Досмотр в аэропортах израиля

Аэропорт Ben-Gurion / Бен-Гурион (Тель-Авив, Израиль) TLV: личный опыт

Отличный Аэропорт

31 Августа 2014.Прилетели из Израиля.

Все очень здорово ! Все понравилось.

Несколько непривычно было лететь с пересадками, но ничего- зато вспомнили наше Шереметьево)))) И узнали получше а/п Бен-Гурион. Начитался нелестных отзывов про Бен-Гурион, и расчитывал на долгое, нудное прохождение контроля- на деле оказалось все очень быстро и просто. Конечно, израильские пограничники очень щепетильны, но проблем никаких у нас не возникло- к стойкам контроля подходили втроем ( я, жена и сын-20 лет) документы отдавали сразу на троих. Также и обратно было , когда летели из Израиля. Весь контроль занимал минут 20. Все корректно и вежливо. Одиноких девушек из Украины и России они отправляют на доп.досмотр, думаю, что специально. По понятным причинам. Но при мне- во вьезде никому не отказывали. Короче, впечатление лучше, чем от а/п Шереметьево, особенно, когда рейс Москва-Самара отложили на 3 часа(((((. Встречающая израильская компания Flying Carpet сработала очень хорошо, претензий нет.

Ну, а про исторические и религиозные места Израиля- отдельная песня)))))

Николай, 53 года

Бен-Гурион: я для них слишком подозрительный пассажир

В этот день судьба нас забросила на землю обетованную, в Израиль, Тель-Авив, аэропорт Бен-Гурион. Этот аэровокзал, по данным википедии и не только, признан самым безопасным в мире. Этот факт не мог не радовать, и наш багаж был зарегистрирован до Йоханнесбурга, поэтому в предвкушении позднего ужина мы отправились искать правильный путь. Барышня на information desk закрала сомнения в то, что мы можем получить наши сумки прямо в Африке. Я решил проверить ее теорию, и мы пошли обследовать пункт выдачи. Каково же было наше удивление, когда мы увидели разноцветные чемоданчики, катающиеся на ленте украшенные бирками с буквами JNB. Лучше так, чем вообще остаться только с ручной кладью, решили мы и ушли регистрироваться на следующий рейс, до которого оставалось 6 часов. Как мы их проведем? Этот вопрос вертелся в голове и рисовал разные картинки.

На помощь пришла security. Нас поставили в сторонку, и стали экзаменировать, задавая общие для всех вопросики.

Типа, что нас объединяет, кто нам собирал чемоданы и дарил ли нам в аэропорту подарки? Затем меня отвели в сторонку, и началось «вспомнить все»! Когда я последний раз был в Египте, сколько раз я там был, ночевал в отелях или частных домах? Я сознался, что мы там однажды были с Ромой. Потом меня спрашивали про Марокко. Зачем я туда поехал, что я там делал, сам или с женой, как звали других участников группировки, где жили, общались ли с местными в частных домах? Затем пришла очередь поговорить об ОАЭ. Я рассказал, как мы всей семьей объехали всю страну вдоль и поперек, что мы побывали не только в Дубай, но и Абу-Даби. Эта милая девушка невысокого роста с приятным лицом продолжала меня валить как профессор первокурсника на экзамене! И тут она спросила, встречался ли я там с кем-то и живет ли у меня там кто-то из знакомых? Я вспомнил однокурсника Костю с его женой Катей и ребенком. Она спросила, встречались ли мы на штаб-квартире? И тут я соврал. мне показалось, что встреча у них дома может вызвать подозрение, и я рассказал, как мы вместе загорали на пляже и купались в Персидском заливе. Мне казалось, что я медленно и уверенно с таким количеством посещенных арабских стран меняю билет вместо Йоханнесбурга на Киев. Но тут она принялась за следующего, и я вздохнул с облегчением.

Аэропорт со своей службой безопасности мне начинал нравиться, ну кто еще смог бы мне напомнить о былых путешествиях!

После допроса ее друзья продолжили коротать наше пересадочное время. Они просветили рентгеном наш красиво упакованный в пленку багаж и отправили на его досмотр. Служба безопасности набирала баллы — а вдруг мы что-то забыли, это нужно проверить. Поэтому пришлось открыть все рюкзаки и достать половину вещей. Их бережно погладили каким-то щупом и сделали анализ пылинок собранных с вещей.

Сергуччо был последний на досмотре, мы с Ромой сидели на скамеечке и смотрели концерт. Что это? Спросили показывая на тарелку. Зачем? Продолжили они. Среди читателей есть хоть кто-то, кто не знает, зачем тарелка?

Затем поинтересовались, зачем ему 10м веревки — Сергуччо объяснил, что это буксировочный трос. Дошло дело объяснять, что такое рации и почему они лучше мобильных телефонов, когда мы едем в двух авто!

Запасной мобильник для местной симки и рации куда-то унесли. Через минут 15 пришла начальница СБ, сказала, что им понравилось проводить эксперименты, поэтому одна (!) рация побудет пару дней у них, а потом она пришлет нам ее в Йоханнесбург, хотя нет, лучше сразу в Киев. Такая заботливая, как приятно. Посадочные талоны мы получали под надзором СБ и также отвезли свой багаж в какое-то подозрительное местечко.

Наконец-то добравшись до фуд-корта, мы что сделали? Правильно, пошли оформлять ручную кладь, потому как отведенные на пересадку 6 часов таяли, а до финиша было еще далеко. Не буду вас больше утомлять рассказами о длинной очереди, и повторении процедур с сумками, скажу только, что когда мы пришли к финишу, до начала посадки оставалось 10 минут, и я успел немного подзарядить телефон.

Не знаю как вы, а я для себя выводы сделал, транзиты через этот аэропорт, да и вообще посещение страны буду избегать, я для них слишком подозрительный пассажир!

Аэропорт Ben-Gurion / Бен-Гурион (Тель-Авив, Израиль) TLV: личный опыт

Отличный Аэропорт

31 Августа 2014.Прилетели из Израиля.

Все очень здорово ! Все понравилось.

Несколько непривычно было лететь с пересадками, но ничего- зато вспомнили наше Шереметьево)))) И узнали получше а/п Бен-Гурион. Начитался нелестных отзывов про Бен-Гурион, и расчитывал на долгое, нудное прохождение контроля- на деле оказалось все очень быстро и просто. Конечно, израильские пограничники очень щепетильны, но проблем никаких у нас не возникло- к стойкам контроля подходили втроем ( я, жена и сын-20 лет) документы отдавали сразу на троих. Также и обратно было , когда летели из Израиля. Весь контроль занимал минут 20. Все корректно и вежливо. Одиноких девушек из Украины и России они отправляют на доп.досмотр, думаю, что специально. По понятным причинам. Но при мне- во вьезде никому не отказывали. Короче, впечатление лучше, чем от а/п Шереметьево, особенно, когда рейс Москва-Самара отложили на 3 часа(((((. Встречающая израильская компания Flying Carpet сработала очень хорошо, претензий нет.

Ну, а про исторические и религиозные места Израиля- отдельная песня)))))

Николай, 53 года

Бен-Гурион: я для них слишком подозрительный пассажир

В этот день судьба нас забросила на землю обетованную, в Израиль, Тель-Авив, аэропорт Бен-Гурион. Этот аэровокзал, по данным википедии и не только, признан самым безопасным в мире. Этот факт не мог не радовать, и наш багаж был зарегистрирован до Йоханнесбурга, поэтому в предвкушении позднего ужина мы отправились искать правильный путь. Барышня на information desk закрала сомнения в то, что мы можем получить наши сумки прямо в Африке. Я решил проверить ее теорию, и мы пошли обследовать пункт выдачи. Каково же было наше удивление, когда мы увидели разноцветные чемоданчики, катающиеся на ленте украшенные бирками с буквами JNB. Лучше так, чем вообще остаться только с ручной кладью, решили мы и ушли регистрироваться на следующий рейс, до которого оставалось 6 часов. Как мы их проведем? Этот вопрос вертелся в голове и рисовал разные картинки.

На помощь пришла security. Нас поставили в сторонку, и стали экзаменировать, задавая общие для всех вопросики.

Типа, что нас объединяет, кто нам собирал чемоданы и дарил ли нам в аэропорту подарки? Затем меня отвели в сторонку, и началось «вспомнить все»! Когда я последний раз был в Египте, сколько раз я там был, ночевал в отелях или частных домах? Я сознался, что мы там однажды были с Ромой. Потом меня спрашивали про Марокко. Зачем я туда поехал, что я там делал, сам или с женой, как звали других участников группировки, где жили, общались ли с местными в частных домах? Затем пришла очередь поговорить об ОАЭ. Я рассказал, как мы всей семьей объехали всю страну вдоль и поперек, что мы побывали не только в Дубай, но и Абу-Даби. Эта милая девушка невысокого роста с приятным лицом продолжала меня валить как профессор первокурсника на экзамене! И тут она спросила, встречался ли я там с кем-то и живет ли у меня там кто-то из знакомых? Я вспомнил однокурсника Костю с его женой Катей и ребенком. Она спросила, встречались ли мы на штаб-квартире? И тут я соврал. мне показалось, что встреча у них дома может вызвать подозрение, и я рассказал, как мы вместе загорали на пляже и купались в Персидском заливе. Мне казалось, что я медленно и уверенно с таким количеством посещенных арабских стран меняю билет вместо Йоханнесбурга на Киев. Но тут она принялась за следующего, и я вздохнул с облегчением.

Аэропорт со своей службой безопасности мне начинал нравиться, ну кто еще смог бы мне напомнить о былых путешествиях!

После допроса ее друзья продолжили коротать наше пересадочное время. Они просветили рентгеном наш красиво упакованный в пленку багаж и отправили на его досмотр. Служба безопасности набирала баллы — а вдруг мы что-то забыли, это нужно проверить. Поэтому пришлось открыть все рюкзаки и достать половину вещей. Их бережно погладили каким-то щупом и сделали анализ пылинок собранных с вещей.

Сергуччо был последний на досмотре, мы с Ромой сидели на скамеечке и смотрели концерт. Что это? Спросили показывая на тарелку. Зачем? Продолжили они. Среди читателей есть хоть кто-то, кто не знает, зачем тарелка?

Затем поинтересовались, зачем ему 10м веревки — Сергуччо объяснил, что это буксировочный трос. Дошло дело объяснять, что такое рации и почему они лучше мобильных телефонов, когда мы едем в двух авто!

Запасной мобильник для местной симки и рации куда-то унесли. Через минут 15 пришла начальница СБ, сказала, что им понравилось проводить эксперименты, поэтому одна (!) рация побудет пару дней у них, а потом она пришлет нам ее в Йоханнесбург, хотя нет, лучше сразу в Киев. Такая заботливая, как приятно. Посадочные талоны мы получали под надзором СБ и также отвезли свой багаж в какое-то подозрительное местечко.

Наконец-то добравшись до фуд-корта, мы что сделали? Правильно, пошли оформлять ручную кладь, потому как отведенные на пересадку 6 часов таяли, а до финиша было еще далеко. Не буду вас больше утомлять рассказами о длинной очереди, и повторении процедур с сумками, скажу только, что когда мы пришли к финишу, до начала посадки оставалось 10 минут, и я успел немного подзарядить телефон.

Не знаю как вы, а я для себя выводы сделал, транзиты через этот аэропорт, да и вообще посещение страны буду избегать, я для них слишком подозрительный пассажир!

Аэропорт Ben-Gurion / Бен-Гурион (Тель-Авив, Израиль) TLV: личный опыт

Отличный Аэропорт

31 Августа 2014.Прилетели из Израиля.

Все очень здорово ! Все понравилось.

Несколько непривычно было лететь с пересадками, но ничего- зато вспомнили наше Шереметьево)))) И узнали получше а/п Бен-Гурион. Начитался нелестных отзывов про Бен-Гурион, и расчитывал на долгое, нудное прохождение контроля- на деле оказалось все очень быстро и просто. Конечно, израильские пограничники очень щепетильны, но проблем никаких у нас не возникло- к стойкам контроля подходили втроем ( я, жена и сын-20 лет) документы отдавали сразу на троих. Также и обратно было , когда летели из Израиля. Весь контроль занимал минут 20. Все корректно и вежливо. Одиноких девушек из Украины и России они отправляют на доп.досмотр, думаю, что специально. По понятным причинам. Но при мне- во вьезде никому не отказывали. Короче, впечатление лучше, чем от а/п Шереметьево, особенно, когда рейс Москва-Самара отложили на 3 часа(((((. Встречающая израильская компания Flying Carpet сработала очень хорошо, претензий нет.

Ну, а про исторические и религиозные места Израиля- отдельная песня)))))

Николай, 53 года

Бен-Гурион: я для них слишком подозрительный пассажир

В этот день судьба нас забросила на землю обетованную, в Израиль, Тель-Авив, аэропорт Бен-Гурион. Этот аэровокзал, по данным википедии и не только, признан самым безопасным в мире. Этот факт не мог не радовать, и наш багаж был зарегистрирован до Йоханнесбурга, поэтому в предвкушении позднего ужина мы отправились искать правильный путь. Барышня на information desk закрала сомнения в то, что мы можем получить наши сумки прямо в Африке. Я решил проверить ее теорию, и мы пошли обследовать пункт выдачи. Каково же было наше удивление, когда мы увидели разноцветные чемоданчики, катающиеся на ленте украшенные бирками с буквами JNB. Лучше так, чем вообще остаться только с ручной кладью, решили мы и ушли регистрироваться на следующий рейс, до которого оставалось 6 часов. Как мы их проведем? Этот вопрос вертелся в голове и рисовал разные картинки.

На помощь пришла security. Нас поставили в сторонку, и стали экзаменировать, задавая общие для всех вопросики.

Типа, что нас объединяет, кто нам собирал чемоданы и дарил ли нам в аэропорту подарки? Затем меня отвели в сторонку, и началось «вспомнить все»! Когда я последний раз был в Египте, сколько раз я там был, ночевал в отелях или частных домах? Я сознался, что мы там однажды были с Ромой. Потом меня спрашивали про Марокко. Зачем я туда поехал, что я там делал, сам или с женой, как звали других участников группировки, где жили, общались ли с местными в частных домах? Затем пришла очередь поговорить об ОАЭ. Я рассказал, как мы всей семьей объехали всю страну вдоль и поперек, что мы побывали не только в Дубай, но и Абу-Даби. Эта милая девушка невысокого роста с приятным лицом продолжала меня валить как профессор первокурсника на экзамене! И тут она спросила, встречался ли я там с кем-то и живет ли у меня там кто-то из знакомых? Я вспомнил однокурсника Костю с его женой Катей и ребенком. Она спросила, встречались ли мы на штаб-квартире? И тут я соврал. мне показалось, что встреча у них дома может вызвать подозрение, и я рассказал, как мы вместе загорали на пляже и купались в Персидском заливе. Мне казалось, что я медленно и уверенно с таким количеством посещенных арабских стран меняю билет вместо Йоханнесбурга на Киев. Но тут она принялась за следующего, и я вздохнул с облегчением.

Аэропорт со своей службой безопасности мне начинал нравиться, ну кто еще смог бы мне напомнить о былых путешествиях!

После допроса ее друзья продолжили коротать наше пересадочное время. Они просветили рентгеном наш красиво упакованный в пленку багаж и отправили на его досмотр. Служба безопасности набирала баллы — а вдруг мы что-то забыли, это нужно проверить. Поэтому пришлось открыть все рюкзаки и достать половину вещей. Их бережно погладили каким-то щупом и сделали анализ пылинок собранных с вещей.

Сергуччо был последний на досмотре, мы с Ромой сидели на скамеечке и смотрели концерт. Что это? Спросили показывая на тарелку. Зачем? Продолжили они. Среди читателей есть хоть кто-то, кто не знает, зачем тарелка?

Затем поинтересовались, зачем ему 10м веревки — Сергуччо объяснил, что это буксировочный трос. Дошло дело объяснять, что такое рации и почему они лучше мобильных телефонов, когда мы едем в двух авто!

Запасной мобильник для местной симки и рации куда-то унесли. Через минут 15 пришла начальница СБ, сказала, что им понравилось проводить эксперименты, поэтому одна (!) рация побудет пару дней у них, а потом она пришлет нам ее в Йоханнесбург, хотя нет, лучше сразу в Киев. Такая заботливая, как приятно. Посадочные талоны мы получали под надзором СБ и также отвезли свой багаж в какое-то подозрительное местечко.

Наконец-то добравшись до фуд-корта, мы что сделали? Правильно, пошли оформлять ручную кладь, потому как отведенные на пересадку 6 часов таяли, а до финиша было еще далеко. Не буду вас больше утомлять рассказами о длинной очереди, и повторении процедур с сумками, скажу только, что когда мы пришли к финишу, до начала посадки оставалось 10 минут, и я успел немного подзарядить телефон.

Не знаю как вы, а я для себя выводы сделал, транзиты через этот аэропорт, да и вообще посещение страны буду избегать, я для них слишком подозрительный пассажир!

Досмотр в аэропортах израиля

Израиль – страна, с самого своего основания подвергающаяся военным нападкам, как от армий своих соседей, так и со стороны террористов различных мастей. Поэтому неудивительно, что уровень организации и поддержания безопасности здесь самый совершенный в мире. Аэропорты Израиля не являются исключением. Здесь принимаются беспрецедентные меры безопасности, действующие постоянно, так что любой путешественник должен быть готов к тщательной проверке своей личности, документов и багажа.

Чтобы избежать возможных проблем в любом из аэропортов Израиля, достаточно просто знать, что можно брать с собой, а чего не стоит, как вести разговор с таможенниками. К действиям представителей силовых служб следует относиться с пониманием, ведь на них лежит ответственность за безопасность пассажиров. Любые возмущения и скандалы бесполезны. Мало того, они становятся дополнительным стимулом для более тщательной проверки или даже отказа в посещении страны без объяснения причины.

Главными воздушными воротами государства является аэропорт имени Давида Бен-Гуриона. Это красивейшее сооружение, находящееся в непосредственной близости от Тель-Авива (20 км) и Иерусалима (50 км). Еще в воздухе при подлете к аэродрому пассажиры самолета начинают заполнять необходимые декларации, которые требуются для прохождения таможенного контроля. По прилету им требуется занять место в очереди для иностранных туристов, после чего ожидать оформления документов.

Следует знать, что для израильских таможенников нет различия для пассажиров по национальному либо религиозному признаку или по тому, самолетом какой авиакомпании прилетел турист. Каждый человек, прибывший в страну, должен пройти прописанные процедуры. В процессе этой работы таможенники выявляют причины, побудившие человека приехать в Израиль, и соответствует ли заявленная цель приезда действительности.

Пассажира буквально осыпают вопросами, некоторые из которых могут показаться, по меньшей мере, странными. В частности, таможенники могут поинтересоваться местом работы и размером заработка, наличием друзей, родственников и жилья на родине. Багаж также подвергается тщательному досмотру, особенно если турист показался служащим аэропорта чем-то подозрительным. Параллельно с осмотром могут задаваться вопросы: сам ли человек собирал чемодан, есть ли среди вещей посылки, переданные знакомыми, постоянно ли багаж находился под присмотром.

Ответы на задаваемые вопросы должны звучать спокойно, уверенно и конкретно. Это даст возможность быстрее пройти процесс оформления документов и проверки багажа. Иногда к человеку, стоящему в очереди, подходит сотрудник аэропорта, и начинает задавать вопросы о целях приезда и укладке вещей. Им может оказаться сотрудник, говорящий как на русском, так и на иврите. В первом случае вопросы будут заданы устно, в втором –он просто достанет бланк с записанными на нем вопросами и потребует от туриста просто указать пальцем на правильный ответ. Никакие шутки по этому поводу не принимаются. В противном случае человека просто выведут в соседнюю комнату и подвергнут более тщательной проверке.

Ситуация с вылетом из Израиля имеет свои нюансы. В Бен-Гурионе регистрация для вылетающих начинается за 3 часа до вылета в отличие от большинства других аэропортов. Это связано с проведением дополнительных мероприятий по проверке багажа и личности пассажиров. В ходе проверки могут даже последовать просьбы снять верхнюю одежду, обувь и даже ремень. К ним следует относиться адекватно.

Оставлять багаж без присмотра нельзя. Он немедленно привлечет внимание охраны, что не только вызовет появление дополнительных проблем для его владельца, но и может парализовать работу всего аэропорта. Отвечать за понесенные издержки придется опрометчивому пассажиру. Важен и еще один нюанс. Каждая вещь, приобретенная в Израиле, должна иметь чек. Зная это, израильские родственники, покупая подарок, обязательно сохраняют и чек на него, что в дальнейшем облегчает прохождение досмотра в аэропорту.

Досмотр в аэропортах при поездке в Израиль

Вот тут начитался про мега-жесткий досмотр (в аэропорту) при полете в Израиль. И то как чемоданы могут перерыть без твоего присутствия и про личные беседы чуть ли не по часу. И то что могут отобрать кусок мыла или тюбик крема (который ты у них же и купил). Так ли на самом деле всё серьезно? Или это относится только к тем кто летит израильскими авиалиниями? Как там с Аэрофлотом? Кто не давно летал (из Москвы), расскажите что да как. А то все выбираю между двумя-тремя вариантами отдыха осенью. А сложности в аэропорту, Израилю бонусов не добавят.

Да, досмотр и беседа со службой безопасности Израиля, увы, атрибут поездки в эту страну. Если Вы полетите израильской авиакомпанией «El Al», то такое собеседование будет еще до регистрации на рейс, если же воспользуетесь услугами «Аэрофлота», то только при прохождении контроля в израильском аэропорту. Будьте готовы четко ответить на вопрос, где останавливаетесь в Израиле, если, к примеру, у родственников и знакомых, то надо четко знать адрес и телефон, им могу позвонить прямо в ходе контроля. Обратите внимание на то, чтобы все Ваши электронные устройства были заряжены, их могут попросить включить. Лучше всего сохранить квитанции об оплате вещей и сувениров, которые купите в Израиле, могут их осмотреть. В целом, процедура там не очень приятная, но, увы, необходимая в целях Вашей безопасности. По мне лучше так, чем как это происходило и происходит в некоторых других странах, где осмотр чисто условный, как и безопасность авиапассажиров.

Уровень безопасности в израильских аэропортах считается одним из самых высоких в мире. Можно сказать, что беспрецедентные меры безопасности действуют постоянно, поэтому нужно быть готовым к дополнительным вопросам, расспросам, тщательной проверке документов и т.д. Возмущаться, скандалить и что-то доказывать бесполезно. В стране, которая с момента своего появления на мировой карте находится в состоянии войны, ваши доводы могут быть восприняты крайне негативно и вас просто-напросто могут не пустить в страну даже без объяснения причины.

Большую часть международных рейсов принимает крупнейший израильский аэропорт имени Давида Бен-Гуриона. К тому же это один из самых красивых аэропортов мира. Но главное его преимущество в удачно расположении: Тель-Авив находится в 20 километрах, а Иерусалим в 50.

Но нельзя сказать, что все путешественники остаются недовольными посещениями этого и других аэропортов, здесь как повезет. Дотошный, а иногда и бесцеремонный досмотр порой выводит из себя даже самых уравновешенных людей, но ничего не поделаешь. По крайней мере, вероятность того, что останется неприятный осадок, очень велика.

Иногда туристы сами себе создают проблемы из-за недостаточной поинформированности. С прилетом ситуация еще понятная, но есть несколько нюансов, связанных с вылетом. В большинстве аэропортов мира регистрация начинается за 1,5 часа дол вылета, а в Бен-Гурионе за три. Это связано с прохождением пассажирами и их личными вещами тщательной проверки. К просьбам снять ремень, обувь и даже верхнюю одежду нужно относиться предельно адекватно и с пониманием.

Сотрудники аэропорта задают массу вопросов: к кому прилетели, какие места планируете посетить, что находится в сумках, сами ли вы складывали свой багаж или это делал кто-то другой и т.д. На вопросы нужно отвечать правдиво, не нервничать и сохранять полное спокойствие, так как сотрудники, которые работают в аэропорту это еще и отличные психологи, которые внимательно смотрят на реакцию человека на тот или иной вопрос и делают для себя определенные выводы. Если только возникают малейшие подозрения, человека осматривают с ног до головы, а его багаж изучают чуть ли не под микроскопом.

Не стоит оставлять свой багаж без присмотра даже на небольшой промежуток времени, так как оставленная без присмотра сумка или чемодан тут же становятся объектом повышенного внимания и могут парализовать работу всего аэропорта, а отвечать за все придется человеку, который опрометчиво оставил свои вещи.

Никакой разницы в том, какими авиалиниями вы будете лететь нет. Израильтяне не разделяют людей по национальному или какому-то другому признаку, для них все люди одинаковые и абсолютно все, прежде чем попасть на территорию страны должны пройти предусмотренные процедуры.

Отказывать от поездки на отдых исключительно по причине возможных проблем в аэропорту не стоит. Просто нужно почитать разные туристические форумы, и понять какие вещи с собой брать не стоит, как правильно вести беседу с таможенниками, чего не нужно говорить, а возможно лучше обратиться хорошее туристическое агентство и попросить их организовать вам поездку и не заниматься этим хлопотным делом самостоятельно.

Авиабезопасность Израиля: почему в аэропорту Бен-Гурион вам задают столько вопросов

У путешественников опытных, как и у путешественников неопытных, часто складывается особое отношение к израильским службам авиабезопасности. Нельзя сказать, чтобы отношение сильно лестное: ведь какие-то настойчивые люди задают многочисленные, нахальные и утомительные вопросы. Ну действительно: зачем кому-то знать, что я буду делать в Праге, для чего я приехал в Израиль и когда именно я упаковал свои чемоданы?

Даже легенды ходят о свирепых чудо-юдищах, лезущих сразу и в душу, и в чемоданы. А о том, что именно в аэропорту Бен-Гурион делают с людьми в кабинках для личного досмотра, говорят только шепотом и непременно озираясь по сторонам.

Надо сказать, у сотрудников служб безопасности тоже есть что рассказать о пассажирах.

Например, как-то на посадку пошла группа итальянцев, руководитель которой был одет Санта-Клаусом, а его подопечные туристы – эльфами (хорошо хоть, не оленями). Случился отряд православных с лампадой, которая должна была гореть вечно, в том числе и в салоне эконом-класса их чартерного рейса в Грецию (нет, огонь был не олимпийский, хотя ассоциация понятна). Яркие впечатления доставила группа из 400 нигерийских паломников в красивой разноцветной одежде, которые пели мелодичные гимны и танцевали свои пластичные танцы до самого паспортного контроля. Не забыт и одинокий, но решительный японец, вырвавшийся из кабинки для личного досмотра голым и промчавшийся по терминалу с диким самурайским кличем.

Помимо этого слегка эксцентричного колорита, встречаются и случаи «иерусалимского синдрома» – особого психоза, охватывающего некоторых верующих при посещении столицы. Несмотря на то, что многим из страждущих своевременно оказывается квалифицированная медицинская помощь, некоторые все же умудряются избежать ласковых объятий санитаров и как-то добираются до аэропорта. Поэтому отдельные сотрудники могут похвастаться личным знакомством с царем Давидом, пророком Илией, а также несколькими Иисусами, один из которых даже умудрился принести в аэропорт большой деревянный крест.

Безопасность на всех израильских авиалиниях и во всех израильских аэропортах – механизм многоуровневый и чрезвычайно сложный. Можно без преувеличения сказать, что проверка пассажира начинается задолго до того, как он прибывает в аэропорт. Даже если злоумышленник сумел пройти сквозь предполетный опрос и личный досмотр (за последние тридцать лет известен лишь один подобный случай), на борту самолета его встретят и обезвредят вооруженные агенты.

Результаты говорят сами за себя: первый и последний угон самолета «Эль-Аль» произошел 46 лет назад, в 1968 году. С тех пор система успешно предотвратила многочисленные попытки навредить пассажирам рейсов израильских авиакомпаний – цели номер один для большинства террористов на планете.

Ицхак Йефет, ведущий специалист в области авиабезопасности, стоял у истоков этой системы (тогда существовала только государственная международная авиакомпания «Эль-Аль»). По его словам, агенты службы безопасности – это ветераны боевых частей, как правило, студенты или недавно окончившие вуз. Требования к сотрудникам высоки, они проходят длительную и интенсивную подготовку.

«Мы тесно сотрудничаем с разведслужбами, наша цель – сделать так, чтобы мы стали неприятным сюрпризом для террориста, а не наоборот. Но даже лучшая в мире разведка не может проникнуть во все террористические группы. Поэтому, хотя подавляющее большинство пассажиров – пассажиры bona fide, мы вынуждены интервьюировать каждого из них. Главный наш враг – это рутина. Мы постоянно проверяем бдительность наших сотрудников, например, посылая специально подготовленных «подозрительных» пассажиров. Несмотря на высокую стоимость подготовки каждого агента, сотрудник, пропустивший такого пассажира, не может продолжать работу в службе безопасности. Для наших сотрудников каждый рейс – это их первый рейс, и каждый пассажир – это первый пассажир”.

Основные компоненты этой системы складывались несколько лет.

Решение не допустить повторения угона 1968 года (12 заложников провели тогда в плену 39 дней) было принято правительством буквально сразу по следам этого инцидента.

Уже в 1969 году вооруженный охранник, Мордехай Рахамим, уничтожил одного из четверых террористов, атаковавших самолет в аэропорту Цюриха. Беспристрастный швейцарский суд посадил Мордехая за решетку, обвинив в предумышленном убийстве – он выйдет на свободу лишь через несколько месяцев и в результате дипломатического скандала.

В 1970 году, в ходе инцидента «Доусон филд», также известного как Hijack Sunday, самолет компании «Эль-Аль» должны были попытаться угнать четверо террористов. Служба безопасности успешно отсеяла двоих из них, не допустив к посадке, а вооруженный агент на борту самолета обезвредил двоих других, одного из них уничтожив. Тогда, кстати, были успешно угнаны четыре самолета других авиакомпаний – но не «Эль-Аль».

Кстати, террористы тогда почему-то позабыли, что антисионизм – это вовсе не антисемитизм, и удерживали в заложниках евреев-граждан других стран. По-видимому, считали их потенциальными сионистами.

В 1972 году, спустя всего несколько дней после бойни на мюнхенской Олимпиаде, на борту рейса Рим – Тель-Авив после набора высоты барометрический детонатор подорвал небольшую бомбу. Благодаря пассивным мерам безопасности, повреждения были некритичны и самолет успешно вернулся в аэропорт.

Основная – и ключевая – разница между израильской системой безопасности и мерами, принятыми в других странах, заключается в том, что пока американцы и европейцы ищут оружие, у нас фокусируются на человеке. Поэтому в США пассажиров заставляют снимать обувь, ограничивают объем жидкости в ручной клади, просвечивают их до скандальной наготы (к сожалению, устройство показывает не безупречный рельеф мускулатуры, а жир, его скрывающий), а в Израиле пассажирам задают вопросы.

Суть подобного интервью в том, чтобы выстроить цепочку вопросов, которая найдет в легенде брешь или углубится в подробности, не продуманные злоумышленниками до конца. Повторяясь и переспрашивая, сотрудник внимательно следит за реакцией пассажира. Если у сотрудника возникают подозрения, пассажира ждет более тщательный досмотр.

Ицхак Йефет приводит два случая, когда один лишь этот метод позволил предотвратить большую беду.

«В 1982 году некий немец-уголовник, выйдя из тюрьмы, познакомился с какими-то очень добрыми людьми. Они кормили его в дорогих ресторанах, всячески ублажали и везде за него платили, а затем пригласили поехать с ними за компанию в Швейцарию. Там ему предложили по-быстрому заработать: немцу предстояло провезти партию наркотиков в Израиль. Ему заплатили на месте 5 тыс. долларов, сообщили адрес в Тель-Авиве, приметы связного и пароль. Передав наркотики, он получит еще пять тысяч долларов – итого десять тысяч за неделю. Немец, недолго думая, согласился и взял подготовленный для него чемодан.

Просвечивание багажа ничего не показало, и паспорт был в порядке. На вопрос сотрудника о цели визита контрабандист сообщил адрес в Израиле и реквизиты фирмы, с которой он едет проводить деловые переговоры. Но тут сотрудник спросил его, почему, живя в Германии, он купил билет на самолет в Швейцарии. Этого вопроса пассажир не ожидал, стал мяться и нервничать, чем вызвал дополнительные подозрения. При досмотре чемодана была обнаружена взрывчатка».

Наиболее вопиющий случай произошел в Лондоне в 1986 году.

30-летняя горничная Энн Мэри Мёрфи познакомилась с Незаром Хиндауи, импозантным палестинским юношей. Через некоторое время Энн забеременела, и возлюбленные на пятом месяце решили всё же пожениться. Незар убедил Энн, что жениться следует в Израиле, там-де она получит благословение от его семьи. Он помог ей собрать чемодан и отвез ее в аэропорт Хитроу.

«Ей начали осторожно задавать вопросы – все-таки живот у нее был уже довольно заметен, – вспоминает Йефет. – Бывали ли вы в Израиле раньше? Нет. На какой срок вы туда летите? Две недели. Где будете жить? «Хилтон», Тель-Авив. А вы забронировали номер? Нет, мне сказали, что там всегда есть свободные номера. А кто вам сказал? Эмм. «

Когда в чемодане обнаружили полтора килограмма взрывчатки, заботливо подложенной храбрым борцом за независимость беременной от него невесте, Энн упала в обморок. А когда пришла в себя, очень подробно рассказала властям все, что знала о Хиндауи. Как выяснилось, операцию планировала и попыталась осуществить сирийская разведка, и по следам этого инцидента Великобритания разорвала дипломатические отношения с Сирией.

Сравнения трех случаев первой половины двухтысячных годов показывают эффективность системы безопасности и в наши дни.

О событиях 2001 года в США написано достаточно, можно только добавить, что террористы действовали крайне неосторожно и, будь в США похожая система безопасности, вызвали бы подозрение по целому ряду признаков (таких, как билеты в один конец без багажа).

В 2004 году в России две женщины чуть было не опоздали на рейс – что само по себе могло бы послужить основанием для дополнительной проверки сотрудниками. Но система авиабезопасности в России не сработала – женщин без проблем провели через контроль и посадили на самолеты. В том двойном теракте погибло 89 человек.

В 2002 году гражданин Израиля Тауфик Фикра сумел пронести на борт самолета небольшой перочинный ножик, скрыв его в поясе. Когда самолет уже взлетел, Тауфик выхватил ножик и побежал по проходу в сторону кабины и навстречу нокауту – буквально через несколько секунд его заметил и обезвредил скрытый агент.

Система, принятая в аэропорту Бен-Гурион, а также на всех рейсах израильских авиалиний за рубежом, – не всегда приятная, но необходимая мера безопасности, не раз доказавшая свою эффективность в ситуации, когда террористы не гнушаются никакими методами для достижения своих целей. Задача сотрудника, ведущего утомительный опрос – пропустить добросовестных пассажиров и отсеять подозрительных, а не разузнать цвет яблок, которые вы ели вчера за ужином. Переспрашивать, уточнять, выяснять неожиданные подробности – все это способы обнаружить террориста или пассажира, которого используют «вслепую».

Лучшая линия поведения – это здравый смысл и спокойные, простые и ясные ответы на задаваемые вопросы.

Здравый смысл и спокойствие тут на первом месте, и вот, например, почему: как-то в аэропорт приехал ирландец, принявший в Израиле ислам. Он выскочил из такси, закричал «Аллах Акбар» и рванулся в здание терминала, но, разумеется, не добежал. Уже в больнице, когда он вновь смог пусть и невнятно, но разговаривать, ирландец объяснил, что очень боялся опоздать и торопился на посадку, поэтому, выйдя из такси, громко восславил Аллаха за то, что, кажется, успевает на рейс – и побежал поскорее проходить регистрацию.

Поэтому нервничать в аэропорту не нужно. Раз уж вы понимаете, что и зачем делает служба безопасности, лучше просто прямо и честно отвечать на их вопросы.

В конце концов, вы заинтересованы в благополучном исходе перелета несколько больше агентов, остающихся на земле.