Как продать свою почку в белгороде

9 вопросов о трансплантации и донорстве органов

Можно ли отдать свою почку супругу, как стать посмертным донором и сколько живёт человек после пересадки органов.

Откуда берут донорские органы?

Донором костного мозга, почек и печени может стать живой человек, донором сердца – только мёртвый. Человек должен быть совершеннолетним и дееспособным.

Пересадка от живых доноров возможна только кровным родственникам, а родство нужно подтвердить документами. Эти органы, как правило, лучше всего приживаются из‑за генетического сходства.

• ФЗ «О трансплантации органов и тканей человека»:

ст. 11: «Возможно только прижизненное донорство органов для генетически кровного родственника с юридически доказанным кровным родством и страдающего терминальной стадией патологии печени или почек».

Как выбирают, у кого из умерших пациентов взять органы?

У человека не должно быть хронических и инфекционных заболеваний, и он должен быть генетически совместим с реципиентом.

Если пересадка не родственная, донором может стать только человек с диагнозом «смерть мозга». При этом некоторые ткани и системы организма могут продолжать жить. Вердикт «смерть мозга» выносит группа врачей. В неё не могут входить трансплантологи и сотрудники донорской службы.

Действующие законы не обязывают медиков сообщать донорской службе о том, что в больницу поступил потенциальный донор. Отсутствие взаимодействия между медслужбами – одна из причин нехватки органов.

ст. 9: «Органы и (или) ткани могут быть изъяты у трупа для трансплантации, если имеются бесспорные доказательства факта смерти, зафиксированного консилиумом врачей-специалистов. Заключение о смерти даётся на основе констатации необратимой гибели всего головного мозга (смерть мозга), установленной в соответствии с процедурой, утверждённой Министерством здравоохранения Российской Федерации. В диагностике смерти в случае предполагаемого использования в качестве донора умершего запрещается участие трансплантологов и членов бригад, обеспечивающих работу донорской службы и оплачиваемых ею».

Что делать, если я хочу, чтобы мои органы использовали после смерти?

В России действует презумпция согласия: если у медучреждения нет информации о том, что человек против изъятия у него органов, то врач может провести эту операцию. По сути врач может узнать об этом, только если эту информацию сообщат родственники, при этом спрашивать их согласие не обязательно. Вы можете просто сообщить близким, что готовы быть посмертным донором.

Проект «Трансплантация? Я – за!» предлагает носить при себе информационную карточку донора, таким образом донося до окружающих идею о том, что посмертное донорство – это большое благо.

ст. 8: «Изъятие органов и (или) тканей у трупа не допускается, если учреждение здравоохранения на момент изъятия поставлено в известность о том, что при жизни данное лицо либо его близкие родственники или законный представитель заявили о своём несогласии на изъятие его органов и (или) тканей после смерти для трансплантации реципиенту».

А если я не хочу быть донором, можно ли оформить это юридически?

Проблема в том, что в России нет официальной процедуры отказа или согласия. Даже если эту информацию удастся зафиксировать в ваших медицинских документах, едва ли об этом узнает врач реанимации.

В 2014 году Минздрав разработал проект нового закона, который будет регулировать этот вопрос. Документ предлагает создать Федеральный регистр доноров органов, регистр волеизъявлений граждан, ставить отметку в водительском удостоверении и другие нововведения. Пока законопроект находится на рассмотрении и постоянно дорабатывается.

• ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан»:

ст. 47: «Совершеннолетний дееспособный гражданин может в устной форме в присутствии свидетелей или в письменной форме, заверенной руководителем медицинской организации либо нотариально, выразить своё волеизъявление о согласии или о несогласии на изъятие органов и тканей из своего тела после смерти; в случае отсутствия такого волеизъявления право заявить о своём несогласии (…) имеют супруг, (…) один из близких родственников (…); информация (…) вносится в медицинскую документацию гражданина».

Могут ли дети быть донорами для других детей?

Живые дети до 18 лет могут быть только донорами костного мозга. Для этого требуется согласие родителей.

Умерший ребёнок может быть донором органов, для этого также требуется обязательное согласие, здесь не действует презумпция. Получить согласие – задача медучреждения, если связаться с родителями невозможно, изъятие не проводят.

Опекуны и попечители не имеют права давать согласие, и это защищает детей-сирот от таких операций.

• ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан».

Ст. 47: «В случае смерти несовершеннолетнего или лица, признанного в установленном порядке недееспособным, изъятие органов и тканей из тела умершего для трансплантации (пересадки) допускается на основании испрошенного согласия одного из родителей».

Если погибший не опознан, можно ли использовать его органы?

Действующие законы не запрещают использовать органы неопознанного человека для трансплантации.

Как определяют, кому достанется донорский орган?

Чем больше показаний, что человеку нужна операция, тем выше он находится в очереди. При ухудшении состояния пациент передвигается в листе ожидания вперёд.

А если человек готов заплатить, чтобы получить орган быстрее, как это сделать законно?

В России это нельзя сделать законно. Одна из основ действующей системы: за донорство нельзя платить, все операции делаются за счёт бюджетных средств. Впрочем, в странах с другим законодательством эти операции делают платно. Туда же едут люди, которые добровольно решают продать свои органы.

Как живёт человек после пересадки органов?

Чем моложе реципиент и донор, тем лучше приживается орган. Имеет значение состояние донора: к примеру, трупная почка работает до 10 лет, а родственная – до 25.

Примерно половина пациентов после пересадки сердца может прожить 10 лет и больше. Рубеж в 5 лет проходят свыше 80 % пациентов после трансплантации печени. Почки – около 70 %. Люди вынуждены принимать различные препараты, в том числе подавляющие иммунитет, чтобы организм не отторгал орган. В лучшем случае человек возвращается к своей обычной активности, занимается спортом, работает, женщины могут рожать детей.

Сколько стоят почки человека в рублях?


Здоровье бесценно и разговаривая на эту тему можно даже не ждать контраргументов. Вопросы — «сколько стоит почка» или «сколько стоят почки человека в рублях» в Интернет появляются довольно редко и, что весьма интересно — в основном на медицинских форумах. Некоторые сайты даже предлагали информационные статьи с указанием стоимости органов человека, которые могут понадобиться при трансплантации.

Следует отметить, что по состоянию на 2018 год (и надо думать, что в ближайшие лет 10 ничего кардинально не изменится), официально продать свои внутренние органы, в том числе и почки, не получится. Не получится это сделать не только в России, но и во всех развитых странах, за исключением Ирана. Там продажа разрешена на государственном уровне при тотальном контроле со стороны представителей медицинских ведомств. Однако если есть спрос — должно быть и предложение. И предложение в этом случае будет диктовать свои условия.

Сколько стоили бы почки человека в рублях, разреши правительство России продавать внутренние органы законно? На данный момент — цена была бы в промежутке от 1.5 миллионов рублей до 15 миллионов. Это — переведенная в рубли стоимость почки человека, которая требуется на черном рынке за границей. Если вы сейчас задумали продажу одной почки с целью решения жилищного вопроса или улучшения своего материального благосостояния — это в корне неправильные мысли. Скорее всего у вас ничего не получится и история может закончиться весьма и весьма плачевно. Почему? Потому что там, где крутятся большие деньги и без должного контроля со стороны Государства осуществляются незаконные сделки, к которым привлекаются специалисты-самоучки (вряд ли операцию будет проводить квалифицированный специалист с мировым именем). Расстаться с жизнью на операционном столе — довольно распространенный итог для незадачливых любителей быстрой наживы.

Сколько стоят почки человека в рублях в Иране?

Как уже было сказано выше — Иран является единственной на сегодняшний день страной, в которой вы сможете вполне официально осуществить покупку внутренних органов не по завещательной программе, а по программе договорной трансплантации на финансовой основе. Дело в том, что жить с одной почкой можно, пусть и ограничивая себя в излишествах, которые вы могли себе позволить, будь у вас нормальное количество почек.

стоимость почки человека: от 25 000 долларов (в рублях по нынешнему курсу — около 1 425 000 рублей),
стоимость операции по трансплантации с послеоперационным наблюдением: от 20 000 долларов (в рублях по нынешнему курсу — около 1 140 000 рублей).
В сумме стоимость человеческой почки с пересадкой обойдется нуждающемуся в ней пациенту будет составлять от 3 миллионов рублей.

Что разрешено в России

В нашей стране вы можете стать донором только при исполнении следующих условий:

— орган, предполагаемый для трансплантации полностью совместим с организмом реципиента (на исследования уходит несколько дней);
— донор является родственником реципиента;
— в случае смерти обнаруживается разрешение на донорство,
— самое главное условие — от донора должно быть получено официальное согласие. В случае смерти родственники умершего могут оспорить его решение и наложить запрет.

Стоимость человеческой почки на черном рынке

Самоучки-трансплантологи, которые предлагают провести операцию по пересадке без надзора страховых компаний на ваш страх и риск могут предлагать на черном рынка за 1 человеческую почку от 15 000 до 120 000 долларов США. Стоимость в рублях можете узнать, переведя эту сумму по действующему курсу. В некоторых случаях дополнительно оплачивается поездка в Иран и проживание в гостинице с послеоперационным наблюдением в случае проведения операции.

Гарантий на удачное проведение экстирпации вам, разумеется, никто не даст, а ваша жизнь будет контролироваться исключительно специалистами узкого профиля. Бывали случаи прямого предложения продать почку жителям России, при этом анонимы были в курсе таких сугубо личных данных своих предполагаемых «клиентов», как:

— группа крови,
— возраст,
— состояние здоровья,

Это наводит на мысль, что они имеют доступ к медицинским и амбулаторным данным своих потенциальных продавцов, получая их напрямую из медицинских учреждений, в которых те проходили лечение или наблюдались. Однако важно помнить, что индивидуальные особенности организма каждого человека все равно дают множество осложнений при пересадке и она может закончиться по незапланированному сценарию.

«Продам почку»: доведенные до отчаяния россияне сдают себя на органы

Мы исследовали причины, по которым здоровые люди готовы лечь под нож и нарушить закон

28.03.2016 в 17:48, просмотров: 237943

Если забить в интернет-поисковике «хочу продать. », то первым делом автоматически выскакивает «почку». Интернет-роботы выдают самый популярный запрос.

Огромное количество людей сегодня не видит другого решения финансовых проблем, кроме продажи собственных органов. Такое чувство, что они буквально стоят в очереди на продажу и рекламируют себя, как мясники на рынке: «Не пью, не курю, здоров, как бык. Почка хорошая, берите недорого».

Мы пообщались с потенциальными донорами и выяснил, что толкает людей на такой отчаянный шаг.

Справка «МК»: Российское законодательство строго запрещает торговлю органами. Согласно нашим законам, донором может стать только ближайший кровный родственник (даже муж/жена не могут) на безвозмездной основе либо погибший (так называемые трупные органы). Однако, похоже, об этом никто не знает. Запрос в Интернете выдает миллионы ссылок: от советов и предостережений до специальных сайтов типа «банк данных доноров РФ».

«Здоров как бык, не пью, не курю»

«Здоров полностью, кандидат в мастера спорта, за всю жизнь даже гриппом не болел. Все вопросы и предложения пишите на почту. »

«По причине сложных жизненных обстоятельств готов стать донором почки, мне 29 лет, вредных привычек не имею. Стоимость 3 500 000 рублей или квартира в Красноярске +1 000 000 рублей. Звоните по тел. ХХХ после 15:00».

«Стану донором почки! Срочно нужны деньги! Новосибирск! Здоровый, сам тяжелым ничем никогда не болел! Почки ни разу не отбивали! Организм крепкий и почка хорошая!»

«Молодой, непьющий и здоровый 20 летний парень осознанно продаст почку нуждающемуся».

«Здорова, не курю, не пью, медкомиссия каждый год по работе. »

Подобных объявлений тысячи. Продажа органов идет открыто, прямо со ссылками на странички в социальных сетях.

Набираю первый попавшийся номер. Представляюсь родственником реципиента, которому срочно нужна почка. На том конце провода — некий Александр из Красноярска.

— Да, продаю! А сколько дадите? Я на любые деньги готов.

Выясняется, что мужчине 35 лет и он около года назад освободился из тюрьмы, куда попал за драку.

— Сидел три года. До этого жил нормально, даже хорошо. Работал водителем. И грузы возил, и так, на маршрутке калымил. Мы с женой (теперь уже бывшей) даже дом построили сами. Я ей все оставил после развода. А теперь вот я вернулся из мест не столь отдаленных, и на работу никуда не берут. Вообще никуда. В охрану нельзя — туда с судимостями дорога заказана. Грузоперевозок сейчас тоже нет никаких. Я и продавцом, и носильщиком, и куда только уже ни пытался — нету работы, и все! Зимой кое-как пристроился в Ханты-Мансийск через знакомых. Месяц отработал, потом сократили, денег не выплатили, из общаги выгнали. Я автостопом до Красноярска добирался. Потом звонил-звонил этим работодателям, кое-как с них вытребовал 4900 рублей. И все!

— А на биржу труда не пробовали?

— Пробовал. Пришел, они меня записали и потом говорят: давай денег, если хочешь на работу попасть. Я им говорю: какие деньги?! Да я пешком из дома сюда шел, потому что даже на билет на автобус у меня нет.

— Неужели все так плохо?

— Девушка, вот не поверите — настолько, что даже поесть нечего. Холодильник пустой! У нас в семье три мужика — я, отец и брат младший. И все мы втроем без работы сидим. Ну ладно еще я, отсидевший. Отца моего около года назад сократили из автобусного парка, где он почти 30 лет отпахал. Брат тоже несколько месяцев не может устроиться, он ходил даже в рекрутинговое агентство, заплатил 6000 рублей, за это ему дали базу потенциальных работодателей на пяти листах. Мы всех обзвонили, но номера или недоступны, или не существуют, или никто не требуется. Обманули, короче. Да у нас полгорода без работы. Мы живем на деньги, которые мать зарабатывает санитаркой в доме престарелых. Я не могу так жить, я привык работать, кормить семью, помогать близким. А тут сам нахлебник. Что мне, воровать, что ли? Но я не хочу так! Вот и решил продать почку, не для себя, для родных. Да я всего себя готов продать на органы, если честно. Брат отговаривает меня, говорит, не паникуй, что-нибудь придумаем. Ну т ак что, нужна вам моя почка? Только денег на анализы у меня нет, если можете, оплатите сами.

Я призналась Александру, что из газеты.

— Жалко. Ну тогда хотя бы напишите, что я очень-очень ищу работу. Любую! Я все умею, а если не умею, то учусь просто на лету.

«Пусть 20 лет, но поживу, как человек»

Деньги, деньги, деньги… Все повторяли мне в трубку одно и то же. «Заели кредиты», «банки подают на меня в суд», «прогорел бизнес», «надоело существовать, а так хоть на море съезжу».

От некоторых историй становилось особенно не по себе.

— У нас ребенок умирает от страшной болезни, — рыдает в трубку Самир из Набережных Челнов. — Обезболивающие одни только обходятся минимум в 500 рублей в день. Те, что дают по рецепту, нам не подходят. Мы с женой решили по почке продать. Хоть как-то облегчить страдания нашей девочке. Ей всего три годика, но в больнице не помогают, только отмахиваются и выписывают домой умирать.

Я посоветовала обратиться в благотворительную организацию, родственников попросить.

— Да родственники уже от нас шарахаются, мы же по всем уже прошлись с протянутой рукой. Мне и на работе дали в долг 100 тысяч. Все как в прорву ушло, я даже не понял куда. А в фонды звонил я, в несколько. Там столько бумаг, всем отвези, принеси, покажи. А я работаю, жена с ребенком больным не может мотаться по офисам. Да у меня элементарно часто денег на сотовом нет, чтобы куда-нибудь звонить. Так вам нужна почка или нет?

Я повесила трубку. И перевела мужчине на счет телефона небольшую сумму. Объяснять отчаявшемуся человеку, что я из газеты и собираю информацию, просто не смогла.

Справедливости ради стоит заметить, что наравне с отчаявшимися мне попадались и те, кто идет на такой шаг без крайней нужды. И это тоже страшно.

— Я уже полгода занимаюсь продажей почки, — говорит мне 41 летний житель Саратова Михаил. Тон у него такой, как будто речь идет о продаже велосипеда. — Да, я знаю обо всех побочных последствиях. Я прошел обследование в клинике, моя вторая почка здорова, врачи сказали, что я спокойно проживу с ней как минимум лет двадцать. А мне больше и не надо, да и не живут у нас больше. Вы почитайте, какая средняя продолжительность жизни у мужчин — как раз 65. Зато оставшееся время буду жить как человек. Мне сына надо вот сейчас учить, институты недешевое удовольствие. Цены растут, зарплаты падают. Я никогда за границей не был, на море толком не отдыхал. А так хочется.

— У вас в объявлении значится сумма в 27 миллионов рублей. Вы столько хотите?

— Ой, вы на старое мое объявление наткнулись. Это я раньше столько хотел, когда не знал цен. Я согласен на 10 миллионов. Анализы все у меня свежие на руках. Пришлите свой e-mail, я их вам отправлю.

— А другие покупатели с вами уже связывались?

— Да, я осенью чуть в Германию не улетел. Но на границе выяснилось, что мне выезд закрыт из-за долгов по налогам. Я до этого никогда не был в других странах и даже не знал, что у нас все так строго. Так что покупатель сорвался.

Как я поняла, 10 000 000 — это очень дорого. Вообще разброс цен самый разный. Кто-то просит миллион, кто-то три. Некоторые оценивают свои органы в долларах.

На мой скромный запрос о поиске донора посыпался буквально шквал писем.

«Отдам свою почку в нуждающийся организм, с вас оплата ВСЕХ расходов и моральная компенсация в размере 3 200 000 (три миллиона двести тысяч рублей). Оплата непосредственно перед операцией. Пересадка только в хорошей клинике. Поступок обдуманный и окончательный. У меня ребенок и еще один на подходе, кредит и задолженность по квартире, я не хочу, чтоб мои дети в чем-то нуждались, но с зарплатой 28 тыщ я просто всё это не потяну. О себе — 23 года, рост 192, вес 95, курил два года. »

«Отгоняем желающих продать свою почку чуть ли не ежедневно»

Мошенников вокруг этой темы крутится тоже огромное количество. Способ обмана самый элементарный: «Я посредник, отправлю вас на операцию за границу, потому что в России вы за свою почку много не получите. За свои услуги беру предоплату». Или «помогу с оформлением загранпаспорта для выезда за границу для поиска клиента на вашу почку. Предоплата столько-то». Высылая свои кровные, люди смутно себе представляют, как именно проходит подбор донора и вообще вся эта процедура. Они думают: группа крови совпала, УЗИ прошел — и все. Мало того, большинство даже не догадываются, что торговля органами у нас в России карается уголовным преследованием. Поэтому все, с кем они ведут переписку в Интернете, — мошенники.

Руководитель отделения пересадки почки Российского научного центра хирургии им. Б.В.Петровского РАМН Михаил Михайлович Каабак признался «МК», что чуть ли не каждый день от дверей больницы приходится отгонять таких горе-продавцов.

— К сожалению, и звонят с такими предложениями регулярно, и даже сюда приходят. Чуть ли не ежедневно сотрудники охраны выгоняют таких посетителей. Мы терпеливо объясняем, что это запрещено, особо настойчивым угрожаем полицией, разъясняем, что торговля органами — противозаконное действие. Донорами в нашей стране могут стать только ближайшие родственники либо погибшие (так называемые трупные органы). Бывают случаи, когда люди не могут доказать родство друг с другом (двоюродные, троюродные и т. д.), тогда мы советуем обратиться в суд по месту жительства. Только после того как служители Фемиды установят факт родства, мы можем возвращаться к вопросу о донорстве.

— А у кого нет донора, что им делать?

— Ждать своей очереди на органы. Да, очередь эта двигается не быстро, и во многом из-за несовершенства законов и работы служб органного донорства. Люди ждут своего органа по 2–3 года. Недавний пример — мальчик поступил к нам в годовалом возрасте, а получил почку только в 3, то есть только через 2 года. Однако хочу подчеркнуть, что пересадка почки — это высокотехнологичная операция, которая проводится у нас в РФ всем нуждающимся бесплатно.

— Насколько сложна операция по изъятию и пересадке почки? Что может грозить донору, оставшемуся с одной почкой?

— Предварительно необходимо провести ряд тщательнейших обследований. Как на совместимость, так и на предмет исключения каких-либо осложнений у донора. Только если консилиум врачей-специалистов будет уверен, что донор после изъятия у него органа будет жить полноценной жизнью и сам не окажется в ситуации, что ему потребуется гемодиализ или почка, можно приступать к операции. Мы в своем отделении с 2002 года ведем тщательную статистику всех случаев с донорскими органами. И донор, и реципиент наблюдаются впоследствии у нас в центре.

«Мне 39 лет я продала свою почку 2 года назад»

А как в других странах? В Германии, например, донором может стать не только родственник, но и знакомый — в случае, если удастся убедить врачей, что делает это добровольно и бесплатно. Порядка 30% всех трансплантаций в этой стране происходит от живых доноров. «Друзья» нередко бывают и из России.

Официально торговля органами разрешена в Индии, Пакистане, Таиланде, Иране и Ираке. Там продажа почки составляет 75% от всех сделок, связанных с трансплантацией органов. В этих странах множество медцентров, выступающих посредниками между донорами и реципиентами. Существуют целые «фабрики» доноров, где люди живут в ожидании своего «клиента». Средняя сумма, которую получает жертвователь за свою почку — от 1000 до 2000 долларов.

А в Китае — стране, где официально разрешена смертная казнь, — органы могут изымать даже принудительно!

— Страшно даже про это говорить, но торговля органами от живых доноров в Китае поставлена на поток, — говорит эксперт по Китаю Ульяна Ким. — Причем купить можно не только почки, но и сердце, печень (целиком, а не частично), легкое, роговицу, поджелудочную железу. Да все что угодно. Тысячи людей едут в Китай в трансплантологические центры. Известный факт, что в течение максимум месяца пребывания там вы получите любой орган от живого человека. Это означает, что для кого-то запланируют смертную казнь. Официальные власти объясняют, что все эти органы берутся от преступников, приговоренных к смерти. Но в Китае, как известно, казни подвергаются не более 2 тыс. человек в год, в то время как число операций по пересадке органов исчисляется десятками тысяч. Например, Всемирная организация по расследованию преследований Фалуньгунь (запрещенная в Китае школа, признанная экстремистской. — «МК») заявила, что тысячи живых последователей этого учения пошли на органы во время заключения в тюрьмах, трудовых лагерях и центрах «преобразования».

А что же у нас в России? Несмотря на то что все медики открещиваются от черного рынка торговли органами, он все-таки есть. Москвичка Людмила Лазарева — единственная из немногих, кто согласился рассказать о том, как она продала свою почку.

— Мне 39 лет, я продала свою почку 2 года назад, — начинает свой рассказ женщина. — Помните, буквально в одночасье доллар вырос до 90 рублей. А у меня валютная ипотека и семья. Платеж за квартиру взлетел до 200 000 рублей в месяц. Я просрочила буквально пару месяцев, и из банка тут же стали названивать: отдайте деньги, или мы обращаемся в суд. Вот я и решилась на такой отчаянный шаг.

Сто раз уже Людмила пожалела о том дне, когда взяла валютную ипотеку.

— Так я стала владелицей 26-метровой «хрущевки» в отдаленном районе Москвы. По тем временам квартира моя стоила 180 тысяч долларов. Прошло 11 лет, как я плачу ипотеку, и я по-прежнему должна банку 140 000 долларов (около 15 миллионов по нынешнему курсу). В случае неуплаты мной долга квартира эта пойдет с молотка максимум за 3 000 000 рублей, оставшиеся 12 000 000 так и останутся за мной.

О своем кредите Людмила может говорить вечно. О почке — неохотно.

— Нашла я покупателя через знакомых врачей — иначе никак. Изначально я хотела получить хотя бы миллион. Но надо мной медики откровенно посмеялись: говорят, слишком много хочешь. Якобы желающих продать навалом, так что не нравится — иди домой. В итоге я получила на руки около 150 000 рублей. Вот и все.

Кому пошел ее орган, Людмила не знает.

— Около 2 недель искали реципиента на мою почку. После операции я лежала в обычной палате с обычным каким-то «нарисованным» диагнозом. Через неделю уже пошла домой. Состояние здоровья у меня такое же, как и было. Только вот волосы перестали расти, и зубов много потеряла. Но неизвестно, это из-за отсутствия почки или из-за нервов. Доллар так и держится на высоких отметках, банк реструктурировал мне долг, теперь я плачу по 1000 долларов, но кредит растянулся еще на 35 лет. И у меня опять образовались задержки по платежам.

Теперь продавать Людмиле нечего. И она помимо основной работы (переводчик) пытается организовать продажу подержанных вещей. Их она собрала со знакомыми в «сытые» годы.

— Там много неношеных брендовых вещей. Друзей много уехало на ПМЖ за границу, они мне все поотдавали. Вот только где продавать — не знаю. Помещения в аренду дорогие. Может, кто даст мне на месяц буквально какой-нибудь закуток у метро. Метра 3, не больше. Мне кровь из носа надо отдать банку долг в 200 000 рублей. Как еще их заработать — не знаю. Помогите, люди добрые.

Только на условии, что мы опубликуем эту ее просьбу, Людмила согласилась рассказать нам о продаже почки. «А мне больше деваться просто некуда!».

Многие незадачливые продавцы мотивируют свой поступок так: «Живем, но это более на существование смахивает, а так хоть, может, что-то появится». Но отчаянная попытка заработать на собственном здоровье обернется проблемой либо с законом, либо со здоровьем. Физиологами отмечено, что с одной удаленной почкой люди живут около 20 лет.

О трансплантации органов снова активно заговорили в последние недели. Связано это с решением Конституционного суда по делу Алины Саблиной (19-летнюю девушку сбила машина, и через 5 дней она скончалась в больнице. После вскрытия родители с ужасом узнали, что у Алины изъяли сердце, почки, часть аорты и другие органы. Мать погибшей обратилась в суд и в итоге дошла до конституционного. Однако все ее требования о взыскании с больницы компенсации признали незаконными, опираясь как раз на эту самую презумпцию согласия. — «МК»). Тут же заговорили о несовершенстве системы, о том, что трансплантация органов до сих пор у нас регламентируется законами 90-х годов, что очереди на органы практически не двигаются, что все это в совокупности и рождает черный рынок.

Обширная дискуссия вызвала новую волну интереса в Интернете. Кто-то наживется на отчаявшихся людях, кто-то уедет с двумя почками за границу, а приедет с одной. А письма от продавцов собственного организма все сыплются и сыплются мне на почту.

Как я продавала свою почку

Журналистка «КП» решилась на личном опыте удостовериться, сложно ли это сделать

Татьяна КОСТЕНКО («КП» — Харьков»), Наталья МАЛКИНА, [email protected] 10 апреля 2007

Реальность сложнее гербовой бумаги

Как утверждают эксперты, в прошлом году нелегальный рынок коммерческих доноров резко активизировался и в Украине.

Напомним, в 1999 году после принятия Закона «О трансплантации органов и других анатомических материалов человека» наших врачей обязали заручаться при пересадке согласием родственников донора, из-за чего образовался огромный дефицит «материала».

— Закон есть закон, но человеческий фактор работает всегда, — заверил нас Валерий, сотрудник Службы безопасности Украины, который в силу специфики профессии попросил не называть его фамилию. — Согласно отечественному законодательству использовать органы для пересадки можно лишь в особых случаях. Прежде всего когда донор, будучи живым и в ясном уме (о чем непременно требуется справка врача), по собственному желанию отдает один из парных органов близкому родственнику. Возможен вариант, когда у мертвого изымают органы, если имеется прижизненная расписка его или родственников. Без разрешения изъять орган нельзя. Однако все это написанный на бумаге кодекс. А родственники тяжелобольного готовы пойти на все, и никакой криминальной ответственностью не запугаешь, например, мать, которая спасает своего ребенка.

По оценкам Координационного центра трансплантологии Минздрава Украины, в пересадке почек сегодня нуждаются около тысячи пациентов. Провести такие операции можно далеко не везде. Центры трансплантации находятся только в Киеве, Запорожье, Донецке и Одессе.

Неоправданный риск

Гораздо хуже ситуация с международными сделками. Зная, что на черном рынке за один орган можно выручить до $60 тыс., некоторые наши соотечественники, находясь за рубежом, соглашаются добровольно на подпольную трансплантацию. При этом продавец рискует очень сильно. Как правило, подобные сделки осуществляются посредниками, имеющими огромные проценты. Они скрывают свои имена и не дают никаких гарантий. Иными словами, человек может остаться и без органов, и без денег. А путь в полицию жертвам обмана заказан, ведь за подобные деяния легко самому угодить за решетку.

— На сегодня существует масса способов махинаций, — продолжает сотрудник СБУ. — Вполне очевидно, что люди отдают органы не от хорошей жизни. А желающих заработать на чужом горе уйма. В конце прошлого года мне довелось общаться с 28-летней жительницей Киевской области. У нее мать-инвалид, прикованная к постели, за которой требуется постоянный уход и дорогостоящее лечение, а других родственников нет. Работы в поселке тоже немного, да и оплачивается физический труд, сами знаете, как. Вот и подсказал кто-то девчонке вариант «выхода» из финансовой ямы. Отправилась она в Москву продавать почку, причем клиента нашла в Интернете. Разумеется, ни его настоящего имени, ни места жительства девушка не знала. Приехала в Москву, подписала фиктивные документы. Ее неделю протаскали по клиникам, обследовали по полной программе. Аванс заплатили мизерный: 10 процентов от суммы, остальное же — около 20 000 у.е. — пообещали после операции.

Когда девушка очнулась, ни покупателя, ни врачей рядом не было. Телефон клиента, который, разумеется, оказался посредником, не отвечал. С горем пополам пострадавшая добралась на родину и тут же попала в местную больницу со множеством проблем. Ситуация усугубляется тем, что теперь у девчонки нелады с законом. Ведется расследование. По-человечески ее жаль, но, если нарушение закона имело место, мы обязаны с этим работать. А вот мошенники, увы, скорее всего так и останутся безнаказанными.

«А вы, кстати, сколько дадите?»

Под гнетущим впечатлением от таких рассказов мы решили проверить, на самом ли деле так просто найти покупателя «живого товара»? Мы начали свои поиски в Интернете. Не особо рассчитывая обнаружить нужную информацию, ввели в поисковике слова «продам почку» и ужаснулись. Оказывается, Сеть кишит предложениями как от продавцов, так и от покупателей! Большинство сайтов — с русскими адресами. Их мониторинг дал такой результат: основная масса потенциальных доноров, предлагающих свои почки, живут в Украине. Цены колеблются от $20 до $35 тысяч.

Естественно, расставаться со своими органами мы не собирались, но позвонить потенциальному покупателю все же решились.

Андрей (так звали желавшего приобрести почку) задал множество вопросов: о переносимости, анализах на совместимость, тканевом копировании и т.д. Ответить и на половину из них мы не смогли.

— Это серьезное предложение. И если у вас нет информации, не занимайте моего времени, — рассердился мужчина и бросил трубку.

Тогда мы отправили свое предложение по электронной почте. В письме требовалось указать только возраст, группу крови и отсутствие вредных привычек. Первый ответ пришел в течение часа: «Сами понимаете, мне почка не нужна, я действую по поручению. Но, думаю, возникнет проблема: надо сделать документы о родстве. Платите вы. Плюс виза. Вопрос срочный и предложение реальное. Донору я готов дать предоплату, но после анализов на совместимость. Остальная сумма будет перечислена на любой из предложенных счетов. Можно на руки. Сумма 30 000 баксов, предоплата 20 процентов, остальное — перед операцией. Оставьте свой телефон, и я свяжусь с вами».

Неужели все действительно настолько элементарно? После этого мы начали обзванивать продавцов.

— Извините! Продано, — ответил нам киевлянин Максим. У парнишки был совсем еще детский голос. Ради интереса мы снова заглянули на сайт с объявлениями. Вот это да! И двух недель не прошло с момента его предложения.

Дина, тоже украинка, чей телефон мы нашли на том же сайте, сказала, что готова встретиться и все обсудить.

— Но только в метро или на многолюдной улице. Если замечу рядом ментов, разворачиваюсь и ухожу.

— А со здоровьем у вас все в порядке? — поинтересовались мы. — Вашему объявлению уже больше месяца: почему никто не отреагировал?

Оказывается, Дина уже успела побывать в России.

— Со мной три недели назад связался человек, — разъяснила она, — который обещал мне подобрать нуждающегося в почке больного. Я приехала и сдала анализы в платной клинике. Все оплатил посредник. После чего познакомил меня с человеком, нуждавшимся в почке. Это был мужчина средних лет. Но мы не совпали в тесте на типирование, поэтому ничего не получилось. А вы, кстати, сколько дадите.

Доноры сильно рискуют

За комментариями мы снова обратились к знакомому эсбэушнику.

— Ища покупателей через Интернет, доноры сильно рискуют, — говорит сотрудник спецслужбы. — Даже если им выплатят всю сумму, абсолютно не ясно, насколько качественно проведут операцию и будут ли соблюдаться все требования безопасности и санитарии. Кроме того, соглашаясь продать свой орган постороннему человеку, донор автоматически попадает под статью. И то, что жертва не пойдет подавать в милицию сама на себя, дает мошенникам чувство безнаказанности.

— Неужели никак нельзя выследить подонков, которые обманывают несчастных?

— А как вы их выследите? Они не называют своих имен. Общаются с продавцами в кафе либо на улице. Никаких соглашений не подписывают.

— Но ведь оставляют свои телефоны…

— Ну и что? Вы покупаете карточку возле ближайшего метро, не указывая ни имени, ни паспортных данных, и вместе с номером получаете возможность быть на связи совершенно анонимно. А после того как операция состоялась, достаточно просто поменять номер.

Когда же об условиях сделки люди договариваются при переписке в Сети, выследить их практически нереально. Тут нужны серьезные технологии, которые применяют лишь при наличии соответствующих санкций. А получить их возможно, только имея на руках неоспоримые доказательства преступления. Которых, как вы понимаете, нет.

А КАК У НИХ?

Британия. Чтобы стать донором, житель страны может зарегистрироваться в Реестре доноров органов национальной службы здравоохранения, получив удостоверение с фотографией. Прежде чем изъять у добровольца органы, спрашивают разрешения у его родственников.

Австралия. Там самый низкий процент жертвования органов в цивилизованном мире. Чтобы увеличить процент операций, правительство разослало в 2005 году имеющий юридическую силу бланк согласия.

Испания. Семьям потенциальных доноров разрешается аннулировать свое согласие.

Австрия. Мнение родственников потенциальных доноров не учитывается. Это пример жесткой системы.

США. Родственников потенциальных доноров непременно должны спрашивать о возможности пожертвования органа. Закон запрещает отключать вентиляцию легких у пациента, чья смерть зафиксирована, не спросив о возможности жертвования.

Иран. Продажа почек в Иране законна и находится под контролем правительства.

Китай. Китай нередко обвиняют в том, что он злоупотребляет вердиктами о смертной казни, забирая органы казненных.

КСТАТИ

Согласно статистическим данным, предоставленным Верховным судом, в 2006 году в нашей стране было рассмотрено 155 уголовных дел по торговле людьми и человеческими органами, жертвами которых стал 251 человек. Почти половина этих дел (75) завершилась вынесением приговоров.

НА ЗАМЕТКУ

В Украине легальными донорами могут быть только родственники или супруги больных, нуждающихся в пересадке. За торговлю органами согласно Уголовному кодексу Украины предусмотрено наказание в виде лишения свободы до пяти лет.

БЫЛО ДЕЛО

У живого вырезали сердце?

Недавно в милицию поступило заявление жены погибшего в Испании украинца о том, что ее супруг стал жертвой торговцев органами. Доподлинно не известно, что случилось в селении Ла Кабрелла, где работал мужчина, и целиком принимать на веру слова убитой горем вдовы все-таки не стоит. Но факты, изложенные женщиной, настораживают.

Когда в Украину прислали гроб и сопровождающие документы, в них были указаны две даты и неподтверждаемая внешним осмотром причина смерти. Испанские медэксперты только указали, что она наступила вследствие остановки сердца. Между тем они поначалу категорически отказывались отдавать тело и настаивали на незамедлительной кремации. Когда же труп привезли на родину покойного и осуществили повторное вскрытие, то украинские специалисты не нашли у него… сердце и обе почки!

Последующий вывод медиков стал еще более шокирующим: при изъятии органов гастарбайтер был жив!

«Никаких других повреждений внутренних органов, которые могли бы привести к смерти, выявлено не было», сказано в заключении нашей судмедэкспертизы.

Прокомментировать ситуацию мы попросили хирурга Александра Скибу.

— Даже если причина смерти доподлинно известна, судебно-медицинские эксперты обязаны исследовать органы покойного, — пояснил он. — Как известно, клетки мозга полностью отмирают через полчаса после остановки сердца. Но последнее можно заставить работать и через час. Единственным «неподходящим» органом для трансплантации останется мозг. Остальные же будут вполне работоспособны.

А вот коллега Скибы, кардиолог Ольга Арутюнян, считает, что изъять сердце у мужчины для трансплантации вряд ли могли.

— Представьте себе условия, в которых жил и работал львовянин, — предъявляет свои аргументы специалист. — Они далеки от эталона санитарных и экологических норм. Плюс тяжелая физическая работа. Да и немолод он уже был, а в 49 мало кому удается сохранить здоровое сердце. Даже если мужчина обладал исключительно крепким здоровьем, в чем я очень сомневаюсь, ни один специалист не пошел бы на подобную операцию.

Что касается почек, то тут ситуация неоднозначная: пересадить их где-то в подвале, так, чтобы об этом никто не знал, невозможно. В помещении должны быть стерильные условия, требуется особый раствор — кустодиол, стоящий огромных денег. Кроме того, на пересадку отведено максимум сутки, ведь замораживать живые органы нельзя.

С другой стороны, на почки сейчас огромный спрос во всем мире. И возрастных ограничений на материал для операций нет, лишь бы органы работали.

. А В ЭТО ВРЕМЯ

В Украине впервые осудили за трансплантацию тканей

Медик отделался штрафом и хочет поскорее забыть о случившемся

Прошлым летом сотрудники СБУ получили информацию о том, что один из работников кафедры акушерства и гинекологии при Харьковском государственном медуниверситете незаконно использует и торгует тканями человека (плацентой). К делу сразу подключилась областная прокуратура. В неофициальной беседе правоохранители признались «Комсомолке», что им пришлось проделать титаническую работу, чтобы собрать необходимые доказательства, поскольку прецедента такого рода до сих пор ни разу не было.

В декабре прошлого года материалы направили в Ленинский районный суд Харькова. Врача обвинили в том, что он проводил незаконные платные операции по трансплантации препаратов плаценты в организм человека, а также торговал ими. Судебное разбирательство длилось почти три месяца. За это время обвинение в торговле с медика сняли. А вот факт проведения операции с использованием плаценты судья счел установленным и решил признать ответчика виновным по ст. 143 ч. 1 УК Украины (незаконная трансплантация органов или тканей человека). Эскулапа обязали выплатить штраф. Постановление должно вступить в действие 10 апреля, а до тех пор комментировать данное дело судья отказывается.

Оштрафованный медработник не намерен доказывать свою невиновность. Об этом рассказал его начальник, заведующий кафедрой акушерства и гинекологии Валентин Грищенко.

— Он заплатил штраф и хочет поскорее забыть о случившемся, — пояснил Валентин Иванович. — Только не понимаю, при чем здесь закон о трансплантации? Препарат на основе плаценты был сделан на нашей кафедре, и этот человек участвовал в его создании. Есть научная программа применения средства, в рамках которой он его использовал. А инициатива оплатить операцию, по словам моего коллеги, исходила от самого пациента. Правда, деньги он так и не получил.

По информации «КП», решение суда не повлияло на карьеру медицинского сотрудника. Сейчас он продолжает свою деятельность на кафедре.