Буквальное толкование гк рф

Статья 431. Толкование договора

При толковании условий договора судом принимается во внимание буквальное значение содержащихся в нем слов и выражений. Буквальное значение условия договора в случае его неясности устанавливается путем сопоставления с другими условиями и смыслом договора в целом.

Если правила, содержащиеся в части первой настоящей статьи, не позволяют определить содержание договора, должна быть выяснена действительная общая воля сторон с учетом цели договора. При этом принимаются во внимание все соответствующие обстоятельства, включая предшествующие договору переговоры и переписку, практику, установившуюся во взаимных отношениях сторон, обычаи, последующее поведение сторон.

Комментарий к Ст. 431 ГК РФ

1. Правила толкования договора, изложенные в комментируемой статье, используются в случаях, когда отдельные условия (пункты) письменного договора сформулированы его сторонами неясно или неточно. При этом нередко обнаруживается несоответствие между внутренней волей стороны договора, желавшей определенного результата, и внешней формой ее выражения (волеизъявлением) — конкретной формулировкой, содержащейся в тексте договора. Речь при этом идет о толковании действительного договора, не оспариваемого контрагентом по мотиву пороков воли, например заблуждения (ст. 178 ГК). Если отдать предпочтение действительной воле стороны, могут пострадать интересы контрагента и гражданского оборота в целом, ибо окажется, что волеизъявление, воспринятое контрагентом и закрепленное договором, может не иметь юридического значения. Предпочтение же, отданное волеизъявлению, означает переход на сугубо формальные позиции и может поставить в затруднительное положение более слабую или добросовестно заблуждавшуюся сторону. Поэтому закон отдает приоритет согласованному волеизъявлению сторон договора (а не волеизъявлению одной из них), тем самым защищая интересы имущественного оборота в целом.

Выявление такой согласованной воли путем судебного толкования условий конкретного договора осуществляется в два этапа. Сначала используются правила ч. 1 ст. 431 ГК РФ, а при невозможности с их помощью установить действительную общую волю сторон договора применяются правила ч. 2 комментируемой статьи.

2. На первом этапе толкования договора суд анализирует буквальное значение содержащихся в тексте слов и выражений, поскольку именно они прежде всего отражают результат согласованной воли контрагентов. Так, указание в конкретном договоре на неустойку как последствие его нарушения не может быть истолковано иначе, например в качестве условия о задатке; точно так же исключается искажение условия об особом порядке фиксации нарушений, допущенных контрагентом (обязательность составления соответствующего акта в определенный договором срок, проведение независимой экспертизы качества товаров и т.п.).

Вместе с тем, устанавливая содержание конкретного условия при его неясности, суд сопоставляет его с содержанием других условий и общим смыслом договора. Из этого, в частности, следует, что содержащаяся в конкретном договоре юридически некорректная квалификация тех или иных категорий или отношений сторон не связывает суд при толковании такого договора, если она расходится с содержанием других его условий и его смыслом в целом. Например, договор комиссии или смешанный договор, содержащий элементы различных гражданско-правовых договоров, ошибочно назван сторонами «договором купли-продажи», а юридически необязательное соглашение сторон о намерениях осуществлять сотрудничество названо ими «предварительным договором»; неустойка названа «штрафной», чтобы подчеркнуть ее природу как санкции (штрафа, т.е. наказания), а не установить возможность ее взыскания сверх понесенных потерпевшим убытков, и т.п. Во всех этих случаях буквальное толкование текста договора расходится с его смыслом и потому исключается.

3. Если такой подход не позволяет установить содержание договорного условия, суд должен перейти к следующему, второму этапу его толкования, а именно выяснить действительную общую волю сторон (а не волю одной или каждой из них), учитывая цель договора и принимая во внимание «все соответствующие обстоятельства», в том числе переговоры и переписку контрагентов, практику их взаимоотношений, обычаи делового оборота, последующее поведение сторон.

Данный перечень обстоятельств, учитываемых при толковании договора, примерный, а не исчерпывающий, в силу чего при толковании договора могут учитываться и другие обстоятельства, отражающие общую (согласованную) волю сторон относительно неясных условий их договора, например свидетельские показания лиц, участвовавших в его заключении (если их использование не противоречит правилу п. 1 ст. 162 ГК), или заключения экспертов относительно общепринятого значения тех или иных терминов и т.д. Он также не является субординированным, т.е. не означает необходимости последовательно исследовать каждое из перечисленных в нем обстоятельств, отдавая предпочтение каким-либо из них (например, предшествующим перед предыдущими). Однако при этом следует иметь в виду, что переговоры сторон являются устным выражением их воли и потому не могут учитываться в сделках, требующих письменной формы, под страхом признания их недействительными (п. п. 2 и 3 ст. 162 ГК). Кроме того, в самом договоре может содержаться условие о том, что с момента его заключения предшествующие переговоры утрачивают силу, что также исключает возможность их учета при его толковании. Что касается переписки сторон договора, в том числе объявленной в самом договоре утратившей силу с момента его заключения, то она в любом случае может учитываться при выяснении действительных намерений сторон (стороны) в той мере, в какой она не противоречит условиям договора .

———————————
См.: Венская конвенция о договорах международной купли-продажи товаров: Комментарий. М., 1994. С. 32 (автор комментария — М.Г. Розенберг). Это толкование положений Венской конвенции вполне применимо и к пониманию соответствующих положений ст. 431 ГК РФ, имеющих в своей основе правила названной международной Конвенции.

Понятие обычая делового оборота содержится в п. 1 ст. 5 ГК РФ, а возможность его субсидиарного (восполнительного) применения к договорам закреплена п. 5 ст. 421 ГК РФ (см. п. 7 комментария к ст. 421 ГК).

Обычаи делового оборота следует отличать от сложившейся практики взаимоотношений сторон договора (нередко называемой заведенным порядком). Самостоятельно установленный («заведенный») сторонами предпринимательского договора порядок их взаимоотношений, по существу, отражает некоторые подразумеваемые условия договора, которые, не будучи прямо зафиксированными, фактически соблюдались (исполнялись) сторонами в их предшествующих договорных взаимосвязях и тем самым выражали их согласованную волю (например, периодическая выдача постоянным оптовым покупателем товара указаний его продавцу относительно того, в чей адрес следует отгружать конкретные партии товара). Поэтому заведенный порядок как фактически согласованное сторонами договорное условие имеет приоритет в применении перед обычаем.

4. Изложенные положения во многом основаны на правилах ст. 8 Венской конвенции 1980 г. о договорах международной купли-продажи товаров, согласно которым «заявления и иное поведение стороны договора», включая подписанный ею текст договора, необходимо толковать «в соответствии с общим намерением сторон», а при невозможности его выявления — «в соответствии со значением, которое аналогичные сторонам разумные лица придавали бы договору в таких же обстоятельствах»; при этом необходимо учитывать «все соответствующие обстоятельства, включая переговоры, любую практику, которую стороны установили в своих взаимных отношениях, обычаи и любое последующее поведение сторон» .

———————————
Венская конвенция о договорах международной купли-продажи товаров: Комментарий. С. 29.

Следует также иметь в виду, что в соответствии со ст. 7 ГК РФ именно правила Венской конвенции, в том числе о толковании договоров, подлежат применению в случаях, когда «внешнеэкономическая сделка» (международный коммерческий договор) подчиняется действию российского права.

5. Из международного коммерческого оборота в отечественную правоприменительную практику пришло и правило толкования гражданско-правовых договоров contra proferentem («против предложенного»). В ст. 4.6 Принципов международных коммерческих договоров (Принципы УНИДРУА) закреплено положение о том, что «если условия договора, выдвинутые одной стороной, являются неясными, то предпочтение отдается толкованию, которое противоположно интересам этой стороны» . Поэтому при неясности содержания конкретного условия договора оно должно пониматься согласно толкованию, представленному контрагентом стороны, ссылающейся на такое неясное условие или сформулировавшей его, ибо именно последняя несет риск возможной неясности избранной ею или согласованной с ней формулировки. В современной отечественной литературе господствует мнение о том, что при толковании договора «преимуществом обладает представление контрагента стороны, сформулировавшей неясное условие» .

———————————
Принципы международных коммерческих договоров УНИДРУА 2004. М., 2006. С. 139.

Монография М.И. Брагинского, В.В. Витрянского «Договорное право. Общие положения» (книга 1) включена в информационный банк согласно публикации — Статут, 2001 (3-е издание, стереотипное).

Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. 2-е изд. М., 1999. Книга первая: Общие положения. С. 268, 273.

Статья 431 ГК РФ. Толкование договора

Новая редакция Ст. 431 ГК РФ

При толковании условий договора судом принимается во внимание буквальное значение содержащихся в нем слов и выражений. Буквальное значение условия договора в случае его неясности устанавливается путем сопоставления с другими условиями и смыслом договора в целом.

Если правила, содержащиеся в части первой настоящей статьи, не позволяют определить содержание договора, должна быть выяснена действительная общая воля сторон с учетом цели договора. При этом принимаются во внимание все соответствующие обстоятельства, включая предшествующие договору переговоры и переписку, практику, установившуюся во взаимных отношениях сторон, обычаи, последующее поведение сторон.

Комментарий к Ст. 431 ГК РФ

1. Правовая норма по определению формальна. Правило поведения, заключенное в норме, должно быть ясным, недвусмысленным и очевидным. Именно этот подход и к условиям договора (договор тоже создает норму, правило для его сторон) положен законодателем и в комментируемую статью. Буквальное значение слов и выражений в тексте договора имеет решающее значение. Если из буквального значения договора четко и однозначно явствуют права и обязанности сторон, нет необходимости выяснять истинные намерения участников. Лишено смысла и не имеет значения, что на самом деле имели в виду субъекты, если из текста договора определенно следуют и предмет соглашения, и права, и обязанности сторон.

Толкуя договор, суд поэтапно:

а) выясняет буквальное значение слов и выражений договора;

б) при недостаточности первого этапа сопоставляет неясное условие с другими условиями и смыслом договора в целом;

в) лишь при недостаточности первого и второго этапа выясняет действительную волю сторон.

Изложенное позволяет констатировать, что при толковании договора действительная воля сторон имеет только третьестепенное значение.

2. Комментируемая статья обращена к суду, однако положения этой нормы имеют значение для любого правоприменителя, всякого субъекта гражданских правоотношений.

Решение может быть вынесено в пользу стороны, сформулировавшей условие, лишь в одном случае: если будет доказано, что условие в действительности являлось ясным и однозначно понимаемым. Эту последнюю ситуацию характеризует то, что лицо, требующее учитывать его собственную волю, не может считаться заслуживающим особой правовой защиты, поскольку оно заключило договор, не убедившись в однозначности использования содержащихся в нем слов и выражений.

Словам и значениям договора следует придавать то значение, которое определено самими сторонами, если не определено, что им придается значение, придаваемое законом; если используются термины специальной сферы деятельности, то они должны пониматься в том смысле, в каком они используются в соответствующей сфере деятельности; если указанные способы не подходят, придается то значение, которое сложилось в юр. науке и практике; если нет такого определения, то придается то значение, которое придается в литературном языке. Слова и выражения договора следует толковать в контексте договора. Идентичным словам в разных пунктах договора нельзя придавать разное значение без достаточных оснований, излишних слов в договоре быть не может. Каждый пункт договора следует толковать во взаимосвязи с др. положениями договора. Толкование одного пункта не должно противоречить смыслу других пунктов. В случае противоречивых, сомнительных выводов следует отдавать предпочтение смыслу, который больше соответствует всему содержанию договора, его целям. Цель договора устанавливается на основе анализа совокупности всех условий договора, в случае неясности следует обратиться к обстоятельствам, которые предшествовали и сопровождали заключение договора. Если ясность условий договора не достигнута, то следует обратиться к практике, возникшей после заключения договора. Слова договора следует толковать более строго по отношению к стороне, которая предложила договор (спорное условие).

Другой комментарий к Ст. 431 Гражданского кодекса Российской Федерации

Комментируемая статья относится к правилам толкования договора судом. Содержащиеся в данной статье правила и приемы толкования могут применяться не только судом, но и другими лицами (административными органами, сторонами договора, заинтересованными лицами и т.п.), которые уясняют содержание условий договора.

Данная статья (причем целиком, т.е. как ч. 1, так и ч. 2) может применяться с соответствующими изменениями к толкованию односторонних сделок, в том числе оферты и акцепта, в силу п. 1 ст. 6 ГК (аналогия закона).

Как и другие нормы-толкования, данная статья должна применяться к договорам, заключенным до 1 января 1995 г., т.е. до даты вступления в силу части первой ГК.

Первая фраза ч. 1 комментируемой статьи относится к тем случаям, когда возникает потребность дать толкование отдельных слов и выражений, содержащихся в договоре. Отдельные слова, словосочетания, термины должны пониматься буквально, говорит закон, т.е. так, как они употребляются в обычном, неюридическом смысле. Буквальное значение слов и выражений определяется на основе толковых словарей, энциклопедических изданий, практики взаимоотношений сторон, относящихся ко времени заключения договора.

В некоторых случаях определения слов и выражений, употребляемых в договоре, содержатся в самом договоре; так, например, в договорах часто особо определяется выражение «непреодолимая сила» (см. об этом понятии ст. 401 ГК РФ).

Вторая фраза ч. 1 ст. 431 относится к более сложному случаю, когда, несмотря на буквальное толкование какого-либо условия договора, оно остается неясным. В этом случае, говорит закон, следует сопоставить это условие договора с другими условиями договора и его смыслом в целом. При этом устанавливать смысл договора в целом следует лишь в тех случаях, когда сопоставление отдельных условий не дает возможности уяснить договор.

В ч. 2 комментируемой статьи говорится о «действительной общей воле сторон с учетом цели договора». Это выражение является синонимом терминов «смысл договора» и «содержание договора».

Часть 2 относится к тем случаям, когда сопоставление отдельных условий договора между собой, а также сопоставление отдельного условия договора со смыслом договора в целом не позволяют определить его содержание. Тогда и только тогда, говорит закон, следует выяснить действительную общую волю сторон с учетом цели договора; именно она и должна быть положена в основу определения содержания договора. Это позволяет считать, что в последнем случае норма, содержащаяся в первой фразе ч. 1, допускает возможность абстрагироваться от буквального значения отдельных условий договора.

Вторая фраза ч. 2 предусматривает учет при толковании договора обстоятельств, выходящих за пределы текста договора, а именно: предшествующих его заключению переговоров и переписки, практики, установившейся во взаимоотношениях сторон, обычаев делового оборота, последующего поведения сторон.

Хотя структурно эта фраза относится только к тому случаю толкования договора, который указан в ч. 2 комментируемой статьи, по своему смыслу она распространяется на все случаи толкования договора. Иными словами, она может быть применена (прямо или в силу п. 1 ст. 6 ГК РФ) к случаям, указанным в ч. 1.

Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой (постатейный) (под ред. О.Н. Садикова) включен в информационный банк согласно публикации — КОНТРАКТ, ИНФРА-М, 2005 (издание третье, исправленное, дополненное и переработанное).

Если стороны включили в договор условие о том, что после заключения договора все предшествующие переговоры и переписка теряют силу, то они не должны учитываться при толковании договора (иное мнение высказано М.Г. Розенбергом. См.: Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой (постатейный) / Под ред. О.Н. Садикова. 2-е изд. М., 2003. С. 827).

Содержащиеся в ст. 431 правила толкования договора должны применяться, в частности, при решении вопросов о недействительности сделок.

Статья 431. Толкование договора

При толковании условий договора судом принимается во внимание буквальное значение содержащихся в нем слов и выражений. Буквальное значение условия договора в случае его неясности устанавливается путем сопоставления с другими условиями и смыслом договора в целом.

Если правила, содержащиеся в части первой настоящей статьи, не позволяют определить содержание договора, должна быть выяснена действительная общая воля сторон с учетом цели договора. При этом принимаются во внимание все соответствующие обстоятельства, включая предшествующие договору переговоры и переписку, практику, установившуюся во взаимных отношениях сторон, обычаи, последующее поведение сторон.

Комментарий к статье 431 Гражданского Кодекса РФ

1. Практика свидетельствует о том, что слова, в которые облекается договор, не всегда отражают те устремления, которыми руководствовались субъекты при заключении договора. Между тем законодатель не относится безразлично к тем случаям, когда формальное волеизъявление сторон не соответствует их воле. Кроме того, иной раз случается, что субъекты, заключающие договор, по-разному понимают смысл терминологии, используемой при формулировании условий договора. Бывает и так, что различные условия одного договора противоречат друг другу. Во всех этих и в подобных им случаях возникает необходимость толкования условий договора. В процессе толкования договора устанавливаются его смысл и содержание.

2. Общие правила толкования договорных условий установлены в абз. 1 комментируемой статьи. Прежде всего, при толковании условий договора суд должен принимать во внимание буквальное значение содержащихся в нем слов и выражений. При этом буквальное значение условия договора устанавливается путем сопоставления с иными условиями и смыслом договора в целом.

3. В том же случае, если буквальное толкование не позволяет определить содержание договора, суд должен выяснить действительную общую волю сторон с учетом той цели, которую они преследовали при заключении договора. Это достигается путем выяснения всех соответствующих обстоятельств, включая предшествующие договору переговоры и переписку, практику, установившуюся во взаимных отношениях сторон, обычаи делового оборота, последующее поведение сторон.

4. Таким образом, в процессе толкования выясняются истинная воля и волеизъявление тех субъектов, которые заключили договор. Вместе с тем в силу самого разного рода причин нередки случаи, когда волеизъявление, сделанное лицом при заключении договора, не соответствует его истинной воле. В этом случае возникает необходимость при толковании договора отдать предпочтение тому или другому — воле либо волеизъявлению.

В правоведении нет однозначного подхода к решению этой коллизии. Наиболее верным представляется подход, который почти сто лет назад вслед за некоторыми немецкими правоведами сформулировал известный русский юрист И.А. Покровский. По его мнению, не вызывает особых трудностей ситуация, когда разлад между волей и волеизъявлением одной стороны был известен контрагенту (например, когда тот знал о том, что в слова или письмо изъявившего волю вкралась оговорка или описка): признавать волеизъявление обязательным для его автора нет никаких оснований. Когда же разлад между волей и волеизъявлением не был известен и не мог быть известен контрагенту, ситуация осложняется. Право не может быть безразличным к интересам такого добросовестного контрагента. Исходя из нужд оборота законодатель не может игнорировать прав добросовестного участника гражданского оборота и должен признавать договор действительным и нерушимым, возлагая тем самым бремя неблагоприятных последствий на то лицо, которое при изъявлении вовне своей воли не позаботилось о необходимости довести ее до своего контрагента наиболее убедительным и ясным образом (Покровский И.А. Основные проблемы гражданского права. М., 1998. С. 245 — 249).

5. Помимо тех правил, которые нашли свое закрепление в законодательстве, определенные правила толкования договоров формулируются и в правовой теории. Так, при толковании словам и выражениям договора необходимо придавать то значение, которое было определено самими сторонами; если в тексте договора стороны не определили значение слов и выражений, то им придается то значение, которое содержится в легальных дефинициях или иным способом определено в законе; если в договоре имеет место терминология специальной сферы деятельности и знаний, то они должны пониматься в том смысле, в каком они используются в соответствующей сфере деятельности, и проч. (Черданцев А.Ф. Толкование права и договора. М., 2003. С. 332 — 335).

Статья 431 ГК РФ. Толкование договора (действующая редакция)

При толковании условий договора судом принимается во внимание буквальное значение содержащихся в нем слов и выражений. Буквальное значение условия договора в случае его неясности устанавливается путем сопоставления с другими условиями и смыслом договора в целом.

Если правила, содержащиеся в части первой настоящей статьи, не позволяют определить содержание договора, должна быть выяснена действительная общая воля сторон с учетом цели договора. При этом принимаются во внимание все соответствующие обстоятельства, включая предшествующие договору переговоры и переписку, практику, установившуюся во взаимных отношениях сторон, обычаи, последующее поведение сторон.

  • URL
  • HTML
  • BB-код
  • Текст

Комментарий к ст. 431 ГК РФ

1. При рассмотрении дела суды лишены возможности высказывать собственное мнение. Судьи обязаны воспринимать текст договора в его совокупности с иными документами и доказательствами. Содержание договора определяется в соответствии с его общепринятой трактовкой и пониманием его условий сторонами. ГК РФ позиционирует такое восприятие договора как буквальное, то есть так, как написано в договоре.

Если положения договора могут иметь несколько значений либо не позволяют достоверно установить значение отдельных положений, суды обязаны выявить действительную и реальную волю сторон. Основным способом ее установления являются показания сторон или их представителей по условиям договора и обстоятельствам дела. Суд обязан учитывать в совокупности все собранные по делу доказательства с целью выявления действительной воли сторон и исключения каких-либо сомнений в ее достоверности.

Правила о толковании условий договора являются одним из аспектов реализации принципов арбитражного или гражданского процесса, в том числе в части достоверного выявления всех имеющих юридическое значение обстоятельств и исключения каких-либо сомнений и разночтений в восприятии договора и иных представленных документов, вытекающих из существа данного соглашения.

2. Судебная практика:

— информационное письмо Президиума ВАС РФ от 21.12.2005 N 102;

— Постановление Седьмого арбитражного апелляционного суда от 14.07.2014 по делу N А45-1920/2014;

— Постановление Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 11.07.2014 по делу N А57-3646/2014;

— решение Арбитражного суда Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 11.07.2014 по делу N А56-8208/2014;

— решение Арбитражного суда Амурской области от 10.07.2014 по делу N А04-3175/2014;

— решение Зареченского городского суда Пензенской области от 07.07.2014 по делу N 2-455/2014.

Ст. 431 ГК РФ — Гражданский кодекс

Статья 431. Толкование договора.

24 октября 2017

3 октября 2017

23 ноября 2016

5 июля 2016

О практике применения части 4 статьи 36 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации

14 марта 2016

В государственной регистрации юридического лица при переезде откажут, если выяснится, что у него в другом регионе РФ остались недоимки по налогам и сборам или в отношении него принято решение о проведении выездной налоговой проверки.

Обсуждение статьи

Вопросы по статье

добрый день! я покупатель. с продавцем был заключён предварительный договор купли продажи нежилого помещения находящегося в другом городе и внесён задаток в размере 50% стоимости. здание на момент заключения было не достроено и не являлось собственностью продавца. по договору продавец должен был до 1 августа достроить помещение и оформить его в собственнось. В указанный срок документы на собственность продавец получил, но помещение не достроил. строительство было завершено в сентябре! я же просто ждал пока он достроит и ни каких мер не принимал. теперь он пытается выставить претензию со штафными санкциями согласно предварительного договора, и всё выставить так как-будто он всё сделал в срок, а я уклоняюсь от подписания основного договора. при всём при этом он не уведомил ни разу что здание достроено. а написал письмо с приглашением заключить основной договор, но отправил его с нарушением сроков по договору. Теперь он хочет отсудить штраф и не возвращать задаток. Может ли он провернуть свою затею?

Уточнение от 8 октября 2014 — 13:27
здравствуйте! был заключён предварительный договор купли продажи нежилого помещения, срок подписания основного договора был оговорен 1 августа, продавец письменно направил мне предложение заключить основной договор 4 августа. считается ли такой договор утратившим силу? и можно ли в такой ситуации вернуть задаток? да и от покупки помещения я не уклонялся и сейчас бы хотел его приобрести, но ввиду недобросовестности продавца хочу порвать все сложившиеся отношения и остаться при своих деньгах

Прошу дать письменный ответ на следующий вопрос. Компания нуждается в получении денежных средств по договору займа от нерезидента (юридического лица, не осуществляющего деятельность на территории РФ и не имеющего постоянного представительства в РФ) на пополнение оборотных средств. Договором предусмотрено, что размер займа зафиксирован в рублях, но перечисление займа будет осуществляться в долларах США на валютный транзитный счет заемщика. Размер займа фиксируется по курсу ЦБ РФ на день зачисления. Возврат (перечисление) суммы займа и процентов по нему будет производиться в рублях либо в долларах США по курсу ЦБ РФ на день списания со счетов заемщика. Является данный заем рублевым или валютным с точки зрения налогообложения из существа произведенных расчетов?

я хочу вложить деньги в ломбард. обещают выплачиват­ь 4% ежемесячно­. подскажите­ на что обратить внимание при заключении­ договора, чтобы не оказаться обманутыми­??

​ВС обязал суды применять толкование contra proferentem

Президиум Верховного суда РФ 27 декабря утвердил 43-страничный обзор по отдельным вопросам судебной практики, связанным с добровольным страхованием имущества граждан. Аналогичный обзор от 30 января 2013 года признан утратившим силу.

В документе рассматривается два десятка вопросов применения судами правовых норм, регулирующих имущественное страхование.

Так, в частности, ВС отмечает, что в случае сомнений относительно толкования условий договора добровольного страхования, изложенных в полисе и правилах страхования, и невозможности установить действительную общую волю сторон с учетом цели договора должно применяться толкование, наиболее благоприятное для потребителя (contra proferentem).

К. обратилась в суд с иском к страховой компании о взыскании страхового возмещения, неустойки, компенсации морального вреда и штрафа.

Судом установлено, что К. является собственником автомобиля. Указанное транспортное средство застраховано у ответчика по договору добровольного страхования по рискам «КАСКО» – «ущерб» и «хищение». 17 августа 2013 г. автомобиль истца был похищен. Постановлением следователя по факту хищения неустановленным лицом автомобиля истца возбуждено уголовное дело по признакам состава преступления, предусмотренного частью 3 статьи 159 Уголовного кодекса РФ (мошенничество).

Отказывая в удовлетворении исковых требований, суд первой инстанции исходил из того, что в соответствии с Правилами страхования транспортных средств, утвержденными страховщиком, хищение автомобиля путем мошенничества не является страховым случаем.

Суд апелляционной инстанции, отменяя решение суда и частично удовлетворяя исковые требования К., пришел к выводу о том, что поскольку договором страхования предусмотрена обязанность страховщика выплатить страховое возмещение в случае хищения автомобиля, постольку требование истца подлежит удовлетворению.

Судебная коллегия по гражданским делам ВС РФ согласилась с выводами суда апелляционной инстанции, указав, в частности, следующее.

В соответствии с пунктами 1 и 2 статьи 943 Гражданского кодекса РФ условия, на которых заключается договор страхования, могут быть определены в стандартных правилах страхования соответствующего вида, принятых, одобренных или утвержденных страховщиком либо объединением страховщиков (правилах страхования).

Условия, содержащиеся в правилах страхования и не включенные в текст договора страхования (страхового полиса), обязательны для страхователя (выгодоприобретателя), если в договоре (страховом полисе) прямо указывается на применение таких правил и сами правила изложены в одном документе с договором (страховым полисом) или на его оборотной стороне либо приложены к нему. В последнем случае вручение страхователю при заключении договора правил страхования должно быть удостоверено записью в договоре.

Вместе с тем при заключении договора страхования страхователь и страховщик могут договориться об изменении или исключении отдельных положений правил страхования и о дополнении правил (пункт 3 статьи 943 ГК РФ).

Согласно абзацу первому статьи 431 ГК РФ при толковании условий договора судом принимается во внимание буквальное значение содержащихся в нем слов и выражений. Буквальное значение условия договора в случае его неясности устанавливается путем сопоставления с другими условиями и смыслом договора в целом.

Как установлено судом, договор страхования между сторонами заключен путем выдачи страховщиком страхового полиса, в котором в качестве событий, на случай которых осуществляется страхование, указаны ущерб и хищение. Каких-либо исключений относительно данных страховых рисков в полисе не содержится.

Заключительные положения страхового полиса содержат указание на то, что Правилами страхования стороны договора руководствуются по вопросам, не урегулированным данным полисом.

При таких обстоятельствах суд апелляционной инстанции, исходя из буквального толкования условий, изложенных в страховом полисе, пришел к правильному выводу о том, что при заключении договора страхования сторонами в соответствии с приведенным выше пунктом 3 статьи 943 ГК РФ страховой риск (а при его наступлении − страховой случай) определен как хищение, независимо от его формы и способа.

Толкование судом апелляционной инстанции условия договора о страховом случае соответствует также и положениям законодательства о защите прав потребителей.

Согласно пункту 1 статьи 16 Закона о защите прав потребителей условия договора, ущемляющие права потребителя по сравнению с правилами, установленными законами или иными правовыми актами Российской Федерации в области защиты прав потребителей, признаются недействительными.

Данная норма, как неоднократно указывал Конституционный суд РФ, направлена на защиту прав потребителей как экономически более слабой и зависимой стороны в гражданских отношениях с организациями и индивидуальными предпринимателями (определение от 4 октября 2012 г. № 1831-О и др.).

Пунктом 23 постановления Пленума Верховного суда РФ от 27 июня 2013 г. №20 «О применении судами законодательства о добровольном страховании имущества граждан» прямо разъяснено, что стороны вправе включать в договор добровольного страхования имущества условия о действиях страхователя, с которыми связывается вступление в силу договора, об основаниях для отказа в страховой выплате, о способе расчета убытков, подлежащих возмещению при наступлении страхового случая, и другие условия, если они не противоречат действующему законодательству, в частности статье 16 Закона о защите прав потребителей.

С учетом изложенного в случае сомнений относительно толкования условий договора, изложенных в полисе и правилах страхования, и невозможности установить действительную общую волю сторон с учетом цели договора должно применяться contra proferentem толкование, наиболее благоприятное для потребителя, особенно тогда, когда эти условия не были индивидуально с ним согласованы (определение Судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ от 21 апреля 2015 г. № 18-КГ15-47).