исключения органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений, должностных лиц, других физических и юридических лиц и подлежат неукоснительному исполнению на всей территории Российской Федерации. Отсюда следует вывод — по аналогии с ч. 4 ст. 21 УПК РФ суд также может делать и запросы о предоставлении ему необходимых сведений, обязательные для исполнения всеми учреждениями, предприятиями, организациями, должностными лицами и гражданами.

2. Подозреваемый, обвиняемый, а также потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик и их представители вправе собирать и представлять лишь письменные документы и предметы для приобщения их к уголовному делу в качестве доказательств (ч. 2 ком. статьи). Таким образом, эти участники судопроизводства собирают не доказательства, а предметы и документы, которые могут быть лишь представлены ими дознавателю, органу дознания, следователю и суду для приобщения к материалам уголовного дела в качестве доказательств. Напротив, согласно ч. 3 ком. статьи защитник вправе собирать именно доказательства. Способами для этого служат: получение предметов, документов и иных сведений; опрос лиц (в том числе специалистов) с их согласия; истребование документов от органов государственной власти, местного самоуправления, общественных объединений и организаций, которые обязаны предоставить запрашиваемые документы или их копии. В соответствии с принципом равенства сторон сведения, собранные защитником, сразу должны становиться доказательствами, так же как и сведения, собираемые его процессуальными противниками — следователем, органом дознания, дознавателем. Вместе с тем, по смыслу ч. 2 ст. 159 в ходе предварительного расследования следователь и дознаватель фактически имеют возможность отказать в удовлетворении соответствующего ходатайства защитника, если сочтут, что обстоятельства, об установлении которых ходатайствует защитник, не имеют значения для данного уголовного дела. Однако по окончании предварительного расследования и ознакомления обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела следователь обязан выяснить, какие свидетели, эксперты, специалисты подлежат вызову в судебное заседание для допроса и подтверждения позиции стороны защиты (ч. 4 ст. 217). В обвинительном заключении указывается перечень доказательств, на которые ссылается сторона защиты (п. 6 ч. 1 ст. 220). Кроме того, к обвинительному заключению прилагается список подлежащих вызову в судебное заседание лиц со стороны защиты с указанием их места жительства и (или) места нахождения (ч. 4 ст. 220). Важно отметить, что следователь и прокурор не вправе дополнить или сократить список лиц, подлежащих вызову в суд, если речь идет о списке свидетелей со стороны защиты. Это говорит, во-первых, о том, что формирование списка не есть продукт деятельности следователя; во-вторых, данный запрет указывает на то, что закон признает формирование списка доказательств со стороны защиты ее исключительным правом, которое она реализует по собственному усмотрению. Следователь не вправе отказать защите во включении и в этот список указания на тех или иных свидетелей или доказательства. Примечательно, что в дальнейшем суд также не вправе отказать в удовлетворении ходатайства о допросе в судебном заседании лица в качестве свидетеля или специалиста, явившегося в суд по инициативе сторон (ч. 4 ст. 271). Таким образом, защитник имеет практическую возможность добиться допроса ранее опрошенных им лиц в судебном разбирательстве, даже если следователь и дознаватель отказали ему в этом на предварительном расследовании.

Представляется, что письменные объяснения, полученные в результате опроса, также могут быть представлены следователю, дознавателю и в суд в качестве иных документов (ст. 84). Это, конечно, не исключает, а предполагает в дальнейшем допрос этих лиц как свидетелей, но не потому, что их объяснения не являлись доказательствами, а потому, что письменные объяснения есть не что иное, как производные доказательства. В силу же принципа непосредственности исследования доказательств при наличии доказательств производных необходимо стремиться к получению первоначальных доказательств, каковыми в данном случае будут являться устные показания тех лиц, которые ранее дали письменные объяснения. Иногда некоторые следователи и судьи отказывают в приобщении к материалам дела письменных объяснений, полученных защитником, мотивируя это тем, что УПК называет лишь такое действие, как опрос защитником лиц с их согласия (п. 2 ч. 3 ст. 86), но ничего не упоминает о получении от тех же лиц письменных объяснений. Подобная позиция неправомерна. Во-первых, она не учитывает, что если закон предусмотрел какой-либо способ собирания доказательств, то он предполагает и то, что доказательственные сведения будут иметь соответствующую форму. Во-вторых, согласно п. 11 ч. 1 ст. 53 УПК защитник вправе использовать любые не запрещенные Кодексом средства и способы защиты, а значит, и письменные объяснения, ибо запрета на них ни УПК, ни какой-либо другой закон не содержат. Что касается других доказательств (предметов и документов), полученных защитником и представленных им для рассмотрения в судебном разбирательстве, то по смыслу закона они (при условии их допустимости) также должны быть приобщены следователем (дознавателем) к материалам дела и направлены в суд наряду с доказательствами обвинения.

3. Получаемые защитником предметы и документы, иные сведения должны отвечать требованиям допустимости доказательств. Так, должен быть известен, зафиксирован и проверяем их первоисточник; они должны быть получены только тем защитником, который допущен к участию в данном уголовном деле; лица, у которых получены сообщения в порядке опроса, должны быть информированы о том, что эти данные необходимы для представления в качестве судебных доказательств. Опрос лиц производится только с их согласия. Адвокат не вправе опрашивать уже допрошенных дознавателем, органом дознания, следователем или судом лиц с целью склонить их к отказу от показаний или их изменению. Защитник не может производить или использовать результаты негласных действий, которые можно квалифицировать как оперативно-розыскные, поскольку право на проведение ОРД в силу ст. 13 ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» принадлежит только подразделениям определенных государственных органов. Вместе с тем защитник вправе воспользоваться помощью лиц, занимающихся частной детективной (сыскной) деятельностью в соответствии с Законом РФ от 11.03.1992 «О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации».

Сбор доказательств

Согласно ч.1 ст.15 УПК РФ уголовное судопроизводство строится на принципе состязательности и определяет особое место адвоката в доказывании невиновности подзащитного в части выявления, собирания, закрепления и представления доказательной базы. Собранные и представленные адвокатом доказательства могут выступать в качестве основания для выдвижения и последующей проверки существующих и новых версий по делу.

Допустимость является одним из важнейших свойств доказательств, характеризующих возможность их использования для принятия законного процессуального решения по делу. К условиям допустимости доказательств можно отнести следующие условия:

  • Доказательства должны быть получены лицом, имеющим право на проведение процессуальных действий, в ходе которых была собрана доказательная база.
  • В ходе сбора доказательств должны быть соблюдены правила фиксации хода результатов следственных и судебных действий.
  • Согласно ч.2 ст.74 УПК РФ доказательства могут быть получены исключительно из установленных законодательством источников.
  • В ходе сбора доказательств должны быть соблюдены все процессуальные правила проведения следственных и судебных действий.

Сбор доказательств необходим и в том случае, если вы хотите притянуть кого-либо к уголовной или административной ответственности. На собранных фактах и материал адвокат по уголовным делам сможет выстроить грамотную линию защиты или нападения и отстоять ваши интересы.

Пути сбора доказательств

Согласно ч.3 ст.86 УПК РФ защитник может выполнять сбор доказательств по уголовному делу следующим путем:

  • Получение предметов, документов и иных сведений.
  • Опрос лиц с их согласия.
  • Истребование документов от органов государственной власти, местного самоуправления, общественных и иных организаций.

Объем, последовательность и этап предъявления доказательной базы определяется адвокатом с учетом выбранной тактики защиты. При этом принимается в расчет конкретное уголовное дело и его особенности.

Вся доказательная база либо ее часть может быть представлена следователю в ходе допроса обвиняемого и предъявления ему обвинения с целью обоснования своих требований по уголовному делу. Допускается демонстрация доказательств при производстве конкретных следственных действий с целью опровержения неблагоприятных для подзащитного фактов. Также защитник может избрать иную тактику представления интересов клиента.

Преимущества правового центра «Человек и Закон»

Правовой центр «Человек и Закон» всегда готов прийти к вам на помощь. Наш опытный адвокат по уголовным делам проведет сбор доказательств, опросят свидетелей, установят факты, которые по каким-либо причинам были скрыты вашими оппонентами в судебном процессе. Мы придерживаемся конкурентных цен и ставим интересы клиентов во главу угла. Проконсультироваться по этому вопросу вы можете прямо сейчас. Наши контактные телефоны: +7 (495) 646-06-97, +7 (499) 973-18-68.

Доказательства и правила доказывания в новых процессуальных кодексах (инфографика)

Прежде чем детально рассказать о нововведениях, отметим, что такие «классические» виды доказательств как письменные и вещественные не претерпели существенных изменений в новых кодексах. Основные изменения касаются свидетельских показаний, заключений экспертов, а также введения электронных доказательств как нового вида доказательств.

Согласно кодексам, электронные доказательства — это информация в электронной (цифровой) форме, которая содержит данные об обстоятельствах, имеющих значение для дела, в частности, электронные документы (в том числе текстовые документы, графические изображения, планы, фотографии, видео- и звукозаписи и т.д.), веб сайты (страницы), текстовые, мультимедийные и голосовые сообщения, метаданные, базы данных и другие данные в электронной форме. Такие данные могут храниться, в частности, на портативных устройствах (картах памяти, мобильных телефонах и т.п.), серверах, других местах хранения данных в электронной форме (в том числе в сети Интернет).

Предусматривается, что в суд электронные доказательства подаются в оригинале (на флэшке, компакт-диске и т.д.) или в электронной копии, удостоверенной электронной цифровой подписью согласно ЗУ «Об электронной цифровой подписи». Помимо этого, участники дела имеют право подавать электронные доказательства в бумажных копиях, заверенных в порядке, предусмотренном законом.

До принятия новых кодексов, вопрос подачи электронных доказательств, например, в хозяйственные суды (тех же переписок о заключении договора или самих электронных договоров, которые подписаны с помощью ЭЦП) регулировался судебной практикой.

Новым ХПК Украины предусмотрено, что показания свидетеля излагаются им письменно в заявлении свидетеля. Подпись свидетеля на заявлении должна быть заверена нотариусом. Стороны, третьи лица и их представители, при условии их согласия, в том числе по собственной инициативе, могут быть допрошены в качестве свидетелей об известных им обстоятельствах, которые имеют значение для дела. При этом важно отметить, что при письменном опросе участников дела в качестве свидетелей, другой участник в своем заявлении вправе поставить участнику дела, который опрашивается как свидетель, не более десяти вопросов об обстоятельствах, имеющих значение для дела. Ответы на такие вопросы должны быть так же изложены в письменной форме.

Новыми процессуальными кодексами детализировано процедуру и условия назначения экспертизы судом, а также порядок подачи участниками дела в суд заключений экспертов. В частности, заключение эксперта может быть подано участником дела либо приобщено судом в результате проведения судебной экспертизы. Важно отметить, что теперь суд по ходатайству участника дела или по собственной инициативе назначает экспертизу по делу только при одновременном наступлении следующих условий: 1) для выяснения обстоятельств, имеющих значение для дела, необходимы специальные знания в сфере иной, чем право, без которых установить соответствующие обстоятельства невозможно; 2) ни одной из сторон не подано заключение эксперта по этим же вопросам или заключения экспертов, поданные сторонами, вызывают обоснованные сомнения в их правильности. Дополнительно предусмотрено, что эксперт или экспертное учреждение избирается сторонами по взаимному согласию, а если такого согласия не достигнуто в установленный судом срок, эксперта или экспертное учреждение определяет суд.

Новые кодексы предусматривают новый порядок подачи доказательств участниками дела. В частности, истец должен представить доказательства вместе с подачей искового заявления, а ответчик, третье лицо, не заявляющее самостоятельных требований относительно предмета спора, должны представить суду доказательства вместе с представлением отзыва или письменных объяснений третьего лица. Примечательно, что если доказательство не может быть подано в установленный законом срок по объективным причинам, участник дела должен об этом письменно уведомить суд. В случае признания причин непредставления участником дела доказательств в установленный законом срок уважительными, суд может установить дополнительный срок для подачи указанных доказательств.

Кроме этого, кодексами теперь предусмотрено, что копии доказательств (кроме вещественных доказательств), которые подаются в суд, должны быть заранее отправлены другим участникам дела. Суд не принимает во внимание соответствующие доказательства в случае отсутствия подтверждения отправки (предоставления) их копий другим участникам дела.

Наряду с изменениями порядка подачи доказательств участниками дела, новые процессуальные кодексы предусматривают изменения и в полномочия суда в работе с доказательствами.

Положениями новых кодексов предусмотрено, что суд не вправе собирать доказательства, касающиеся предмета спора, по собственной инициативе. То есть суд выполняет роль независимого арбитра. Кроме этого, теперь суд должен оценивать доказательства не только на предмет их допустимости или относимости, но и на предмет их достоверности и достаточности. Достоверность и достаточность доказательств являются новыми категориями в процессуальном законодательстве Украины. Под достоверными доказательствами следует понимать доказательства, на основании которых можно установить действительные обстоятельства дела. Достаточными являются доказательства, которые в своей совокупности позволяют сделать вывод о наличии или отсутствии обстоятельств дела, входящие в предмет доказывания. Таким образом, новыми кодексами устанавливаются новые требования к доказательствам.

Помимо этого стоит сказать, что в делах, где участник дела ссылается на не совершение другим участником дела определенных действий или отсутствие определенного события, новые процессуальные кодексы дают суду полномочия обязать такого другого участника дела предоставить соответствующие доказательства совершения этих действий или наличия определенного события. В случае не предоставления таких доказательств, суд может признать обстоятельство не совершения соответствующих действий или отсутствия события установленными.

При разработке процессуальных кодексов, законодатель также не обошел вниманием и институт освобождения от доказывания (преюдиции). Нововведением является расширение перечня процессуальных документов, которыми устанавливается преюдиция. Так, теперь не только приговор суда в уголовном производстве или постановление суда по делу об административном правонарушении, а и постановление суда о закрытии уголовного производства и освобождения лица от уголовной ответственности, вступившие в законную силу, являются обязательными для суда, рассматривающего дело о правовых последствиях действий или бездействия лица, в отношении которого вынесен приговор, определение или постановление суда, но только в вопросах, имели ли место эти действия (бездействие) и совершены ли они этим лицом.

Кроме этого, кодексами теперь прямо предусмотрено, что правовая оценка, которая предоставлена судом в отношении определенного факта при рассмотрении другого дела, не является обязательной для суда.

Как и ранее, новый КАС Украины предусматривает, что в административных делах о противоправности решений, действий или бездеятельности субъекта властных полномочий обязанность по доказыванию правомерности решения, действия или бездействия возлагается именно на такой субъект властных полномочий. Нововведением является то, что теперь в таких делах субъект властных полномочий не сможет ссылаться на доказательства, которые не были положены в основу обжалуемого решения, за исключением случаев, когда он докажет, что им были приняты все возможные меры для их получения до принятия обжалуемого решения, но они не были полученные по независящим от него причинам.

В связи с этим, если, например, налоговый орган вынес в отношении какого-либо предприятия налоговое уведомление-решение, и в последствии это решение обжалуется предприятием в административном суде, то теперь этот орган, доказывая в суде правомерность такого налогового уведомления-решения, не сможет ссылаться на доказательства, которые не были положены в основу обжалуемого налогового уведомления-решения.

ПРЕДСТАВЛЕНИЕ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ КАК ЭЛЕМЕНТ ДОКАЗЫВАНИЯ

1. Как известно, начальным элементом процесса доказывания является собирание доказательств. Согласно закону (ч. 1 ст. 86 УПК РФ) оно осуществляется проведением следственных и иных процессуальных действий, предусмотренных УПК РФ.

Одним из процессуальных действий по собиранию доказательств является представление доказательств.

В нормах закона, определяющих процессуальное положение неофициальных участников процесса, предусмотрено их право представлять доказательства органам расследования и суду. Этим правомочием на стороне обвинения согласно УПК РФ наделены потерпевший (п. 4 ч. 2 ст. 42), частный обвинитель (ч. 2 ст. 43), гражданский истец (п. 2 ч. 4 ст. 44), а на стороне защиты — подозреваемый (п. 4 ч. 4 ст. 46), обвиняемый (п. 4 ч. 4 ст. 47), защитник (п. 2 ч. 1 ст. 53), гражданский ответчик (п. 7 ч. 2 ст. 54). Такими же правами наделены и представители этих участников. В норме, регламентирующей собирание доказательств, законодатель, повторяя эти предписания, употребляет несколько иную формулу и уточняет, что подозреваемый, обвиняемый, а также потерпевший, гражданский истец и гражданский ответчик и их представители вправе собирать и представлять письменные документы и предметы для приобщения их к уголовному делу в качестве доказательств (ч. 2 ст. 86 УПК РФ), а защитник вправе собирать доказательства . Во всех этих случаях речь идет о пополнении собранного следователем доказательственного материала по волеизъявлению неофициальных участников процесса, располагающих таким материалом.

Подробнее об этом см. гл. 8 монографии.

В судебном разбирательстве термину «представление доказательств» закон придает иное значение. В соответствии с принципом состязательности этот термин означает, что сторона обвинения и сторона защиты поочередно демонстрируют суду имеющиеся в уголовном деле и собранные на досудебном производстве доказательства. Однако в норме, регламентирующей доказательственную деятельность в суде, для ее обозначения употребляется и иной термин — исследование доказательств (ст. 274 УПК РФ). Практически же представление доказательств сторонами, т. е. их исследование, осуществляется посредством следственных действий, т.е. посредством допросов лиц, дающих показания, проведения экспертизы, осмотра вещественных доказательств, помещений и т.д. Поскольку стороны «представляют» доказательства суду, а суд также их исследует и фиксирует результаты исследования в протоколе судебного заседания, эту деятельность, как уже отмечалось, с полным основанием можно трактовать как собирание доказательств, на каковую деятельность управомочен и суд (ч. 1 ст. 86 УПК РФ) . Но наряду с этим в суде возможно и представление доказательств в чистом виде, когда в ходе или по окончании судебного следствия (ст. 291 УПК РФ) стороны представляют суду новые доказательственные материалы, в том числе допрашивают дополнительно вызванных ими свидетелей.

Подробнее о роли суда в доказывании см. гл. 1 монографии.

Еще одно значение термина связано с использованием в доказывании результатов ОРД. В Законе об ОРД говорится о представлении результатов оперативно-розыскной деятельности органу дознания, следователю или в суд (ч. 3 ст. 11), а Инструкция от 17 апреля 2007 г. устанавливает процедуру представления этих результатов.

Своеобразным субъектом представления доказательств являются и другие органы государства, а именно органы, осуществляющие административно-юрисдикционную деятельность, в процессе которой обнаруживаются признаки преступления .

Об этом подробнее см. гл. 6 монографии.

Есть еще один случай употребления этого термина законодателем. В ч. 5 ст. 377 УПК РФ сказано, что в подтверждение или опровержение доводов, приведенных в кассационных жалобе и (или) представлении, стороны вправе представить в суд кассационной инстанции дополнительные материалы.

Возникает вопрос: могут ли быть субъектами представления доказательств иные, помимо сторон и правоохранительных органов, субъекты? В ранее действовавшем УПК РСФСР ст. 70 такую возможность представляла любым гражданам, предприятиям, учреждениям, организациям. Полагаем, что в настоящее время это нормативное положение сохраняет свое значение применительно к государственным учреждениям и предприятиям, контрольным, финансовым и другим органам, на которые закон возлагает обязанность направлять прокурору, органам расследования или в суд материалы о выявленных преступных злоупотреблениях для решения вопроса о возбуждении уголовного дела. Однако данное правомочие утратило свое процессуальное значение и осталось нормой административного права. Что же касается посторонних граждан — они не лишены права представлять органам расследования обнаруженные ими доказательственные материалы, но это не более чем моральное долженствование.

2. Несмотря на интерес процессуальной науки к рассматриваемому элементу доказывания, некоторые аспекты представления доказательств остаются не вполне ясными. Требуют уточнения вопросы о юридической природе представления доказательств, месте этой деятельности в системе доказывания, круге доказательственных материалов, которые могут быть представлены, стадиях процесса, на которых возможно представление доказательств. Процессуальная наука и практика не выработали еще единой процессуальной формы, обеспечивающей наиболее эффективную реализацию права на представление доказательств.

При анализе норм УПК РФ обращают на себя внимание различия в правовой природе представления доказательств указанными выше субъектами уголовного процесса. Представление доказательств подозреваемым, обвиняемым, защитником, гражданским ответчиком, потерпевшим, гражданским истцом, частным обвинителем, их представителями — это действенная мера реализации правового статуса субъектов доказывания с самостоятельным или представляемым интересом. Именно для отстаивания своих законных интересов , успешного выполнения своих процессуальных функций эти лица наделены правом представлять доказательства, заявлять ходатайства, участвовать в исследовании доказательств. Реализуя эти права, обвиняемый, потерпевший и другие неофициальные участники процесса получают возможность влиять на направление познавательной деятельности, осуществляемой следователем и судом, вносить свой вклад в установление истины по делу.

Если под интересом в социальном смысле следует понимать осознаваемую субъектом потребность, проявляющуюся в его стремлении к определенной пользе, выгоде, к получению всех материальных и иных благ, обладание которыми обеспечивает наиболее благоприятные условия социальной жизнедеятельности, то законный интерес — это такое стремление субъекта к получению указанных благ, которое не противоречит требованиям закона, поддерживается им. Процессуальный интерес — это стремление участника процесса к получению определенных благ, соответствующее задачам уголовного судопроизводства. Данное понятие пересекается с правами и свободами человека и гражданина, находящимися под защитой Конституции РФ и обеспечиваемыми правосудием (ст. 18 Конституции РФ).

Сказанное не опровергается тем, что законный интерес соответствующего участника, хотя и не противоречит законным интересам других участников, но и не совпадает с ними полностью. Это различие обусловлено спецификой процессуальных функций указанных лиц. Так, в случаях, когда обвиняемый считает себя невиновным, его процессуальный интерес состоит в прекращении дела, оправдании и в восстановлении прав. Если же он сознает, что его виновность бесспорно доказана, его интерес направлен на выявление всех смягчающих обстоятельств и данных о возможности смягчения наказания. В противоположность этому процессуальный интерес потерпевшего направлен на установление виновности лица, причинившего ему ущерб, всех отягчающих обстоятельств, обоснование размера причиненного ему ущерба. Представляя соответствующее доказательство, каждый участник процесса реализует свою уголовно- процессуальную функцию и со своих позиций способствует выяснению подлинных обстоятельств дела, установлению истины. Однако неофициальные участники процесса представляют органу расследования и суду документы, полученные за пределами процессуальной формы, в том числе случайно оказавшиеся в их распоряжении, и предметы, уже отделенные ходом события от места их первоначального нахождения (например, потерпевший приносит следователю найденные им возле своего дома предметы, оброненные преступником).

Как сказано выше, закон наделяет правом представления доказательств и обвинителя. Когда прокурор является государственным обвинителем, он реализует свое право на представление доказательств в судебных стадиях процесса. Однако при этом его право одновременно выступает и как его обязанность, ибо, будучи органом государства, при осуществлении обвинительной деятельности он руководствуется принципами публичности, всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств дела. Такое его положение обусловлено требованиями презумпции невиновности, согласно которой бремя доказывания обвинения и опровержения доводов защиты лежит на стороне обвинения (ч. 2 ст. 14 УПК РФ). В этом существенное отличие от представления доказательств неофициальными участниками процесса. Однако и частный обвинитель, который также несет бремя доказывания, обязан представлять доказательства суду под угрозой прекращения дела или вынесения оправдательного приговора.

3. Иную правовую природу имеет представление доказательств, полученных в результате осуществления оперативно-розыскной деятельности.

Как видно из ч. 2 ст. 11 Закона об ОРД, результаты оперативно-розыскной деятельности могут использоваться в доказывании по уголовным делам. Законодатель не возлагает на оперативно-розыскные органы обязанности представлять органам расследования, прокурору и суду результаты проведения всех ОРМ, имеющих своим назначением получить значимую для целей расследования информацию (ст. 6 Закона об ОРД). Нет ее и в норме, определяющей обязанности органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность (ст. 14 Закона об ОРД). Это объясняется рядом причин. Во-первых, не каждое ОРМ окажется результативным в плане использования в целях доказывания. Во-вторых, в ряде случаев представление результатов ОРМ становится невозможным в связи с опасностью нарушения требований конспирации, обязанность соблюдать которую закреплена в ч. 5 ст. 14 Закона об ОРД (рассекречивание сведений о результате ОРД, составляющих государственную тайну, ст. 12 данного Закона обусловливает жесткими условиями). Кроме того, в определенной ситуации немедленное представление уже полученных результатов может оказаться нецелесообразным, ввиду того, что они носят промежуточный характер и могут быть скорректированы с учетом осуществления запланированных последующих мероприятий. Из сказанного следует, что оперативно-розыскные органы вправе представлять органам расследования результаты ОРМ и реализуют это право при наличии необходимых условий.

Согласно п. 36.1 ст. 5 УПК РФ ими являются сведения, полученные в соответствии с Законом об ОРД, о признаках подготавливаемого, совершаемого и совершенного преступления, лицах, подготавливающих, совершающих или совершивших преступление и скрывшихся от органов дознания, следствия и суда.

В то же время следует учесть, что изначально задача оперативно-розыскных органов определена как выявление, предупреждение, пресечение и раскрытие преступлений, выявление и установление лиц, их совершивших (ст. 2 Закона об ОРД). Будучи органами государства, они обязаны эффективно ее разрешать, из чего следует, что полученные с соблюдением необходимых условий и значимые для целей расследования результаты ОРД они обязаны доводить до сведения процессуальных органов. В этом существенное отличие представления ими доказательств от представления доказательств неофициальными участниками процесса, которые вольны распоряжаться своим правом.

Следует отметить, что получение следователем предметов и документов, добытых в результате проведения ОРМ, создает еще одну трудность. «Завладение» объектом в процессе оперативно-розыскной работы неизбежно сопровождается отделением его от окружающей обстановки (подобно тому, как это бывает, например, когда гражданин, найдя нож на месте, где произошло преступное посягательство, относит его к следователю). Между тем связь объекта с окружающей обстановкой сама по себе имеет доказательственную ценность. Процессуальные способы получения вещественных доказательств и документов (осмотр, обыск, выемка) позволяют эту связь зафиксировать. Если от граждан, обнаруживших доказательство, нельзя требовать проявления предусмотрительности и заботы о сохранении и запечатлении этой связи, то осуществляющие оперативно-розыскную деятельность органы дознания, сознавая смысл и значение процессуального порядка обнаружения и приобщения к делу вещественных доказательств и документов, обязаны применять именно этот, более эффективный процессуальный порядок. Но в случаях, когда он оказывается фактически неприменимым, в интересах раскрытия преступления возможно «завладение» объектом посредством проведения ОРМ, естественно, без соблюдения процессуальных правил, с последующим представлением его следователю в соответствии с ч. 3 ст. 11 Закона об ОРД. Такое же положение складывается, когда доказательственный материал (наркотическое вещество, оружие и др.) изъят работником милиции в процессе пресечения преступления, т. е. до возбуждения уголовного дела.

4. Сказанное позволяет определить место представления доказательств в системе доказывания. Собирание (формирование) доказательств в качестве начального элемента процесса доказывания — это, как говорилось ранее, активная целенаправленная деятельность органа расследования, суда, состоящая в извлечении из следов, оставленных событием, фактических данных, относящихся к делу, в преобразовании и закреплении этих данных, т. е. в придании им надлежащей процессуальной формы. Представление же доказательств, замечает В.Д. Арсеньев, есть пассивная форма получения доказательств . Доказательственный материал появляется в поле зрения органа расследования, суда не по их инициативе, а по волеизъявлению участников процесса, им обладающих. Представление участниками процесса предметов и документов, имеющих, по их мнению, отношение к делу, еще не означает появления в деле доказательства: следователь, судья могут признать эти объекты доказательствами, лишь убедившись в их относимости к обстоятельствам дела. В принципе не исключено, что, ознакомившись с представляемым объектом, следователь сразу же определит, что он не имеет отношения к делу, и возвратит его владельцу. См.: Арсеньев В.Д. Вопросы общей теории судебных доказательств. М., 1964. С.

Признать представленный объект доказательством, ввести его в дело, т. е. включить в систему уже собранных доказательств, — это исключительная прерогатива органа расследования, прокурора и суда. Принятие решения о приобщении предмета и документа к делу, в сущности, представляет собой акт, констатирующий появление доказательства.

Поэтому представление доказательств, будучи важным каналом получения доказательственной информации, все же не может отождествляться с собиранием доказательств. Представление участниками процесса, оперативно-розыскными и административными органами предметов и документов создает условия для собирания доказательств, но находится за пределами непосредственных границ этого этапа доказывания, являясь как бы извне направленным к следователю, судье познавательным актом. Способом же пополнения доказательственного материала для следователя (суда) будет принятие представленного объекта.

До сих пор, говоря о представлении доказательств подозреваемым, обвиняемым, защитником, потерпевшим, его представителем и другими участниками, мы имели в виду лишь предметы и документы. Однако высказано мнение, что право представления доказательств охватывает и иную информацию. Так, по мнению Г.М. Миньковского и А.Р. Ратинова, «представлены могут быть и устные сообщения. об обнаруженном месте происшествия, следах и других вещественных объектах» .

Теория доказательств в советском уголовном процессе. М., 1973. С. 376 — 377.

Представляется, что подобные суждения необоснованно расширяют действительный объем представляемых доказательственных материалов.

В этом можно убедиться, подвергнув анализу правовой статус участников процесса. Так, в ст. 42 — 48 УПК РФ неофициальные участники процесса наряду с правом представления доказательств наделены и правом давать показания (объяснения). Очевидно, что право давать показания, будучи весьма важной формой участия в доказывании, не отождествляется законодателем с другой специфической формой — представлением доказательств.

Не сливается представление доказательств и с такими формами участия в доказывании, как заявление этими лицами ходатайств и участие их в следственных действиях.

Каждая из форм участия в доказывании — заявление ходатайств, дача показаний, представление доказательств, участие в следственных действиях — по-своему эффективна, а использование всех форм позволяет участникам процесса активно влиять на ход познавательной деятельности, пополнять доказательственный материал в желаемом направлении. Совершенствование практики доказывания предполагает разработку мер по повышению его эффективности путем дифференцированного изучения и освоения отдельных его форм, не допуская их подмены и отождествления.

Полагаем, что, когда речь идет о представлении доказательств, законодатель имеет в виду не сведения, а лишь материальные объекты, несущие информацию о существенных обстоятельствах дела. Таковыми являются предметы, могущие впоследствии стать вещественными доказательствами, и документы, исходящие от государственных и негосударственных учреждений и организаций, должностных лиц и граждан и удостоверяющие тот или иной существенный факт.

Практика показывает, что доказательственные материалы представляются участниками процесса чаще всего в виде документов. Таковыми являются справки о состоянии здоровья обвиняемого, длительности утраты трудоспособности потерпевшим, характеристики и т.д. Однако имеют место случаи представления органам расследования предметов (например, запрещенных орудий лова, отобранных инспекторами рыбнадзора у браконьеров, портфеля, забытого обвиняемым на месте изнасилования и обнаруженного потерпевшей, пропуска на имя обвиняемого, выхваченного у него из кармана потерпевшей во время борьбы с ним и т.п.).

Определенным своеобразием обладает представление доказательств органами, близкими к органам расследования, но осуществляющими не уголовно-процессуальную, а административно-юрисдикционную деятельность, — милицией, таможенной службой и др. По издавна сложившейся традиции о передаче материала для решения вопроса о возбуждении уголовного дела (ранее — прокурору, а теперь — соответствующему следственному органу) выносится постановление, в котором обосновывается необходимость «перевода» производства в уголовно-процессуальную сферу. Такой же порядок установлен и для передачи органам расследования результатов оперативно- розыскной деятельности. Но и в том и в другом случае в рамках доказывания имеет место представление доказательственных материалов.

5. Право обвиняемого, подозреваемого, потерпевшего и других участников на представление доказательств носит, по нашему мнению, универсальный характер, т. е. может быть реализовано на всех стадиях процесса. К этому выводу приводит анализ правовых форм доказывания и познавательной ситуации, складывающихся на отдельных стадиях процесса.

Как известно, на стадии возбуждения уголовного дела применяются лишь те способы пополнения доказательственного материала, которые свободны от принуждения. Этому условию вполне соответствует представление таких материалов заинтересованными лицами. И хотя на этой стадии процесса нет еще обвиняемого, потерпевшего, защитников, представителей, лица, которые в будущем могут быть таковыми, не должны, на наш взгляд, лишаться возможности защищать свои законные интересы, представляя (при заявлениях, объяснениях, путем личной явки) соответствующие предметы и документы. Такая практика фактически существует, и она должна получить более четкое закрепление в законе. Отчасти эта проблема решена введением в уголовный процесс фигуры заявителя (ст. 141 УПК РФ).

Из смысла п. 4 ст. 228 УПК РФ видно, что в стадии назначения судебного заседания участники процесса могут заявлять ходатайства. Это могут быть ходатайства о приобщении к делу имеющихся у них документов (например, при отклонении аналогичного ходатайства на предварительном следствии).

В то же время сторона может заявить ходатайство об исключении доказательств, и тогда вопрос о назначении судебного заседания выносится на предварительное слушание. Здесь сторона защиты имеет право заявить ходатайство об истребовании дополнительных доказательств (ч. 7 ст. 234 УПК РФ). С учетом того, что в соответствии с УПК РФ для проверки обоснованности этого ходатайства суд вправе допросить свидетелей и «приобщить к уголовному делу документ, указанный в ходатайстве» (ч. 3 ст. 235), представляется, что сторона защиты не может быть лишена права представить суду и другие доказательственные материалы (в частности, обосновывающие необходимость исключения доказательств как недопустимых, а также возвращения дела прокурору (ст. 237), приостановления и прекращения дела (ст. 238 и 239)). Тот факт, что в этой стадии процесса не определяется достоверность доказательств, не исключает возможности их представления и принятия.

Как уже отмечено, закон допускает представление сторонами дополнительных материалов в кассационную инстанцию (ч. 5 и 6 ст. 377 УПК РФ). При этом, как сказано в ч. 6 ст. 377 УПК РФ, дополнительные материалы не могут быть получены путем производства следственных действий, однако сторона должна указать, каким путем они получены. Правомерно представление их и в надзорную инстанцию, на что обращено внимание в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 11 января 2007 г. N 1.

Несмотря на то что дополнительные материалы принципиально менее надежны, чем доказательства, полученные процессуальным путем, они достаточно широко используются в практике вышестоящих судов при решении вопроса о законности и обоснованности приговора суда первой инстанции.

При таком положении представляется целесообразным указать в соответствующих нормах УПК РФ, что доказательства могут быть представлены участниками процесса на любой стадии процесса с соблюдением действующих там правил доказывания.

6. В интересах участников процесса и установления истины существует настоятельная необходимость в унификации процессуальной формы представления доказательств, на что неоднократно указывалось в литературе .

См.: Жогин Н.В., Фаткуллин Ф.Н. Предварительное следствие в советском уголовном процессе. М., 1965. С. 156; Шейфер С.А. Сущность и способы собирания доказательств в советском уголовном процессе. С. 84 — 89; Ларин А.М. Истребование и представление предметов и документов в стадии расследования // Актуальные проблемы совершенствования производства следственных действий. Ташкент, 1982. С. 63; Фуфыгин Б.В. Представление доказательств в советском уголовном процессе // Уголовно-правовые и процессуальные гарантии защиты конституционных прав граждан. Калинин, 1982. С. 28 — 37.

Необходимость эта в первую очередь обусловлена тем, что, несмотря на его важное значение, закон оставляет данный вопрос открытым. Практика же породила множество различных форм, часто не обеспечивающих законные интересы лиц, представляющих доказательственные материалы, а также индивидуализацию последних.

Нет единства мнений и среди ученых. В свое время П. С. Элькинд считала, что факт представления и принятия доказательств следователем надо оформлять протоколом выемки либо осмотра . В современной литературе такой позиции придерживается О. Д. Жук . С этим суждением трудно согласиться, и прежде всего потому, что выемка — это следственное действие, производимое, как и другие следственные действия, по инициативе следователя. Но когда имеет место представление доказательств, они появляются в поле зрения следователя не по его инициативе, а по волеизъявлению лица, обладающего доказательством.

См.: Горский Г.Ф., Кокорев Л.Д., Элькинд П.С. Проблемы доказательств в советском уголовном процессе. Воронеж, 1978. С. 11.

См.: Жук О.Д. Особенности производства следственных действий по уголовным делам об организации преступного сообщества // Законодательство и экономика. М., 2003. N 11.

Несколько вольно трактуют представление доказательств как «добровольную выдачу», понимая под этим приемом выдачу искомого предмета по предложению лица, производящего расследование . Но, как известно, добровольная выдача — это элемент обыска (ст. 182 УПК РФ). Кроме того, в таком представлении, как и в первом случае, фактически исчезает определяющий признак — инициатива лица, представляющего доказательство. А. М. Ларин полагал, что факт представления предмета надлежит оформлять протоколом принятия доказательства . Здесь верно констатируется момент введения в доказательственную базу нового доказательства. Однако при таком оформлении остается в тени тот факт, что принятие доказательства произошло по ходатайству и инициативе лица, передавшего его следователю. Кроме того, далеко не каждое ходатайство о приобщении к делу предмета и документа подлежит удовлетворению и в случае отказа в его удовлетворении предлагаемое название протокола не соответствовало бы его содержанию.

См.: Баев О .Я. Криминалистическая тактика и уголовно-процессуальный закон. Воронеж, 1977. С. 93.

См.: Ларин А.М. Истребование и представление предметов и документов в стадии расследования. С. 63.

По мнению В. Т. Томина, представление предметов — это следственное действие — принятие доставленного . Но представление доказательств — это не следственное действие. Ведь следственное действие — это процесс восприятия и закрепления следователем обнаруженных им следов, чего в рассматриваемой ситуации нет. Кроме того, акцент на принятие доказательства и в этом случае затушевывает факт его представления, т.е. инициативу лица, которое вручает доказательство следователю. На практике часто представление объекта вообще не документируется, и о том, что он был вручен следователю (суду) обвиняемым, потерпевшим, можно узнать, лишь ознакомившись с показаниями этих лиц.

См.: Томин В.Т. Острые углы уголовного судопроизводства. М., 1991. С. 116.

Процессуальная форма представления доказательств участниками процесса должна определяться соответственно характеру представленных материалов (предметы и документы) и учитывать юридическую природу этого действия (в одном случае это защита законного интереса, в другом — выполнение служебной обязанности).

7. Обобщая высказанные соображения, можно назвать следующие черты процедуры представления доказательств. A.

Она должна быть сконструирована так, чтобы отразить инициативу участника процесса, направленную на пополнение комплекса доказательств материалами, соответствующими его законным интересам. Недопустимо оформление этого акта протоколом выемки или осмотра, истребованием предметов и документов следователем или судом по их инициативе. Столь же недопустимо истребование нужного материала следователем с последующим оформлением получения его так называемой добровольной выдачей.

Б. Чтобы избежать подобных явлений, процессуальная форма представления доказательств должна обязательно включать фиксацию ходатайства о приобщении к делу предмета или документа, представляемого следователю (суду) обвиняемым, потерпевшим, иным участником. При этом по аналогии с положениями ч. 1 ст. 271 УПК РФ лицо, представляющее доказательство, должно указать, для установления какого обстоятельства представляется предмет или документ. B.

Процедура представления должна обеспечить отражение индивидуальных признаков представляемого объекта, с тем чтобы избежать возможных впоследствии нареканий о подмене объекта или жалоб на необоснованный отказ в его приобщении к делу.

Наилучшей формой для этого послужит соответствующий требованиям процессуального закона протокол, т. е. акт, фиксирующий место и дату производства процессуального действия, его содержание, время начала и окончания, круг участвующих лиц (ст. 166 УПК РФ). В судебном разбирательстве представление доказательств должно фиксироваться в протоколе судебного заседания.

В протоколе должно быть отражено содержание ходатайства о приобщении объекта, цель представления, содержание документа, результаты осмотра предмета, его индивидуальные признаки. При необходимости со слов лица, представляющего объект, фиксируются и обстоятельства его обнаружения. На предварительном расследовании данный протокол целесообразно именовать «протоколом представления доказательств» .

Это суждение, высказанное автором много лет назад (см.: Шейфер С.А. Собирание доказательств в советском уголовном процессе. С. 123), ныне разделяют многие исследователи.

Г. Процедура представления должна учитывать, что признание представленного объекта доказательством — это прерогатива следователя (суда). Поэтому, приняв решение об относимости либо неотносимости представленного документа к делу, следователь выносит постановление, а суд — определение об удовлетворении ходатайства и принятии предмета или документа либо об отказе в удовлетворении ходатайства и о возврате объекта владельцу. При выявлении признаков вещественного доказательства выносится постановление (определение) о приобщении предмета к делу в качестве вещественного доказательства (ч. 2 ст. 81 УПК РФ).

Существенными гарантиями законности и прав граждан могут, на наш взгляд, стать привлечение понятых к представлению доказательств, а также вручение лицу, представившему предмет или документ, копии протокола представления доказательств.